§

Новости

«Это хорошо ещё, что муж не бросил»
07 Февраля 2017 г.

Часть вторая: «Медики своих не бросают»

 

мы опубликовали историю, которая произошла с петрозаводчанкой Ольгой Ивановой (имя и фамилия изменены). Она впервые решила рассказать о том лечении, которое проводили в стенах стационара родильного дома им. К. А. Гуткина. С 2014 года Ольга ждала возбуждения уголовного дела.

- У меня тело стало как у ребёнка, столько мне кишечника отрезали. Три года я только теряю вес, была 62 кг, сейчас вешу 54, - говорит она.

Ольга многое пережила после того как ей провели ошибочную операцию. Пока она была в операционной, а затем в реанимации, муж перенервничал и после выписки жены перенёс инфаркт. Как говорит женщина, его еле успели спасти.

- Это хорошо, что муж такой у меня, мы с ним 30 лет вместе и мы друг за друга. Он меня не бросил, а есть ведь другие мужчины…

Когда она пришла в себя, Ольгу перевели в БСМП. Но и там она не узнала об итогах операции.

- Звонит мне спустя месяц знакомая, которая работает в стационаре гинекологии и говорит: «Ты крепись. Если захочешь ребенка – ЭКО сделаешь.» Я не поняла, какое ещё ЭКО? При чём тут аппендицит и ЭКО. Тогда она мне сказала: «А ты не знаешь, что тебе две маточные трубы удалили?»

Виноваты ли врачи?

Ольга сразу же написала жалобу в страховую компанию РЕСО-Мед, где ей провели экспертизу в выводах которой сказано, что лечение было проведено несвоевременно. Помимо этого, РЕСО-Мед сообщила, что в связи со случившимся, компания удержала 100% оплату лечения за медицинскую помощь.

- Мне там сказали: «Берите адвоката и идите в суд, правда на вашей стороне».Затем служебное расследование провёл карельский Минздрав.

- В акте служебного расследования Минздрав признал сразу всё. Что была запоздалая диагностика, что диагнозы перепутали. Они написали про дисциплинарную ответственность врачей, - говорит Ольга.

Однако в акте не сказано о том, что маточные трубы удалили по ошибке.

Мы обратились за комментарием в гинекологический стационар родильного дома им. К. А. Гуткина, где нам сообщили, что врачебной ошибки не было, а маточные трубы ей удалили по показаниям.

- Всё что делается, делается в соответствии с конкретной клинической ситуацией, - сказали нам.

Почему не сделали рентген брюшной полости нам так и не пояснили.

Также, мы позвонили в поликлинику №5, чтобы уточнить мог ли гинеколог, который принимал Ольгу, случайно раздавить аппендикс.

- В моей практике такого не было. Я не хирург и не гинеколог, но первый раз такое предположение слышу, чтобы гинеколог вот так при осмотре мог раздавить червеобразный отросток, даже если он воспалённый. Болевой синдром, конечно, может усилиться при пальпации. Но разорвать у доктора сил не хватит. У нас этот случай не зафиксирован, - сказала замглавврача Светлана Кукушкина.

Ольга была убеждена в том, что врачебная ошибка есть, она настаивала на проведении экспертизы. Провело её бюро судебно-медицинской экспертизы на ул. Льва Толстова. Когда женщина прочитала результаты, она была шокирована.

- Они сказали, что никаких ошибок нет, что врачи сделали всё правильно, исходя из того, что было проведено УЗИ, - рассказывает адвокат Ольги Андрей Плаксин. – Там сказано, что были огрехи небольшие, но они не повлияли на постановку диагноза, а помощь была оказана своевременно. Но мы были не согласны с выводами. Во-первых, при экспертизе не присутствовал хирург, а в комиссии, а он должен был быть. Во-вторых, в экспертизе не учитывали все факторы, в которых говорилось, что операцию провели спустя два дня после поступления больной. Не было сделано исследование хотя бы трёх методов из семи тестов, потому что не было понятно какой диагноз, они вопрос поставили. При тех методиках и аппаратуре, которая была в гинекологическом стационаре Родильного дома им. Гуткина, это всё можно было сделать. Я консультировался с другими коллегами-врачами, которые раньше работали в России, а теперь в Финляндии. Выезжал туда с медицинскими документами, мне сказали, что экспертиза не учла некоторых факторов, может о чём-то умолчала. В общем, дефекты были в самой экспертизе.

