§

Новости

«Зато не умрёшь»
07 Февраля 2017 г.

Часть первая: «Мы сами знаем, как лечить»

 

«Лучше бы я не брала этого УЗИ, оно мне всю жизнь испортило», - говорит Ольга Иванова (имя и фамилия изменены). История, произошедшая с Ольгой, шокирует. Мы не хотим оболгать врачей, поэтому провели небольшое расследование, опираясь на документы, которые оказались в нашем распоряжении и готовы предоставить вам его первую часть.

46-летняя Ольга показывает огромные швы на животе. Самый длинный – 19 см, рядом две спайки ещё по 3 см. Это следы операции, которую ей провели 9 февраля 2014 года. Тогда женщине удалили две здоровые маточные трубы, хотя у Ольги был острый аппендицит.

- Если я была бы молодая, я не знаю, что бы делала. Я лишилась возможности забеременеть естественным способом, мне удалили здоровые маточные трубы. Я также приобрела новые проблемы со здоровьем: спаечная болезнь, варикозная болезнь, нарушение менструального цикла, проблемы с кишечником. Так как меня довели до перитонита, мне изуродовали живот - тут разрез, тут две дырки. А ещё из-за отсутствия нужного диаметра трубки мне сделали разрез на крыле носа, который до сих пор видно.

Утром 7 февраля 2014 г. Ольга проводила мужа на работу и сообщила ему, что пойдёт к врачу. У неё как раз был отпуск, можно было посвятить время своему здоровью. Женщину беспокоил правый бок: был постоянный дискомфорт в паху, но не значительный, терпимый. Решив, что к терапевту бесполезно записываться – всё равно отправит к гинекологу, Ольга позвонила в женскую консультацию в поликлинике №5 и взяла номерок к специалисту. У этого гинеколога она наблюдалась уже год. Болезней маточных труб или иных значимых гинекологических заболеваний у неё никогда не выявляли. Пока Ольга ожидала приёма врача болевые ощущения стали усиливаться, из нижнего правого паха боль медленно перемещалась в область мочевого пузыря, однако левая часть живота не беспокоила.

- После того как я разместилась на гинекологическом кресле, врач стала ощупывать мой живот и проводить ручной осмотр путем пальпации мочевого пузыря. Она руками стала давить на нижнюю часть живота и на область живота справа. В настоящее время я полагаю, что именно в этот момент, воспалённый аппендикс лопнул в результате внешнего воздействия, а именно нажатия на мой живот врача при осмотре, - рассказывает Ольга.

В амбулаторную карту гинеколог поставила диагноз: «Пальпация мочевого пузыря и аппендицитного отростка болезненна. Диагнозы. Острый аднексит «под вопросом». Аденомиоз. Кистозное изменение левого яичника. Острый аппендицит «под вопросом.» Чтобы исключить какой-либо из диагнозов, Ольгу отправили на УЗИ органов малого таза.

- Она установила у меня путем прощупывания симптомы острого аппендицита. При этом как врач гинеколог подстраховалась, как мне кажется, и указала болезнь «острый аднексит», данная болезнь связана с заболеванием маточных труб, однако путем пальпации данную болезнь установить невозможно.

В заключение по результатам УЗИ врач написал: УЗ признаки внутреннего эндометриоза, жидкости и спаек в малом тазу. По УЗ признакам нельзя исключить двусторонний оофорит». По рассказу Ольги, в заключении также было указано, что визуализация затруднена из-за выраженного газообразования в кишечнике.

- Насколько я сейчас знаю, данный факт свидетельствует о том, что у меня на тот момент аппендикс уже лопнул и начался процесс острого разлитого серозно-фибринозного перитонита. Считаю, что на данный факт врач должна была обратить свое внимание и отразить в заключении, либо не опровергать возможный диагноз аппендицита.

Таким образом, после результата УЗИ Ольге поставили диагноз «двусторонний оофорит», что означает заболевание маточных труб. Тем не менее, врач посоветовала Ольге посетить хирурга. Однако хирург в поликлинике Ольги, к которой она относится, уже закончил свой рабочий день, номерка к нему женщина заранее не брала. Гинеколог предложила тогда женщине госпитализацию в гинекологический стационар, но Ольга отказалась.

- Она сказала, что ничем больше помочь не может и отправила меня домой, при этом, сказав: «вызывайте терапевта на дом».

Ольга пришла к врачу с незначительной болью, а уходила на согнутых ногах. Её знакомая, которая случайно встретила больную, даже предложила довести домой. Когда Ольга пришла домой, температура поднялась до 38, живот болел невыносимо. Женщина не на шутку испугалась за своё здоровье и вызвала скорую. Молодому фельдшеру она показала копию результата УЗИ, которую ей отдали на руки. Тогда он решил, что больную надо вести в гинекологический стационар родильного дома им. К. А. Гуткина на Луначарского д.2.

