§

Новости

Государство на медицинском рынке — «слон в посудной лавке»
13 Декабря 2016 г.

Госучреждениям запретили закупать некоторые импортные медизделия, если их конкурентами выступают хотя бы два отечественных аналога. Соответствующее постановление подписал премьер-министр Дмитрий Медведев еще 30 ноября, но известно об этом стало лишь 7 декабря. В черный список были добавлены 128 наименований, включая дефибрилляторы и томографы.Rus2Web поговорил с экспертами о том, как эти ограничения скажутся на качестве медицинского обслуживания в России и кто получит от этого основные преференции.

 

Для чего нужен список

Начиная с 1 января 2017 года госкомпании при закупках медицинских изделий будут обязаны отдавать приоритет российским товарам и услугам перед иностранными. Соответствующее постановление премьер-министр Дмитрий Медведев подписал 30 ноября, однако документ пока не опубликован, сообщает РБК. О подписании постановления изданию рассказала представитель вице-премьера Аркадия Дворковича. Теперь, в случае, когда на аукцион подано хотя бы две заявки от российских, армянских, казахских или белорусских компаний, иностранная продукция к участию в торгах не допускается. Ограничения не распространяются на импортные медицинские изделия, которые продаются на коммерческом рынке. Правительством было отмечено, что такое решение «будет способствовать развитию отечественного производства медицинских изделий». 

Что попало в запрещенный перечень

С февраля 2015 года в России уже был введен список из 46 импортных медицинских изделий, на которые распространяются ограничения. Своим нынешним постановлением правительство расширило этот список почти в три раза. В него попали расходные материалы (бинты, антисептики, салфетки, тампоны, защитные маски), предметы для личного использования пациентов (глюкометры, костыли и ходунки), высокотехнологичное оборудование и протезы (дефибрилляторы, некоторые виды томографов, грудные силиконовые импланты). Ассоциация российских предприятий медицинской промышленности «Росмедпром» также поддержала расширение списка. В объединении международных производителей медицинских изделий IMEDA выразили надежду, что и у российских производителей хватит производственных мощностей для замены всех позиций в расширенном перечне.

 

Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации общества потребителей:

Как и любая программа по импортозамещению постановление о расширении списка медицинских изделий, которые подпадают под ограничение на госзакупках, имеет побочные эффекты. Они, прежде всего, связаны с тем, что устранение импортной продукции с торгов приведет к ухудшению условий конкуренции. Я не знаю точно насколько сопоставимо предложение отечественных производителей по сравнению с иностранными, а также насколько они в состоянии конкурировать по цене. Видимо, российские производители не выдерживают конкуренции, если им понадобился этот новый перечень. Скорее всего, он нужен для того, чтобы российские компании имели преференции на торгах. Иными словами, настоящее решение властей — это пример того, как те или иные отраслевые лоббисты нашли поддержку у госорганов и под эгидой суверенизации решают свои краткосрочные задачи, а точнее — добиваютсяувеличения объемов продаж для государства. Ведь очевидно, что оно в этом секторе является основным заказчиком.

Конечно, принятие подобного документа говорит и о переделе рынка в пользу одних его участников с ущемлением интересов других. Я думаю, что медицинские изделия станут дороже. Ведь всегда, когда подавлена конкуренция, допущенные к рынку будут получать большую выручку, выигрывать торги с более высокими предложениями. Очевидно, что кто-то на этом импортозамещении очень хорошо зарабатывает. Факт в том, что преференции получили конкретные участники рынка, то есть бренд «локальный производитель» стал использоваться как инструмент давления на иностранцев с целью принудить их сотрудничать с теми, кто допускается до торгов.

Поэтому я полагаю, что в дальнейшем подобного рода перечни будут только расширяться. Ясно, что в импортозамещении заинтересованы компании, которые за счет статуса «общественный производитель» хотят устранить с рынка и торгов часть продукции. Они и станут основными участниками программ по вытеснению всего западного. Хотя я могу напомнить, что даже в условиях холодной войны Советский Союз не был отсечен от поставок лекарств из западных цивилизованных стран. Так если советские импортеры готовы были заплатить стоимость медицинских изделий, то западные компании продавали эти лекарства СССР.  Тогда не передавались военные технологии, не передавалась электроника, но все, что касалось медицинского оборудования и лекарств, ввозилось в страну.

К тому же, сейчас предпосылок отгораживать эту сферу от Запада нет. Сомнение в данном случае вызывает и желание конкретных компаний решить свои экономические проблемы за счет российского бюджета. Ведь речь в данном случае идет об очень больших деньгах потому, что государство в этой сфере является ключевым игроком, а компании бьются за госзаказы. Хотя стоит отметить, что перечень касается только госзакупок, частная медицина при этом не должна пострадать. Однако если зарубежная компания потеряет возможность получать госзаказы в России, то ей может стать чисто экономически не выгодно поддерживать бизнес в нашей стране. Тогда западные компании могут сократить свои представительства в РФ. В результате российский бюджет на здравоохранение, который и так довольно скудный, будет расходоваться менее эффективно. Ведь основная цель властей сейчас — это создать все по максимуму у себя, внутри страны, а вот насколько подобные медизделия будут дешевыми и качественными — уже другой вопрос.

Я надеюсь, что фактов смертей из-за некачественных поставок не будет, но врачам придется привыкать к новому оборудованию. Я надеюсь, что оно будет обеспечено качественным сервисом и обслуживанием в регионах, и не будет простаивать из-за поломок. Ясно одно — этот документ скажется на всей сфере здравоохранения, а вот как именно — покажет время.

