§

Новости

Можно ли привязывать к кровати больных после инсульта, рассказали эксперты
05 Апреля 2017 г.

Портал Милосердие.ru попросил специалистов в области реабилитации больных после инсульта и защиты прав пациентов прокомментировать сообщение жительницы Москвы Юлии Денисовой, которая рассказала о возмутивших ее условиях пребывания своей 85-летней родственницы в одной из столичных больниц. Ситуация разрешилась благополучно – но мы решили привести мнения экспертов, которые на многие проблемы смотрят по-разному, но солидарны в одном: родственникам не следует бояться откровенного разговора с врачами и руководством медучреждения.

 

«Я не думала, что такое возможно в Москве, в 21 веке, в крупной больнице. Мою свекровь привязывали на ночь. Потому что она пыталась встать в туалет. Медсестра на ее жалобы, что живот болит и в туалет не может сходить, памперс сухой был, не реагировала.

Хорошо, что мой муж все-таки уговорил поставить катетер. 2 литра мочи. Бедная женщина двое суток мучалась. А ее привязывали! После инсульта. С парализованной левой стороной тела», — написала Юлия Денисова в соцсетях, добавив, что при посещении увидела также, как другую пожилую пациентку накормили неаккуратно, и оставили, подвергая опасности захлебнуться. По словам женщины, родственникам не разрешали оставаться с больной на ночь, и приводить своих платных сиделок, не имеющих московской прописки.

«Примерно треть пациентов после инсульта имеют нарушение сознания, — рассказала порталу Милосердие.ru врач-реабилитолог фонда ОРБИ Ася Доброжанская. — Они неадекватны, не понимают тяжести своего состояния, не знают, где находятся. Особенно это выражено у пожилых пациентов. Это обычное следствие болезни, позже оно проходит. Но находясь в психомоторном возбуждении, они пытаются встать, и падают (ведь паралич не позволит им ходить). Такое падение чревато серьезными травмами – черепно-мозговыми, переломом шейки бедра, и другими.

И в таких случаях применяют мягкие вязки – полотенцами, простынями. Также поднимают ограничители – специальные бортики по бокам кровати, предотвращающие вставание с нее или опускание ног на пол. Это делается в интересах пациента и является обычной практикой в остром периоде после инсульта. Конечно, лучше, если есть ограничители – но там, где их нет, лучше зафиксировать пациента, чем позволить ему покалечиться.

Что касается постановки постоянного катетера, которая по словам родственника произошла на вторые сутки – надо понять, какой диурез был в течение этого времени. Возможно, были катетеризации без оставления постоянного катетера.  Памперс мог быть сменен санитаркой. Родственникам было трудно определить сухость памперса, до того, как он наберет 300-400 мл жидкости, он остается тактильно сухим. Постоянный катетер стараются без необходимости не ставить, т.к. он блокирует естественные процессы, и облегчает путь инфекциям.

Вообще же нарушения и проблемы по причине недостаточной компетентности, или нехватки персонала, бывают, наверное, в любой области – от общепита до организации космических полетов. Бывают они и в медицине. Но вот о чем важно помнить: родственники пациента все же обычно видят какой-то фрагмент процесса, не имея компетентности или достаточной информации, чтобы о нем судить. Это естественно, они и не обязаны разбираться в этом. Они растеряны и напуганы в связи с болезнью родного человека, больничная обстановка удручает и пугает их.

И жалобы в таких случаях часто играют роль своего рода психотерапии – человек по сути пишет не о том, что его родному плохо, а о том, что страшно ему самому. Только результатом становится то, что врачам приходится вместо лечения их близких писать ответы на эти жалобы и принимать проверки.

Простая арифметика: чем больше вы пишите жалоб, тем хуже лечат ваших родных.

Что делать родственникам больного с инсультом, которые попали в новую для себя ситуацию? Понять, что их незнание и тревога – это нормально. И им необходимо получить информацию о том, как ухаживать за своим заболевшим родственником, при этом не ставя задачу подменять собой персонал больницы. Нужно готовиться к будущей выписке больного, учиться тому, что нужно будет делать, когда он вернется домой.

Такую информацию можно получить из разных источников. Например, обучающие занятия для родственников проводит Фонд ОРБИ, их расписание есть на его сайте. У нас есть скайп-консультации каждый понедельник в 12.00, которые будут полезны в первую очередь тем, кто может по скайпу показать нам больного. Бесплатный звонок из любого города России по горячей линии ОРБИ 8-800-707-52- 29 позволит поговорить с врачом, юристом, психологом.

