§

Новости

Победа? Возможно, моральная...
11 Ноября 2016 г.

Борьба Дениса Фомина за наказание врачей, из-за непрофессионализма которых при родах умерла его супруга Ирина, завершилась победой истца. Пусть и символической: Дзержинский городской суд приговорил акушера-гинеколога Евгению Баландину к полутора годам ограничения свободы, однако осужденная была освобождена от наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. По этой же причине второй подсудимый - анестезиолог Илья Трофимов - просил суд прекратить уголовное дело. Федеральный судья Дмитрий Кащук удовлетворил это ходатайство.

 

 
Супруги Фомины жили дружно и не ждали беды. Фото: Фото из семейного архива

Уверяли, что все нормально

История Фоминых, о которой "РГ-Неделя" подробно рассказала в номере от 21 июля, получила широкий общественный резонанс и никого не оставила равнодушным. Напомним, что беременность Ирины протекала нормально. Дзержинский перинатальный центр, в котором она рожала, отвечает всем современным стандартам.

Однако на утро после родов, когда Денис позвонил врачам, ему сообщили: жене ночью 30 июня 2014 года было сделано кесарево сечение. О том, что у нее после этого начались осложнения, ему не сказали. Более того: в полдень того же дня, когда Денис вновь позвонил в роддом, ответили: с ребенком и мамой все нормально, они отдыхают.

Мама Ирины отправилась в роддом и увидела, как дочь, находившуюся без сознания, увозят в Больницу скорой медицинской помощи. Через два дня Ирину перевели в Нижегородскую областную больницу имени Семашко. Здесь врачи боролись за ее жизнь почти две недели, но 16 июля 2014 года она умерла.

Ирина могла родить сама

По делу было проведено четыре судебно-медицинские экспертизы. Решающая установила: смерть Ирины наступила от острой кровопотери во время кесарева сечения. Эксперты посчитали, что медицинская помощь врачами Дзержинского перинатального центра Ирине Фоминой была оказана ненадлежащим образом. Они неправильно ввели ей родовспомогательное средство, а показания к кесареву сечению у Фоминой и вовсе отсутствовали - она могла родить сама. Кроме того, врачи не восполняли кровопотерю ни во время операции, ни в послеоперационный период. И перелили Ирине плазму, которая была ей противопоказана. В совокупности эти факторы привели к смерти пациентки.

В итоге двум врачам Дзержинского перинатального центра - акушеру-гинекологу Евгении Баландиной и анестезиологу Илье Трофимову - предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 ("Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей").

Осужденная останется в профессии

18 октября Дзержинский городской суд признал Евгению Баландину виновной в смерти Ирины Фоминой и приговорил ее к наказанию в виде ограничения свободы на срок 1,5 года. Несмотря на позицию государственного обвинителя, суд отказался применять дополнительное наказание для Баландиной в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью.

По словам адвоката Алексея Матасова, представлявшего интересы Дениса Фомина, осужденная осталась недовольна приговором и намерена его обжаловать.

- С нашей стороны обвинительный приговор обжаловать уже не имеет смысла, так как врач в любом случае будет освобожден от наказания, - отмечает юрист Дмитрий Утукин, представлявший интересы Дениса Фомина на предварительном следствии. - Тем не менее после вступления приговора в законную силу мы обратимся в суд с заявлением о компенсации Денису Фомину морального вреда.

Истец между тем возмущен уходом врачей от полноты ответственности и фактом, что они продолжат свою карьеру.

- До сих пор так и осталось невыясненным, кто же подписал согласие на операцию моей жены, - говорит Денис Фомин. - Экспертизой, которая имеется в деле, установлено, что подпись под согласием не ее. Получается, что врачи сфальсифицировали подпись, допустили смерть моей жены, и теперь никто за это не ответит. Все остались на своих местах и продолжат работать.

Не распознали туберкулез

Тем временем в Нижегородской области произошел резонансный случай в Павловском районе, когда врачи не распознали туберкулез в открытой форме.