 

Александр Саверский, президент общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов»:

Позиция правительства в области импортозамещения медицинских изделий и лекарств, конечно, удивляет. Если говорить о развитии рынка, то, как правило, он регулируется конкурентными способами. Если государство хочет обеспечить свои предприятия какими-либо преимуществами, то это должны быть преференции, а не закрытие рынка от третьих лиц, которые просто уйдут. Потом, если отечественные предприятия будут давать какие-то сбои или монополизируют рынок, то лучше не станет никому.

В области медицины это вдвойне опасно, потому что до сих пор непонятно, насколько отечественные производители реально способны заменить запрещенные позиции, насколько эти препараты качественные и хватает ли их объемов, и сервисной поддержки. Медицинские изделия требуют еще и послепроизводственного обслуживания. Меня как президента лиги пациентов беспокоит то, что люди в определенный момент просто могут не получить необходимой помощи, только потому что оборудование сломалось и его некому починить, оно не закуплено, не надлежащего качества или его просто нет.

Насколько отечественные аналоги проигрывают зарубежным, мы увидим уже на этапе реализации постановления. Врачи говорят, что некоторые таблетки, изделия хуже. Вмешательство государства в конкуренцию, это всегда «слон в посудной лавке». Административные способы регулирования рынка всегда приводят к искажениям. Государство в этом случае неизбежно получит монополистов себе на голову. Со временем они начнут диктовать, что государство будет у них покупать. Монополисты в данной ситуации всегда себя чувствуют очень хорошо: не надо ни с кем конкурировать. Более того, они сами будут устанавливать цены, по которым государство будет должно у них покупать продукцию.

Может оказаться, что, например, с новым медицинским оборудованием неудобно работать или оно вообще не выполняет необходимые функции. Крупные иностранные фирмы, которые производят медицинские изделия, имеют, как правило, сеть сервисных центров. Наши компании, которые только входят на этот рынок, скорее всего, ничего подобного пока не имеют. Кстати, наши производители могут выигрывать по цене за счет того, что у них нет техподдержки, а это в свою очередь очень дорогостоящая структура. Купив иностранное медицинское оборудование, мы в случае поломки можем пойти в сервис и его починить, а как будет в случае с российскими изделиями пока не понятно. Если этот важный вопрос правительством не учитывается, в этом тоже нет ничего хорошего.  

 

Альбина Стрельченко, врач-терапевт городской поликлиники №107, Москва: 

Если для государственных больниц будет закупаться все отечественное, то они будут проигрывать в качестве обслуживания, например, частным клиникам. Получается, коммерческие клиники смогут выбирать оборудование качественнее, а государственным учреждениям придется брать, что дают. Чего далеко ходить, я сама недавно сдавала анализы и на себе испытала то, что отечественные шприцы плохие – поршень идет плохо и иголка прямо с хрустом кожу рвет. Если б я знала, я бы купила в аптеке импортный и пришла бы со своим. Цена иностранного изделия всегда дороже, но, когда речь идет о здоровье, люди готовы платить дороже за качественные вещи.

Когда несколько лет назад начиналось это импортозамещение, я разговаривала с коллегой, который всю жизнь работает в медицинской лаборатории. Он рассказал, что их госучреждение централизованно закупило отечественные анализаторы (оборудование для лабораторных анализов). Люди, которые с ним работали, стали жаловаться на то, что качество анализов резко упало. Теперь снижение качества будет наблюдаться в еще большем спектре медицинских услуг.

Сейчас, например, активно насаждаются отечественные глюкометры (измерители сахара в крови – прим.) Они, конечно, дешевые, и тестовые полоски к ним недорогие, диабетики их получают по льготным рецептам. Но мне мои пациенты рассказывали, что старый японский глюкометр работает гораздо точнее наших новых, они по качеству пока не дотягивают. И, как показывает практика, по многим позициям отечественных аналогов пока просто нет. Возможно, какие-то вещи у нас начнут спешно выпускать, но непонятно каким в этом случае будет качество.

Могу предположить, что в этой ситуации начнет развиваться совместное производство с иностранными компаниями, как, например, в автомобильном производстве. За счет того, что сборка на наших заводах, оборудование считается отечественным, а технологии, концепции иностранные. Это единственный шанс сохранить и качество, и спрос в России

 

Андрей Замесин, сотрудник «Скорой помощи»:

После слов тендер и импортозамещение я всегда вздрагиваю и интересуюсь, кому это в итоге будет выгодно. Благодаря кому нам опять поступит нелипкий пластырь, разваливающиеся шприцы или лохматый бинт? Помню года четыре назад на «скорой» появилась отечественный препарат Но-шпа синего цвета. За несколько месяцев испытаний на практике данная Но-шпа при мне не купировала почечную колику (не обезболила) ни разу. Приходилось заменять ее баралгином украинского или болгарского производства. А большая часть наркозно-дыхательной аппаратуры и расходников отечественных аналогов в принципе не имеют. Там даже надписи и инструкции на английском языке. Я думаю, что после запрета иностранных медицинских изделий Белоруссия и Казахстан начнут «перепечатывать этикетки»: у нас же единое торговое пространство, зарубежный препарат можно упаковывать, расфасовать на территории Российской Федерации или торгового союза и тем самым полностью его легализовать, а потом продать.

Нина Давлетзянова,  Дмитрий Чертков

 


источник :  rus2web.ru

вернуться в раздел новостей