§

Новости

Антикризисный рецепт. Лекарственное страхование как соломоново решение
12 Декабря 2016 г.

Свершилось! Министр здравоохранения Вероника Скворцова объявила, что Минздрав давно уже работает над лекарственным страхованием. И вот-вот даст программе обещанный старт. Но…

 

Полноценное лекарственное возмещение было назначено ещё на 2009 год, заметил как-то директор НИИ организации здравоохранения Mосковского департамента здравоохранения Давид Мелик-Гусейнов. С тех пор прошло почти восемь лет. Фармацевтика и пациент давно привыкли: полезные проекты должны быть долгожданными.

Сердечное возмещение

Новость о грядущем включении лекарств в систему ОМС лекарственный рынок встретил с надеждой. Все помнят об успехе пилотного проекта в Кировской области. Пилотный проект в Омской области, лекарственное обеспечение пациентов, перенёсших стентирование, известен меньше, но важен не менее. Идею распространить его на всю страну поддержал даже директор Научно-исследовательского финансового института при Минфине Владимир Назаров, он заявил об этом на Третьей международной научно-практической конференции «Оценка технологий здравоохранения: внедрение инновационных технологий».

НИФИ известен радикальными проектами по «оптимизации» медицинских бюджетов – в частности, предложением установить лимиты на бесплатные вызовы «скорой помощи»! И если программа возмещения была одобрена даже институтом при Минфине, значит, ситуация с ценовой доступностью сердечных препаратов давно уже стала критической. Последствий этого не скрывает и Минздрав: по данным министерства, только за четыре первых месяца 2015 года в нашей стране увеличилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Выросло и количество повторных инфарктов.

В федеральном бюджете на 2017 год статьи расходов на всеобщее сердечное возмещение не оказалось. Однако заявление Минздрава о погружении амбулаторных лекарств в ОМС уже поддержал и Минпромторг.

Всем, везде и… всегда?

«Мы готовы отработать эту повестку с Минздравом и поддержать эту инициативу, для того чтобы наши предприятия могли произвести ту номенклатуру, где есть запрос у Минздрава, – сказал министр промышленности и торговли Денис Мантуров 22 ноября в Ереване. – Мы готовы поддержать любую инициативу Минздрава как производитель, поскольку в данном случае отвечаем за производство, за обеспечение, производство тех лекарственных средств, препаратов и медицинской техники, на которые есть спрос у ведомств, которые формируют политику в этой части».

Произвести лекарство мало, надо ещё довести его до пациента. Речь сейчас о «технических вопросах», которые фактически перечеркнули проект льготного лекарственного обеспечения.

«Конечно, должна быть единая система товародвижения, чтобы пациент мог обратиться в любую аптеку, где есть нужный препарат с льготным рецептом, и получить его бесплатно. Чтобы не было необходимости, как сейчас, отдельно закупать льготные лекарства и развозить их по ограниченному списку аптек. Новая система будет удобна для населения, и проблема отказов по льготным препаратам будет решена полностью», – поясняет Александр Кузин, управляющий директор компании «НоваМедика».

Всеобщность возмещения должна распространяться и на пациентов. «У каждой страны свои особенности и своё решение. Можно лишь назвать ряд условий, которые следует предусмотреть в российском варианте страховой модели. Во‑первых, внедрение модели лекарственного возмещения не должно предполагать создание новой инфраструктуры. Во‑вторых, система должна охватывать всё население России, а не отдельные группы пациентов. Далее – возмещение должно быть основано на «позитивных» списках лекарственных препаратов, сформированных на основании Национальных клинических рекомендаций», – делится своим мнением Дмитрий Ефимов, генеральный директор «Нижфарм», старший вице-президент STADA AG.

Спасём пациента – спасём и фарму

От лекарств мы отказываемся в последнюю очередь. Фармацевтике в этом плане повезло, спрос на препараты схож со спросом на продукты питания, замечает Ефимов. Года три назад такое сравнение говорило бы о стабильности фармрынка, сегодня же оно говорит лишь об одном: кризис зашёл так далеко, что люди экономят на еде и лекарствах. Уже сейчас в регионах идут опросы о стоимости «антикризисного питания». «Голодный опрос», проведённый одним из российских телеканалов, собрал данные о минимальной стоимости продуктовой корзины на три дня: буханка хлеба, литр молока, десяток яиц, одна курица, килограмм картошки. Фрукты и овощи, кофе, сахар, чай и даже крупы «остались за скобками», как «не самое необходимое».

В фармацевтике тоже наблюдается отказ от «продуктов не первой необходимости». Витамины наши сограждане давно уже вычеркнули из перечня аптечных покупок. Необходимые, но дорогие лекарства всё чаще подвергаются дженерической замене.

Что для пациента дженерическая замена, то для многих производителей – нереализованная продукция. Александр Кузин предлагает лекарственному возмещению взять этот принцип на вооружение: «Правильным будет иметь единую цену возмещения по МНН и право пациента с доплатой получить более дорогой препарат с тем же действующим веществом. Это разрешит вечный спор ФАС и производителей об обоснованности цены регистрации. Хочешь продавать дороже? Пожалуйста, но пациент должен за тебя проголосовать рублём, что в нашей и не только нашей стране будет редким случаем. Аналогичные подходы в других странах привели к тому, что производитель сам снижает цену до возмещаемой, поскольку это увеличивает сбыт в десятки раз, а доплата даже незначительной суммы практически останавливает продажи».

О лекарственном возмещении принято говорить как о «социальной мере». Как о поддержке для гражданина, который не может себя обеспечить. Но долгожданное фармацевтическое страхование – это ещё и антикризисный план спасения… фармпроизводителя. Мало произвести лекарство, надо, чтобы оно было реализовано. И здесь речь уже о финансах: когда целая страна экономит на еде, безвозмездная выдача лекарств пациентам по тарифам ОМС – это не только зарегулированные цены, но и гарантированный сбыт (фармацевтический рынок, по данным DSM Group, падает уже шестой год подряд).

Фальшстарт

В Стратегии лекарственного обеспечения граждан Российской Федерации до 2025 года нынешний год указан как момент начала лекарственного страхования. Но дата старта по-прежнему откладывается. Быть может, потому, что включить лекарство в тариф ОМС – значит перелопатить все действующее законодательство?

«Вопрос не в том, когда вы проведёте пилотный проект, а в том, когда же вы выполните закон?» – обращается к регуляторам Александр Саверский, глава Лиги защитников пациентов. Страховое обеспечение в соответствии с базовой программой ОМС устанавливается исходя из стандартов медицинской помощи и порядков. Если читать федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан», то в его статье 37 лекарства обнаружатся в стандартах лечения. Если же прочесть федеральный закон об ОМС, то его 35‑я статья гласит: структура тарифа на оплату медицинской помощи включает в себя… в том числе и приобретение лекарственных средств.

На бумаге фармпрепараты, даже амбулаторные, давным-давно погружены в ОМС. Но пока на закон закрывают глаза, люди пытаются выживать без лекарств.

 


источник :  www.aif.ru

вернуться в раздел новостей