Также в любой больнице не откажут в информации – надо обращаться к медсестрам, к лечащему врачу. Медсестра расскажет, как менять памперс, как кормить. Врач – как начать раннюю реабилитацию. Нужно учиться взаимодействовать – с врачами, и друг с другом».

«Привязывание может быть необходимо с точки зрения безопасности пациента (такое практикуется, например, в психиатрии, во время неадекватного состоянии, во время и после наркоза), — рассказал президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. Но проблема в том, что если человеку необходимо встать, в туалет, или по каким-то другим причинам, то кто-то должен быть рядом, чтобы помочь это сделать.

Проблема возникает из-за того, что не хватает персонала. Соответственно, пациенты остаются без присмотра. То есть, фактически, речь идет об ограничении свободы. И тогда медицина ограничивает свободу людей, действует без их согласия, не в их интересах, со всеми вытекающими последствиями вплоть до уголовных статей.

Поэтому по данному случаю должна быть проведена проверка Росздравнадзора и Прокуратуры. Нужно определить, был ли перейден рубеж медицинской необходимости в ограничении свободы. Должны быть сделаны выводы.

К сожалению, последовательный уход государства из социальной сферы привел к тому, что сиделок в больницах уже практически нет. Но есть коммерческие сиделки, работающие с теми или другими стационарами, из-за чего на самом деле, я думаю, и не дают привести свою сиделку.

По сути это совершенно безобразная система, наносящая вред пациентам. Уход — это 50% выздоровления больного. То, что у нас его нет, часто перечеркивает результаты блестяще проведенных, технологически сложных, спасающих жизни операций. Человек погибает от элементарно устранимых причин, от пролежней… Такие случаи, к сожалению, в нашей практике есть. И если государство не начнет возвращаться в эту сферу —  средний и младший медперсонал будет устанавливать свои правила, по которым человек выздоравливает. Или наоборот — погибает.

— Как должны действовать родственники, если они подозревают, что больной не получает должного ухода?

— Во-первых, они должны поговорить с дежурным врачом или заведующим отделением. Если понимания они не находят, то их активность должна тут же быть направлена в формальное русло. Первое, что должно появиться — жалоба главному врачу на действия персонала. Если и там ничего не происходит, соответственно — в прокуратуру.

Вообще, надо четко понимать: уход — это часть медицинской помощи. Причем неотделимая. Если Вы, например, откроете стандарт по пролежням, вы там найдете очень много интересного с точки зрения ухода. А медицинская помощь у нас бесплатная, и оказывается она по стандартам.

Так же, как бесплатным должен быть и сервис в медучреждениях, начиная с тех же бахил, потому что, как нас убеждают, это гигиеническая проблема, то есть медицинская.

Государству стоит принять базовую программу гарантий сервисных услуг в государственных и муниципальных учреждениях. Потому, что на разделении медицинских и сервисных услуг зарабатываются довольно приличные деньги. Не очень понятно, туалет — платный или бесплатный? Та же самая сиделка — платная или бесплатная? Отнесение сервисных услуг к медицинской помощи автоматически даст ответ на вопрос о том, за что в больнице имеют право требовать деньги, за что – нет».

Между тем, по словам Юлии Денисовой, проблемы, о которых шла речь, удалось решить именно после обращения к главврачу.

«Вчера были на приеме у главврача. Выслушали нас очень внимательно, фиксировали нарушения, везде присутствует человеческий фактор. Лечащий врач нормально ничего не объяснила, не проконтролировала персонал, заведующая дала не совсем верную информацию (о сиделках со средним медобразованием и московской пропиской, нет в больнице таких требований!), медсестра не уследила, мы вовремя не проявили бдительность.

Впечатления от беседы очень положительные, нас поблагодарили за сигнал и очень детально рассказали о текущем состоянии свекрови и ее дальнейшей реабилитации. Заведующая и лечащий врач тоже проявили максимум участия (где это было раньше?!): к свекрови подходили неоднократно.

Отношение к пациентам в палате изменилось. Медсестры улыбаются, бабулечку с соседней койки кормили в нормальном положении, она спокойно поела», — написала она в соцсетях.

«Что я хочу сказать, особенно тем, кто сталкивается с невнимательностью и некомпетентностью медперсонала: не бойтесь требовать, а если ваши требования игнорируются, идите на прием к главврачу, изучайте свои права (сейчас пациент и его родственники имеют право получить медкарту и выписку из истории болезни, могут посещать больного в реанимации)», — подчеркнула Юлия Денисова.

 


источник :  www.miloserdie.ru

вернуться в раздел новостей