- Фельдшер, не осмотрев меня, померил мне температуру и посмотрел результаты УЗИ, после чего, полагаясь на эти результаты, сказал, что мы сейчас поедем в гинекологию. На что я ему возразила и попросила сначала отвести меня в БСМП, поскольку я полагала, что у меня все-таки аппендицит. Затем добавил, что если в гинекологии посчитают, что это не их диагноз, то меня перевезут в БСМП.

«Мы сами знаем, как лечить»

Когда Ольгу приняли в стационаре, рабочий день подходил к концу, была пятница. Женщину осмотрела дежурный врач, которая поставила диагноз «обострение острого аднексита». Затем Ольгу пытались осмотреть ещё два врача, однако от боли пациентка кричала, что не позволяло врачам к ней прикасаться. В итоге Ольгу положили в палату и прописали противовоспалительные капельницы и уколы.

- Эти врачи, не проводя должного осмотра и обследования, также лишь видя перед глазами первоначальное УЗИ, не назначив других тестов (то есть они должны были провести множество около 9 тестов, или хотя бы 3 основных обязательных теста, а именно рентген брюшной полости, диагностическую лапароскопию) пришли к неправильному выводу. Я говорила, что у меня аппендицит под вопросом и его надо исключить. Они мне сказали: «Мы сами знаем, как лечить». На жалобу, что живот каменный мне сказали: «Берите грелку в морозильнике, положите на живот». И это при том, что я еле ходила.

На следующий день температура у Ольги немного понизилась. Женщина считает, что подействовали 8 видов лекарств, которые вводили, хотя перитонит – воспаление брюшины уже во всю прогрессировал. Ночь на воскресение Ольга промучилась в страшных болях.

- С 8 на 9 помощи вообще не оказывали. Соседки бегали по палате, просили о помощи. У меня рвота была из носа, изо рта, чёрная как желчь, возможно, это были каловые массы. Кишечник у меня уже «умер», перистальтики не было. В эту ночь дежурной была та врач, что принимала меня в стационар. Но она не пришла посмотреть, что со мной происходит. Сославшись на то, что у них имеется более тяжёлая пациентка, пообещали подойти, как только освободятся. Но утром врач, сменившись на другого, ушла домой, ко мне так и не подошла. Муж мой на сутках работал, помочь ничем не мог. Я ведь могла умереть, хорошо, что организм выдержал у меня.

Около 9 часов утра к Ольге подошёл новый дежурный врач. Он осмотрел её и поругал, что она не зовёт за помощью, так как время уже идёт на минуты. Ольге было необходимо срочное хирургическое вмешательство. Врач попросил её дать согласие на операцию, при которой будут удалены все женские органы: матка, придатки, трубы, яичники, иначе она умрёт.

- Я сказала, что не дам своего согласия, мы хотим второго ребёнка. На тот момент мне было 43, мы пытались с мужем завести малыша. Первый сын уже давно вырос. Если бы не операция, то всё могло бы получиться, даже моя коллега родила в 48, чем я хуже? Я плакала, меня уговаривала вся палата. «Ну, подумаешь, тебе же уже за 40. Зато не умрёшь».

Убедил Ольгу новый дежурный врач, который на её вопрос что будет, если она не даст согласие, сказал: «Тогда мы не имеем право оперировать, и мы будем только вас наблюдать, пока вы не потеряете сознание, только тогда мы вас прооперируем без вашего согласия».

В итоге, Ольгу прооперировали.

- Когда врачи стали оперировать, то, не разобравшись в ситуации, сразу же удалили маточные трубы с двух сторон. Затем поняв, что у меня не тот диагноз, который ставился изначально (что у меня уже во всю идет разлитой серозно-фибринозный перитонит (аппендицит), то не смогли сами справиться с этой операцией. Поэтому вызвали из ГБУЗ РК «Больница скорой медицинской помощи» дежурного хирурга, которая, приехав, стала спасать мою жизнь от действий, которые натворили врачи гинекологического стационара.

Когда она очнулась, к ней пришёл врач измерять давление. Ольга схватила его за руку и спросила, что же с ней было. Он сказал: «Простой аппендицит». Ольга обрадовалась и поблагодарила врача за то, что ей всё сохранили. Её перевели в БСМП, но так и не сказали, что маточные трубы всё-таки удалили.

Каким образом женщина узнала об операции, что случилось с её мужем и признали ли врачи свою ошибку, вы узнаете во второй части нашего расследования.

Дина Тозан

 


источник :  karelinform.ru

вернуться в раздел новостей