В Павловский городской суд передано дело медработников, не сумевших за полтора года правильно поставить диагноз и спасти жизнь пациенту. Расследование уголовного дела в отношении трех врачей Павловского района - главного врача Горбатовской больницы Александра Мусатова, бывшего участкового терапевта этого же лечебного учреждения Евгении Лушенковой и экс-заведующей рентгенологическим отделением поликлиники Ворсменской больницы Веры Греховой - завершено в октябре. Медики обвиняются в халатности и причинении пациенту смерти по неосторожности. Первое заседание суда намечено на 15 ноября.

Как выяснилось, в ноябре 2009 года житель Горбатова Виталий Саков прошел флюорографическое обследование в поликлинике Ворсменской больницы. Заведующая рентгенологическим отделением Вера Грехова обнаружила у пациента изменения в легких, но не вызвала больного на обследование и не сообщила в противотуберкулезный диспансер и поликлинику по месту жительства.

В марте 2010 года мужчина обратился в Горбатовскую больницу с жалобами на частый болезненный кашель и носовые кровотечения. Участковый терапевт Евгения Лушенкова поставила диагноз "острый бронхит" и направила пациента на рентгеноскопию легких, хотя это исследование, в отличие от рентгенографии, не предназначается для пациентов с подозрением на туберкулез.

Несмотря на отсутствие в больнице рентгенолога, главврач Александр Мусатов провел больному рентгеноскопию на заведомо неисправном оборудовании: в результате у больного не обнаружилось легочной патологии - и терапевт выписала его, пояснив, что мужчина здоров.

24 мая 2010 года Виталия Сакова отправили уже в стационар Горбатовской больницы. Функции лечащего врача исполняла все та же Лушенкова, которая повторно выявила у него аналогичную клиническую картину. Но и на этот раз никаких действий не предприниамалось, хотя состояние пациента ухудшалось.

30 мая 2010 года скорая помощь доставила мужчину в терапевтическое отделение Павловской центральной районной больницы. Только там ему провели рентгенографию легких, взяли мокроту, провели ее анализ - чего с трех попыток так и не сделали медики в предыдущих медучреждениях - и выявили туберкулез легких. 25-летнего Сакова перевели на лечение в Павловский противотуберкулезный диспансер, но его состояние было настолько запущено, что 3 июня 2010 года он скончался.

За правдой ходила в Москву

Жалобу инициировала мать умершего Любовь Сакова. В 2010 году врачи рекомендовали ей отказаться от процедуры вскрытия по так называемым религиозным соображениям. Она подписала бумагу, посчитав, что потом легко докажет причину смерти. Оказалось, что нет.

- Сначала павловские эксперты нам вставляли палки в колеса, потом нижегородская судебно-медицинская экспертиза отказала, ссылаясь на гнилостные изменения трупа и как следствие - невозможность определить причину смерти, - рассказала корреспонденту "РГ" Любовь Сакова. - Я столкнулась с множеством проблем, связанных с расследованием дела, мне на каждом шагу чинили препятствия. Пришлось дойти до Бастрыкина и Чайки (глава СК РФ и генпрокурор РФ соответственно. - Прим. ред.) - и делу дали ход.

Недавно удалось завершить экспертизу эксгумации и приблизиться к долгожданному завершению процесса - Сакова добилась, чтобы экспертизу проводили в Москве: столичные специалисты установили, что сын умер от туберкулеза.

P. S.

Одна из обвиняемых - участковый терапевт Горбатовской больницы Евгения Лушенкова - 8 апреля этого года в возрасте 67 лет скончалась от инфаркта.

 

Комментарий

Алексей Шошин, следователь по особо важным делам СУ СК РФ по Нижегородской области:

- Официальные показания по делу Сакова каждый из трех врачей давать отказался. Как показывает наша практика, врачей очень трудно призвать к ответственности. Они считают, что не виноваты, так как никому ничего не должны. Во врачебной среде покрывают друг друга, тянут время, чтобы избежать наказания, используя всяческие уловки и ухищрения.

 


источник :  rg.ru

вернуться в раздел новостей