§

Новости

Екатеринбурженка требует с врачей 30 миллионов за смерть своей дочери во время родов
02 Ноября 2016 г.

Медики спасли внучку женщины, а дочь скончалась на операционном столе.

 

– Я теперь боюсь состояния, когда можно сказать: "я счастлива" или "у меня всё хорошо". Боюсь, что опять случится что-то, что всё разрушит. Так случилось 3 года назад. Я потеряла свою дочь Светочку… Не дай бог родителям пережить такое, когда нужно хоронить своего ребёнка, – говорит Наталья Дорофеева.

Те страшные события произошли в феврале 2013 года в небольшом городе Чернушка Пермского края. Но в том, кто виноват и должен ответить, разбирался Октябрьский суд Екатеринбурга, куда обратилась Наталья Дорофеева (она живёт в уральской столице).

Сама семья родом из Чернушки. Но после развода с мужем Наталья с одной из дочерей переехала в Екатеринбург, а вторая, Светлана, осталась с отцом в родном городе.

– У мужа была своя фирма, и Светочка помогала ему вести дела. Она родила дочку, что называется для себя. А в 2012 году встретила Женю – свою любовь. Настолько у них было всё идеально, что становилось страшно. Они переехали в свою четырёхкомнатную квартиру, поженились, муж принял старшую дочку Светланы, его родители её приняли, – рассказывает Наталья. – Вскоре она забеременела. Состояние счастья зашкаливало.

Наталья вместе со Светланой выбирала вещи для будущей внучки. В марте 27-летняя Света должна была родить с помощью кесарева сечения (первый ребёнок появился на свет таким же способом). Беременность протекала без осложнений, вопрос о том, чтобы рожать в Екатеринбурге, не стоял – решили довериться врачам в Чернушке.

– 20 февраля она пишет мне SMS из Чернушинской больницы, что было контрольное УЗИ, что у неё всё хорошо. Ничего не предвещало скорые роды, – вспоминает Наталья. То, что было дальше, она помнит буквально по часам. В 13:00 Свету забрали на операцию. – Я с работы в чём была кинулась на вокзал. Нас разделяли 400 километров. На всех станциях, где была связь, я звонила. В 17:00 сватья передала мне слова врачей: "Идите в храм и молитесь". Я крутила в голове разные предположения. Думала, может, матку пришлось удалить или что-то ещё… Всё можно было пережить. Но не такое...

Наталья добралась до больницы в первом часу ночи. К ней вышел врач и сказал дежурное: "Мы делаем всё возможное".

– Я предложила сделать прямое переливание крови, у нас одна группа. Но мне отказали. Но ведь дочка лежала на операционном столе уже 12 часов! Неужели ничего нельзя было сделать? Потом врач выносит мне стакан с жидкостью бурого цвета и говорит: выпейте, ваша дочь умерла, – вспоминает со слезами мама. – Не знаю как, но меня пустили к ней. Она лежит в шапочке, укрытая одеялом белым в зелёную клетку… И руки… Они были ещё тёплые. Знаете, такой комнатной температуры. И живот почему-то был надутый, как будто она не родила. Я сидела с ней, пока меня не выгнали. Но это ещё не всё. На следующий день я пошла относить документы в морг. И свернула не туда. Специально, наверно. Зашла в зал и увидела свою Светочку. Волосы чёрные и белое лицо. Здесь я кричала и выла в голос. Мозг подсказывал, что здесь невозможно никого разбудить. Я не могла сдерживаться.

Врачи сумели сохранить жизнь малышке Мириславе. Это имя, производное от слова "мирить", хотела дать дочке Светлана. Ребёнок появился на свет здоровым – 7–9 баллов по шкале Апгар на сроке беременности 34 недели.

Врач-юрист Марина Агапочкина, к которой обратились родители женщины, задаётся вопросом, почему врачи спасали в первую очередь ребёнка, а не мать. В деле, по её словам, очень много нестыковок. Проведённая судмедэкспертиза не помогла ответить на вопросы.

