§

Новости

Получить наркотик в качестве обезболивающего в России стало проще
11 Января 2017 г.

Главный внештатный специалист Минздрава по паллиативной помощи подвёл итоги прошедшего года.

 

Ситуация с паллиативной помощью в России улучшается, но проблем всё равно много – таков основной лейтмотив отчёта за 2016 год главного внештатного специалиста Минздрава по паллиативной помощи Дианы Невзоровой, направленного первому заместителю министра здравоохранения России Игорю Каграманяну (письмо от 23 декабря, копия есть у Лайфа). 

Паллиативная помощь – это помощь людям, которые болеют неизлечимыми заболеваниями (или очень тяжелыми, когда мало надежды на хороший исход). Помощь заключается прежде всего в облегчения страданий, снятии боли, улучшении качества жизни. Как говорится в хорошо придуманном лозунге социальной рекламы, если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь.

Причем со временем, как пишет Диана Невзорова, людей, которым нужна паллиативная помощь, в России будет все больше. 

"По данным среднего варианта прогноза Росстата доля граждан старше трудоспособного возраста в Российской Федерации увеличиться с 2016 года по 2025 год с 24,6% до 27% и составит 39,9 млн человек, — сказано в отчёте. — При этом в настоящее время 15% пожилых людей после 70 лет по состоянию здоровья не могут обслуживать себя сами и нуждаются в постоянном постороннем уходе".

Одна из главных проблем паллиативной помощи – выдача обезболивающих. Как говорится в письме, в 2015 году в Росздравнадзоре была открыта горячая линия по обезболивающим. За первые 9 месяцев 2016 года поступило 2,5 тысячи жалоб. Среди них такие:

— отказ в выписке рецепта (в том числе в случаях, если пациент не прикреплён к медучреждению, в которое он обращается);

— отсутствие обезболивающих препаратов в аптеках;

— отсутствие (или недостаток), по мнению пациента, терапевтического эффекта от применения препарата.

И всё же Диана Невзорова отмечает "положительную динамику". Эту динамику можно показать с помощью трёх графиков. Во-первых, регионы направляют в Минздрав информацию о том, сколько обезболивающих им требуется закупить для пациентов, и теперь эти цифры стали больше.

Как видим, скачок произошёл в 2015 году. Логично: ведь в 2014 году была основная волна самоубийств онкобольных. Люди сводили счёты с жизнью и писали в предсмертных записках, что не могли больше терпеть боль. Особенно резонансной новостью стало самоубийство контр-адмирала Вячеслава Апанасенко — у него был рак поджелудочной железы. В предсмертной записке он возложил ответственность за свою гибель на "Минздрав и правительство". 

Проблемы с обезболивающими возникают в основном из-за страха врачей их выписывать. Об этом страхе знают в том числе чиновники. Как говорил вице-мэр Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников, "врачи боятся, что их сочтут наркобаронами". Ведь медиков действительно подвергали уголовному преследованию за выписку обезболивающих.

Самый яркий пример — дело врача Алевтины Хориняк из Красноярского края, которая выписала рецепт больному, прикреплённому к другой поликлинике. Её судили по обвинению в сбыте наркотиков. Возможно, только мощный общественный резонанс спас врача с 50-летнем стажем от тюрьмы — сначала суд признал её виновной, но после рассмотрения дела во второй инстанции её оправдали.  

Следующий график отражает, сколько в действительности регионы закупили наркотических препаратов (последние данные только за 2015 год) — и опять видим довольно большой скачок.

Третий график — число пациентов, получивших адекватное обезболивание.

Скачок опять радует, но уточнение, которое приводится в письме, показывает, что ситуация остаётся ужасной: "В 2011 году только 9% пациентов, нуждающиеся в обезболивании, получили его в достаточном объёме, в 2015 году — 20%". 

Ещё цифры, которые подтверждают положительную динамику. Как сказано в отчёте, "на 38,6% увеличилось количество мест отпуска наркотических лекарственных препаратов". 

В 2016 году (за первые 6 месяцев) было открыто 200 новых подразделений, оказывающих паллиативную помощь — их стало 1840. Коек для паллиативных больных тоже стало больше в целом примерно на две тысячи.

В отчёте также перечислены шаги, которые "упростили требования по обороту наркотических средств". В том числе "увеличен срок действия рецепта на наркотические средства и психотропные вещества ... с 5 дней до 15 дней", "введена норма о запрете требования возврата использованных упаковок наркотических средств при повторной выписке рецепта", "упрощены требования к перевозке наркотических средств". 

Ещё один важный фактор — "повышение уровня образования медицинского сообщества". "В настоящее время тематические циклы для врачей лечебных специальностей по вопросам организации и оказания паллиативной медицинской помощи и обезболивающей терапии проходят в 41 субъекте Российской Федерации... — говорится в отчёте. — В 2016 году было проведено порядка 170 тематических циклов". 

Жалоб по-прежнему много

Общественные организации также продолжают получать жалобы от паллиативных больных, которым не выдают лекарства. Как рассказали Лайфу в Движении против рака, в 2016 году организация получила "72 анкеты о фактах отказа онкобольным в лекарственных препаратах".

— Суть жалоб за последние годы совсем не изменилась, — рассказал председатель исполнительного комитета "Движение против рака" Николай Дронов. — Можно выделить два типа нарушений. Первый — пациенту не выписывают лекарство, аргументируя тем, что в аптеке его нет в наличии. И второй — пациенту говорят, что ему положен дорогой препарат и выписать его нет возможности. И тогда предлагают лечить больного лекарствами попроще.

Так что экономия — ещё одна причина (кроме страха врачей), по которой больные не получают лекарства. Как ранее говорил Николай Дронов, бывает, что региональные чиновники не могут закупить достаточно обезболивающих и говорят главврачам, чтобы они не выписывали лекарства, а что-то "придумали".

Председатель Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Ян Власов отметил, что ситуация с паллиативной помощью действительно улучшается.

— Можно сказать, что стало чуть лучше, — говорит эксперт. — Чуть легче стало получать лекарственные препараты. Но все равно остаётся страх врачей. Госнаркоконтроль собирался взять под свой контроль выписку всех наркотических препаратов. Ценой неимоверных усилий удалось оставить это в сфере здравоохранения, а не в сфере оборота наркотиков.

Он отметил, что лишь 8% пациентов жалуются в страховые компании. Остальные пишут в Минздрав, в прокуратуру, президенту. В результате нередко жалобы "спускаются" региональным чиновникам. А им выгодно всё спустить на тормозах.  

— Система выдачи наркотических препаратов остаётся достаточно сложной, — добавил эксперт. — В регионах на один федеральный нормативный акт приходится до 17 региональных нормативных актов. Суть жалоб остается неизменной — невозможно получить препараты, вопрос доступности. По приказу Минздрава от 2012 года, каждый лечащий врач имеет право сам выписать рецепт пациенту, пациент с рецептом имеет право пойти в любую аптеку и получить этот препарат. На деле в регионах проблема такая: врач не может выписать рецепт самостоятельно, только коллегиально, а это встреча минимум трёх коллег. В Москве Народный фронт проводил исследование: чтобы всё было по правилам, пациенту приходилось четыре дня ждать лекарство. Сейчас, я думаю, это два дня. Так, конечно, лучше. Но ведь если у человека болит, оно болит сейчас — и нужно ему лекарство именно сейчас.

Светлана Башарова

 

источник life.ru

вернуться в раздел новостей