§

Новости

Совсем уже за людей не считают?
23 Ноября 2016 г.

С высоких трибун федеральные и местные чиновники без устали разглагольствуют о том, как много у нас делается для защиты материнства и детства, о том, что это приоритет государственной политики. Увы, в реальности на местном уровне всё зачастую обстоит с точностью до наоборот. Муниципальной и государственной бюрократией создаются просто невыносимые условия жизни людей. Всё делается для того, чтобы матери опасались рожать детей, а уже появившихся на свет ребятишек чиновники нижегородского минздрава рекомендуют… передавать в детские дома! Не верите? Тогда предлагаем вашему вниманию историю, которая повернет вас в откровенный шок.

 

Беда не приходит одна

Семье Цверовых из Автозаводского района не привыкать преодолевать тяжелые жизненные ситуации. Марина Николаевна Цверова – многодетная мама. Вырастила дочь, сына. Есть еще одна дочь – несовершеннолетняя. Да еще несколько лет назад Марина Николаевна вынуждена была взять под опеку маленькую внучку – после того, как старшая дочь трагически скончалась, причем на остановке рядом с больницей. Николь – средняя дочь – сама уже мама. Родила девочку Ульяну, которой скоро исполнится два годика. К сожалению, роды прошли неудачно: малышка осталась инвалидом вследствие родовой травмы. Кроха страдает тяжелым неврологическим заболеванием, только недавно научилась ходить. Понятно, что такому ребенку требуется особый уход и Ульяна должна регулярно наблюдаться у медиков.

«Вы даже не представляете, сколько сил и средств мы затратили, чтобы Ульяна встала на ноги, ведь все медикаменты сейчас импортные, очень дорогие», – рассказывает бабушка Ульяны. Николь в связи с таким положением пришлось приостановить учебу по профессии, взять академический отпуск. Молодая мать вспоминает, как 8 месяцев ожидала очереди на проведение МРТ для дочурки. Дело в том, что для маленьких детей такое обследование проходит под наркозом, иначе они не пролежат 15-20 минут без движения. А у частных клиник нет допусков на подобные операции. Единственный вариант – дождаться, когда подойдет очередь в бюджетном медучреждении, одном на всю Нижегородскую область.

Но беда не приходит одна. В придачу ко всем невзгодам, в областной клинике, как назло, оборудование вышло из строя. Всё это время Ульяну лечили, что называется, «на ощупь», даже не зная точного диагноза заболевания!

К врачу – за тридевять земель

Когда показалось, что всё самое страшное позади, появилась новая напасть. Николь с Ульяной регулярно ходили на прием к неврологу в детскую поликлинику Автозаводского района №5 (по месту жительства), где в том числе получали рецепты на жизненно важные для нездорового ребенка медицинские препараты. И вот 26 октября, на очередном приеме, невролог Ирина Петрова уведомила Николь, что увольняется с работы, а на ее место специалиста уже не берут.

Цверовы были в шоке. Что теперь делать? Стали выяснять. Однако ничего утешительного не узнали.

– Где-то с 2014 года появилась тенденция, что все узкие специалисты, в частности неврологи, гастроэнтерологи, кардиологи, из большинства поликлиник уходят. Этих ставок там просто не остается. Всеобъемлющую медицинскую помощь можно получить разве что в детской поликлинике №3 на Южном шоссе. Мы живем на улице Бусыгина, а до этого медучреждения 13 остановок! У меня у самой два несовершеннолетних ребенка. На приеме же вынуждены появляться 2-3 раза в неделю. В этой ситуации дочке придется учебу бросать, чтобы возить Ульяну за тридевять земель, – сокрушается Марина Николаевна.

Что ответили чиновники

В расстроенных чувствах женщина позвонила в министерство здравоохранения Нижегородской области, где по долгу службы должны были вникнуть в ситуацию и предложить компромиссный вариант лечения крошки. На другом конце провода пояснили, что Ульяну можно водить на прием в медицинскую клинику «Женский центр» на проспекте Молодежном. Это частное медучреждение, но оно остается в системе ОМС. Там имеется нужный семье Цверовых невролог. Марина Николаевна возмутилась. Во-первых, это очень далеко от дома, добраться туда можно только с двумя пересадками, а ведь возить на прием, напомним, надо маленькую больную девочку, которая только совсем недавно научилась ходить! Ну и во-вторых, у Цверовой закралось подозрение, что сокращение узких специалистов в государственных поликлиниках – это часть звена коррупционной схемы. Суть ее состоит в следующем: частные клиники из-за высоких цен испытывают дефицит клиентов, вот врачей в государственных медучреждениях и сокращают, чтобы перенаправить потоки пациентов к частникам! Так называемый лоббизм частной медицины государственной. Наверное, всё это делается не за спасибо?