- По гистологическому заключению: «Стенка маточных труб была преимущественно с незначительным воспалением с большей выраженностью снаружи». Можно было промыть эти трубы, под воздействием противовоспалительной терапии воспаление бы ушло. Какой был смысл удалять? – вопрошает Ольга.

Теперь у Ольги один выход: если она хочет завести ребёнка надо делать ЭКО. Но для этого нужны определённые требования к пациентке и деньги. Ведь с первого раза может не получится.

Личное расследование

Ольга Иванова также привела нам несколько доказательств того, что в проведённой экспертизе и в служебном расследовании есть, по её мнению, ряд недочётов.

- В служебном расследовании профессор с кафедры акушерства и гинекологии пишет, что допущена диагностическая ошибка, схожесть клинических картин острого аппендицита с острым аднекситом (будто перепутали два диагноза) и вдруг в экспертизе подписывается под другими данными. Почему адекватный человек даёт две картины? – говорит женщина.

А также в акте служебного расследования пишут с моих слов, что я планировала в этот день осмотр хирурга, на руках имелся талон. Но хирург в поликлинике, к которой отношусь по работе, работал до часу! Я не собиралась идти к хирургу в этот день, да и физически бы не успела. Я даже справкой могу подтвердить с нашей поликлиники.

-Как хитро пишут в экспертизе – ухудшение (появились боли в поясничной области) с 29 января. Это менструальный цикл – с 29 января по 4 февраля. Если вы судья и не знаете – прочитали бегло и всё, а если поднять карточку, то будет видно, что с 29 по 4 февраля был менструальный цикл.

- В сопроводительном талоне диагноз был указан под вопросом, а в акте служебного расследования без вопроса.

- Всю мою карточку тоже переписали. Вырывали листы. Это сделано настолько нагло, цинично, так что видно, что осталось от вырванных листов. Даже анализы не мои вклеили, инициалы другой Ивановой. Во всей карточке вы не найдёте и слова про маточные трубы. Просто поставлен диагноз: «острый аднексит», описания операции нет.

«Медики своих не бросают»

Уголовное дело на основании первой экспертизы отказывались возбуждать. В итоге Ольга с адвокатом добились повторной экспертизы в Москве. Они ждали её 2,5 года. Женщина считает, что проведение специально затягивали, чтобы сроки привлечения к уголовной ответственности, а в её случае это два года, истекли. Сначала проводилась закупка на экспертизу, но так как она стоила меньше ста тысяч, оказалось, что тендер на госзакупку был не нужен. Женщина написала несколько десятков жалоб в прокуратуру, её дело вели шесть участковых. «Медики своих не бросают» - то и дело говорили Ольге. В итоге, московскую экспертизу выкупили летом 2016 года. Она показала, что был причинён тяжкий вред здоровью, подтвердилась врачебная ошибка.

- Москвичи всё честно написали. Осмотр врачами производился с 12-часовым интервалом и меня осматривали только 2 раза в сутки. Что нарастали лейкоциты в крови, что надо было обратить на это внимание, - говорит Ольга.

Но и со второй экспертизой трудности Ольги не закончились. Теперь их просят сделать третью, так как по второй экспертизе Ольга - пострадавшая, а в первой нет.

- Мне говорят: «Получилось 1:1, нужна ещё одна». Я отвечаю: это же не футбол, где в законе написано, что должно быть в чью-то пользу? – вопрошает адвокат женщины.

В октябре 2016 Ольга с адвокатом всё-таки возбудили уголовное дело, правда, по статье 118 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». Ольга этим возмущена, но выбора нет. Из-за истечения срока давности виновное лицо можно привлечь только к возмещению морального вреда.

- Мы в суде общей юрисдикции будем апеллировать к гражданскому кодексу за возмещение вреда ввиду некачественного оказания медицинской помощи. Это врачебная ошибка. Медицинская помощь состоит из действий, и правильность этих действий была нарушена. Когда приходит больной, ему ставят диагноз, устанавливают методы лечения, соблюдают их. Это должно всё вовремя быть, - говорит адвокат Ольги.

На днях они собираются подавать иски на Минздрав Карелии и Родильный дом им. К. А. Гуткина в Городской суд Петрозаводска. Ольга и её адвокат Андрей Плаксин будут требовать взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда. КарелИнформ будет следить за развитием судебного процесса.

 


источникkarelinform.ru

вернуться в раздел новостей