§

Новости

Полгода неизвестности: волгоградец до сих пор не знает, почему умерли его жена и сын
31 Июля 2017 г.

В конце января в жизни волгоградца Арама Мачкаляна произошла страшная трагедия: умерла его 27-летняя супруга Елена и сын. Малыш родился мертвым в перинатальном центре Волжского, а молодая мать умерла спустя две недели в реанимации Волгоградской областной клинической больницы №1.

 

Оставшийся без жены и сына Арам Мачкалян вот уже полгода хочет узнать правду и понять, почему погибли его родные. Он, как и несколько месяцев назад, пытается доказать: если бы супругу, находившуюся в критическом состоянии, на грани жизни и смерти, не возили из одной больницы в другую, ее и малыша можно было спасти.

Трагедия

Несчастье, о котором Арам Мачкалян едва ли не каждый день вспоминает со слезами на глазах, произошло в середине января. Как рассказал V1.ru волгоградец, его жена Елена, находившаяся на 30-й неделе беременности, почувствовала себя плохо вечером 9 января. У беременной женщины до 38,6°C поднялась температура, на следующий день – почти до 40 градусов.

– Я вызвал скорую, и Лену госпитализировали в больницу №2 Волжского. Как нам объяснили, только там на тот момент было карантинное отделение для беременных. Тогда врачи сделали заключение, что у жены, скорее всего, ОРВИ, – рассказывает Арам Мачкалян. – После осмотра и анализов врачи подтвердили диагноз «ОРВИ» и назначили лечение. В ночь с 12 на 13 января у Леночки открылось кровотечение. Утром следующего дня, 13 января, мою жену перевели в Волгоградский областной клинический перинатальный центр №1 в Волжском. Там сделанные анализы – и этому есть подтверждение в документах – показали, что состояние ребенка и матери стабильное. При том, что кровотечение у Лены не прекращалось, ее возвратили в городскую больницу №2 Волжского для продолжения лечения поставленного ей в перинатальном центре диагноза «ОРВИ», так и не оказав помощи.

Как продолжает Арам, после перевода в горбольницу №2 через несколько часов у супруги усилилось кровотечение, начались схватки и отошли воды.

– После этого вечером 13 января Лену для проведения экстренных преждевременных родов вновь доставили в перинатальный центр, – вспоминает Арам. – Когда ей начали делать кесарево, выяснилось, что ребенок – мертворожденный. Вместе с тем состояние жены стало резко ухудшаться, за небольшой промежуток времени она потеряла более 80% крови.

На операционном столе Елена впала в кому. Трое суток женщина находилась в перинатальном центре, а затем ее перевели в Волгоградскую областную клиническую больницу №1. Без сознания Елена Мачкалян провела еще 10 дней. 26 января она скончалась.

Главный вопрос, который волновал и до сих пор волнует оставшегося без жены и сынишки Арама Мачкаляна, – почему трагедия произошла, ведь вся беременность проходила без осложнений, отклонений не выявлялось, были в порядке все анализы и УЗИ.

Расследование

Большой победой для Арама Мачкаляна после проверки стало возбуждение уголовного дела. В середине марта СКР завел дело по статье «причинение смерти по неосторожности».

 – Дело возбуждено не в отношении конкретных лиц, а только по факту случившегося. Но и это уже большая победа, – добавляет Арам Мачкалян. – Вместе с тем мои усилия не прошли даром. Разбираясь в обстоятельствах смерти Леночки, я попал на прием к руководителю регионального Следственного управления Михаилу Музраеву. Я вместе с родителями жены два раза был у него на приеме, только после его вмешательства началось настоящее расследование уголовного дела, до этого либо следователи не понимали, что делать, либо не хотели понимать. Огромное спасибо ему за то, что ему не безразлично чужое горе. В итоге уголовное дело по моему ходатайству из Волжского направили в Волгоград, в отдел по особо важным делам. Надеюсь, что в этом отделе следствие будет намного компетентнее, и результаты не заставят себя долго ждать. Более того, изучив материалы дела, Михаил Кандуевич лично сказал мне, что, вероятно, виновные есть и не один человек. Дальнейшие выводы следствие будет делать по результатам экспертизы

В надежде найти правду Арам Мачкалян обращался и в прокуратуру, но, как говорит, там поддержки не получил.

– На все мои просьбы и жалобы присылали одни отписки, – пояснил V1.ru Арам. – Или же отписывались в облздрав, чтобы они мне дали ответы на мои вопросы. Вы представляете, учреждению, к которому я имею претензии, дают возможность самим на них ответить. Как будто я сам себя спросил и сам себе ответил.

Борьба с облздравом

Продолжая рассказывать о волгоградском здравоохранении, Арам Мачкалян признается, что на каждом этапе его собственного расследования во всех медучреждениях было непонимание. И, как уверен волгоградец, чтобы хоть как-то снять с себя ответственность и оправдаться, врачи всячески обманывали его.