И вот как только Марина Николаевна завела разговор о коррупции в системе здравоохранения, на другом конце провода трубку выхватила начальник отдела детства и родовспоможения регионального минздрава Татьяна Боровкова. Вы думаете, для того, чтобы грамотно развеять подозрения собеседницы об отсутствии коррупционного заговора в минздраве? Отнюдь! Вместо этого чиновница металлическим голосом принялась угрожать Цверовой лишением ее дочери родительских прав! «С какой стати?» – изумилась Марина Николаевна. Боровкова пояснила: она лично считает, что молодая мать не справляется с родительскими обязанностями, раз по вопросу ее дочки перед врачами и чиновниками всю дорогу хлопочет бабушка… Ни больше ни меньше!

– Как же так? – недоумевает Марина Цверова. – Я ведь самый близкий родственник. Почему же я не могу помочь родной внучке? А если я для нее в магазине продуктов куплю или просто обниму, значит, это Николь виновата – должным образом не выполняет родительские функции и ее следует лишить родительских прав? Да так у нас половину матерей Нижнего Новгорода, которым их родные матери помогают, можно родительских прав перелишать! Ведь бабушки и дедушки традиционно помогают в воспитании. К тому же дозванивалась я не только по поводу внучки, но и насчет своих собственных детей.

Действительно, аргументы высокопоставленной чиновницы минздрава выглядят абсолютно абсурдными. Молодой матери 20 лет. Конечно, у нее еще не хватает опыта, где-то недостает решимости. Равно как и многим ее ровесницам. И неужели мать не подключится в такой ситуации помогать дочери и не вполне здоровой внучке? Хотя понятно, что намек о лишении родительских прав – пустопорожняя угроза, это вряд ли осуществимо на практике. Суть просто в том, что если, мол, будете нас доставать звонками с вопросами – включим силовые методы воздействия.

Не лезьте к нам со своими проблемами!

Но история на этом не завершилась, а получила еще более сенсационное продолжение. Узнав о произошедшем, Николь лично начала дозваниваться до Боровковой. У нас в редакции имеется аудиозапись этого удивительного разговора.

Автозаводчанка поинтересовалась у чиновницы: на каком основании та собирается лишить ее родительских прав? Думаете, сановная дама извинилась и пояснила, что просто погорячилась? (Все, мол, люди, у всех эмоции бывают через край.) Куда там! Чиновница на полном серьезе ледяным тоном принялась нравоучать и обосновывать необходимость столь жестких мер: «13-я статья 323-го федерального закона подразумевает, что все вопросы, касающиеся охраны здоровья пациентов, как детей, так и взрослых, решаются только законными представителями. Если речь идет о детях, это либо родители, либо утвержденные судом или органами опеки представители интересов ребенка. Я вашей маме задала вопрос, лишены вы или нет родительских прав. Потому что вы сами нам ни разу не звонили, письменных обращений от вас тоже не было. Поэтому я вправе сделать вывод, что вы либо не имеете претензий по оказанию медицинской помощи, либо не в курсе этой ситуации, либо не выполняете должным образом своих родительских обязанностей и воспитанием вашего ребенка занимается ваша мама. То есть либо мы ведем разговор с вами, либо я инициирую органам опеки проверку на выполнение вами родительских обязанностей». Как вам такое, господа читатели?

Но дальше – больше. Итак, Николь лично дозвонилась в минздрав. Что же ей там разъяснили? А вот что! Когда девушка пожаловалась, что 13 остановок до поликлиники – далековато для нее, то в ответ услышала: «Когда вы рожали ребенка, то, наверное, знали, что вам придется его воспитывать и какие-то трудности могут быть. Никто вам не гарантировал при родах, что ваша поликлиника будет находиться в вашем подъезде». И даже на этом чиновница не успокоилась, сообщив: «У вас есть право выбора, вы можете отдать ребенка на государственное обеспечение и вообще никуда не ездить. Семейным кодексом предусмотрена ответственность родителей за охрану здоровья ребенка. Со своей стороны вы имеете все условия, и если они вас не устраивают, у вас есть выбор».

И это говорит руководитель отдела детства и родовспоможения министерства здравоохранения Нижегородской области! Ни-че-го себе, дожили!