Наталья обратилась в Октябрьский суд с требованием взыскать с больницы компенсацию морального вреда в сумме 30 000 000 рублей. По её мнению, в смерти дочери виноваты сотрудники больницы.

"Ей была проведена операция "кесарево сечение", в ходе операции было обнаружено большое количество крови в брюшной полости, проведена хирургическая операция по устранению источника кровотечения – разрыва брыжейки тонкого кишечника, однако кровотечение не было остановлено. Вследствие массированного кровотечения, развития ДВС-синдрома пациентка умерла", – говорится в решении Октябрьского суда.

По мнению юриста, при проведении операции врачи неправильно выбрали вид анестезии (оперировали не под общим наркозом, а с помощью эпидуральной анестезии). Это привело к остановке дыхания у пациентки. А во время непрямого массажа сердца они повредили селезёнку, что усугубило кровотечение.

– Под брюшной стенкой было обнаружено много крови. Они должны были найти источник кровотечения, так как плод был в порядке и на нём это не сказывалось, но вместо этого они решили доставать ребёнка. Хотя по закону в приоритете всегда мать. В результате 40 минут было потеряно. Пациентка потеряла 2,5 литра крови, – рассказала Е1.RU врач-юрист Марина Агапочкина. – Запустился необратимый процесс – ДВС-синдром, когда организму восстановиться очень сложно. Препараты, которые пациентке переливали в больнице, оказались почти все просроченные. В итоге она умерла.

Но самое странное в этой истории – то, что судмедэксперты определили: кровотечение у пациентки началось за 3 часа до операции, а причиной стала травма. Возможно, удар в живот.

– В это время пациентка находилась в стационаре. И перед поступлением туда её обследовали. Следов побоев не было и за 2 часа до операции, поскольку её осмотрел терапевт и непосредственно перед операцией (при том, что эксперты указывают на получение травмы за 3–5 часов до операции), – говорит юрист. – Октябрьский суд вынес решение, что нет никаких дефектов качества оказания медпомощи. Суд не учёл мнение стороны истца о переливании просроченных кровезамещающих препаратов, а также тот факт, что экспертами установлено нарушение в последовательности действий врачей по устранению источника кровотечения перед операцией кесарева сечения, что состоит в причинно-следственной связи со смертью потерпевшей.

Судья всё же назначила компенсацию морального вреда матери погибшей в размере 100 000 рублей.

– Помощник прокурора сам вынес представление об отмене такого решения. Именно потеря такого объёма крови находится в причинно-следственной связи с наступлением смерти. Апелляция подана в Областной суд. Главный вопрос по сумме – если это мизерное значение суд считает нормальным, зачем вообще кого-то наказывать? Никакие доводы потерпевшей стороны не были изучены, но это становится обычной судебной практикой. Все наши жалобы приняты, при этом сама "Чернушинская ЦРБ" тоже подала апелляцию, так как считает, что вообще ничего не должна платить, – пояснила Марина Агапочкина.

Главврач "Чернушинской ЦРБ" Дмитрий Старцев ответил нам по телефону, что не будет комментировать эту ситуацию, сославшись на врачебную тайну. Но в решении суда опубликована позиция больницы. Судя по документу, врачи не считают, что во время операции "были дефекты оказания медицинской помощи":

"Образование повреждений внутренних органов не связано с действиями ответчика, поскольку во время нахождения в больнице пациентка на травму живота не жаловалась, врачам ничего не говорила, за ней осуществлялся контроль. Согласно проведённой по делу экспертизе, прямой причинно-следственной связи между наступлением смерти и последовательностью выполнения оперативного лечения нет, существует лишь косвенная связь".

11 ноября апелляцию рассмотрит Свердловский областной суд.

После смерти дочери Наталья Дорофеева до сих пор не пришла в себя. Она часто ездит в Пермь к своим внучкам, но не может спокойно смотреть в глаза малышкам. Старшую дочку Светланы взяла в семью её сестра с мужем (тётя ребёнка). А младшая Мирислава считает родителями своих бабушку и дедушку (родителей мужа Светланы). Семья пока решила уберечь ребёнка от этой истории.

 


источник :  www.e1.ru

вернуться в раздел новостей