– Обманывали, начиная со второй городской больницы города Волжского, в перинатальном центре и даже в морге, в патанатомическом бюро. А теперь обо всем по порядку, – рассуждает Арам Мачкалян. – Я задаюсь вопросом: обоснованно ли везти беременную девушку с Ворошиловского района за тридевять земель в Волжский? Врачи не могли поставить диагноз три дня, я слышал и «свиной грипп», и «геморрагическую лихорадку» – такие мнения были у врачей второй горбольницы. Оказалось простое ОРВИ средней тяжести, даже не сильной, а средней. Далее перинатальный центр, который, по моему мнению, просто избавился от Лены. Также там препятствовали выдаче тела моего ребенка. Врач врал мне в лицо, когда жену перевозили из Волжского в Волгоград, что с ней все хорошо и они добились хороших показателей. На самом деле привезли Леночку в областную больницу, как сказал сам врач, который ее принимал: «Вы привезли сюда живой труп». А я верил все врачам, потому что не верилось, что люди могут быть такими бессердечными. Люди такой благородной профессии оказались жалкими и черствыми.

Тогда, как считает Арам Мачкалян, одни врачи загубили его жену и ребенка, а другие сейчас пытаются прикрыть это дело.

– Далее – морг. Супругу по документам вскрывали не как роженицу, а как обычного человека, а делалось это все, чтобы скрыть материнскую смертность и младенческую. Только спустя четыре месяца непрерывной борьбы с облздравом все-таки ее подали в статистику как смерть роженицы. Также в справке о смерти стоит подпись врача патологоанатома Черкасовой, которая, как я выяснил, вообще стоматолог, и работать патологоанатомом ей просто нельзя по закону. Следователи вызвали на допрос всех сотрудников морга, и два человека из тех, кто присутствовал на вскрытии, подтверждают, что вскрывал ее сам главврач Колченко. Он на тот момент не имел даже сертификата, получил документ только в феврале. Тогда ответьте мне, пожалуйста: как так получилось, что вскрытие проводил один человек, а стоит подпись другого?Кроме того, когда Лена умерла, я с родственниками приехал в областную больницу, в кабинет главврача, где нам представили товарища Колченко. Он сказал, что они возьмут вирусологию, и главврач областной больницы Кушнирук подтвердила этот факт: на вскрытии действительно вирусологию взяли, а через три дня по приказу того же Колченко ее просто выбросили. Вопрос: зачем и почему? По-моему, все очевидно – что-то скрывали.

Почти пять месяцев Арам Мачкалян оббивал пороги областного комитета здравоохранения, чтобы добиться личной встречи с руководителем Владимиром Шкариным.

– Я дважды встречался с замами Шкарина, звонил ему, писал, приходил и ждал его у кабинета, но все было тщетно. Мне говорили, что руководитель облздрава занят, в командировке, не может принять и прочее, – добавляет Арам. – В итоге я написал в Минздрав РФ, и ответ не заставил себя долго ждать. Мне ответили, что он обязан принять меня. На позапрошлой неделе я попал к Владимиру Шкарину, но ответы на свои вопросы так и не получил. Господин Шкарин был не один, а со всеми его замами. Собственно, и замы тоже несли ерунду. Он лично ни на один вопрос не смог ответить. Давал слово только своим заместителям. А потом просто вскочил и убежал. Это при том, что я его не мог поймать пять месяцев.

Где моя мама?

Как говорит Арам Мачкалян, до сих пор он не может смириться с утратой любимой женщины. И, как добавляет, свое расследование он ведет, чтобы выяснить, кто убил Лену. Ее смерть он называет именно убийством со стороны медиков.

– Прошло уже полгода, невозможно передать горе утраты своей любимый жены и нашего долгожданного сына Ромочки – так мы хотели назвать малыша. Я до сих пор не могу прийти в себя и просыпаюсь каждое утро с надеждой, что все это был лишь страшный сон. Но нет, от реальности не уйдешь, – с горечью в голосе говорит Арам Мачкалян. – Наша дочка каждый день спрашивает, где мама или когда она придет. Недавно увидела ее фотографию, начала целовать ее и говорить: «Это моя мама!»

Эти врачи-иуды сломали судьбы многим: моей доченьке, мне, родителям Лены, ее сестре, моим родителям – ведь они любили ее, как свою дочь! И все это, по моему мнению, из-за банальной халатности и врачебной ошибки. Я это все затеял не ради чего-то особенного, я должен понимать, как я буду смотреть в глаза своей дочери, когда она меня спросит: «Папа, а кто маму убил?», ведь иначе, как убийством, это назвать нельзя. Врачи прекрасно знали о последствиях и все равно отнеслись к ней халатно! Я пытаюсь добиться правды, чтобы виновные понесли наказание по всей строгости закона. А мотивация у меня в том, что на моей стороне правда! Не в деньгах вся сила, а в правде, жаль, что ее очень мало осталось в нашем обществе и в стране в целом.

Татьяна Черепанова