Быть может, мы что-то неправильно истолковали, но мысль госпожи Боровковой поняли так: если вам сложно растить больного ребенка, отдайте его в детдом и не мучайтесь! А мы, чиновники, ваши проблемы слышать не желаем, вы нас таковыми больше не утомляйте. У нас задачи и поважнее, чем объяснять и доказывать что-то каждому отдельному гражданину!

Интересно, а в голову госпожи Боровковой никогда не приходили мысли, что ей, собственно, и платят зарплату из народных денег за то, чтобы она решала проблемы таких вот матерей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию, и их больных ребятишек? Что ее первостепенная задача – всеми силами им помогать, а не Семейный кодекс наизусть по телефону зачитывать? Хотелось бы ошибаться, но похоже – нет, не приходили. Хотя она ведь не родилась чиновницей. Наверное, в молодости даже клятву Гиппократа где-то давала…

Кто виноват и что делать?

Дети-инвалиды – тема особенной деликатности. Она требует человеческого, а не процессуального восприятия. И швыряться статьями законов в ответ на вопросы и просьбы родителей помочь обеспечить таким детям нормальные условия существования – просто недопустимо! Родители, родственники такой детворы – большие молодцы: занимаются ребенком, пытаются его поставить на ноги, вылечить, включить в активную жизнь, при этом пренебрегая качеством собственной жизни. Таким памятник ставить надо! Одновременно государство адаптирует условия для жизни инвалидов, требует от инстанций ставить пандусы, поручни, удобные туалеты. Для чего всё это? Для того чтобы люди, занимающиеся нездоровыми детьми, нарывались на хамство, пусть даже оформленное в цветастые, но тем не менее омерзительные и издевательские речи? Достойно ли чиновников самого гуманного (!) ведомства правительства области мурыжить такие семьи? Чиновница с высоты своего должностного положения обязана была, прежде всего, поинтересоваться: весь ли комплекс материальной поддержки семье оказывается, чего не хватает, чем помочь? А вместо этого такое… Свое ли место занимает г-жа  Боровкова? Наверное, некоторые вопросы в большей степени следует адресовать даже не министру здравоохранения Геннадию Кузнецову, а уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка Анне Кузнецовой…

Возможно, следует подключиться прокуратуре Нижегородской области и внести в региональный Минздрав представление о недопустимости подобных высказываний чиновников в ответ на просьбы матерей с малышами-инвалидами о помощи.  Ребята, вы забылись?!  Вы существуете на деньги нижегородцев, которые платят вам зарплату!

Но еще лучше, чтобы г-н Кузнецов озаботился и другими, более глобальными вещами. Например, той же проблемой сокращения и невозвращения ставок узких специалистов в районных поликлиниках, из-за чего людям приходится через автомобильные пробки часами добираться до врачей, а потом еще столько же просиживать в очередях на приемах. Чиновники поясняют, что количество детских медиков, закрепленных за определенной территорией, пропорционально количеству детей, проживающих там. Но вот какой парадокс: если верить статистике, рождаемость у нас растет и детей становится всё больше, а обслуживающих их врачей – наоборот, всё меньше!

Далее. Федеральным Минздравом принцип шаговой доступности медпомощи действительно отменен. По новым правилам путь от места прописки пациента до врачей не должен превышать часа езды. Правда, непонятно, на чем и с какой скоростью. Но почему бы в Нижегородской области эти нормативы не скорректировать в пользу граждан? Ведь хватило же политической воли, чтобы внести местные изменения в рекомендованные Федерацией нормативы выплат пособий на детей, находящихся под опекой, причем в сторону уменьшения суммы. После этого годовая сумма выплат на одного опекаемого ребенка стала составлять всего 27 процентов от месячного жалования заместителя губернатора по социальным вопросам Дмитрия Сватковского (его зарплата – 360 тысяч рублей). Выходит, там, где удобно чиновникам, мы корректируем федеральные законы в удобную для себя сторону, а где нет – оставляем всё как есть?

Это вопрос, конечно, не только к министру Кузнецову, но и к губернатору Шанцеву, и к депутатам Законодательного собрания Нижегородской области, которым в ближайшие дни предстоит принимать региональный бюджет. И от них же требуется вплотную приступить к разработке законов, которые не ущемляли бы права пациентов, тем более юных, а увеличивали степень защиты материнства и детства.

Ефим Бриккенгольц

 


источник :  www.lensmena.ru

вернуться в раздел новостей