§

Новости

Почему врач не имеет право оказать вам помощь на борту самолета, и что с этим делать
13 Сентября 2017 г.

Несколько дней назад внимание СМИ и пользователей социальных сетей привлекла запись кандидата медицинских наук, заведующего амбулаторно-поликлиническим отделением клиники Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова Антона Родионова, который на своей страничке в Facebook опубликовал небольшой репортаж о спасении пассажира с тяжелым абстинентным синдромом на рейсе Владивосток - Москва авиакомпании "Аэрофлот". Пассажира удалось "откачать" благодаря участию самого Родионова, а также его коллеги Игоря Сергиенко. Как сообщил сайт MedPortal.ru,  в данный момент состояние пассажира не вызывает у врачей опасений.

 

Между тем, сам Антон Родионов в своей записи указал, что исход борьбы за жизнь мужчины мог бы быть иным. В штатной аптечке на борту лайнера не было необходимых лекарств, скорость взаимодействия экипажа с наземными службами была крайне медленной, а решение о применении того или иного препарата мог принять только командир воздушного судна - да и то только после совета с диспетчером, у которого отсутствуют диагностические данные. Кроме того, кардиолог указал на очевидную несправедливость российского законодательства: в случае неблагоприятного исхода в подобных случаях всю ответственность перекладывают на врачей-добровольцев.

Телеканал "360 Подмосковье" поговорил с Антоном Родионовым, а также выяснил, как вопрос с медицинской помощью в воздухе решают зарубежные авиакомпании.

По мнению медика, начать необходимо с приведения содержимого авиационных аптечек в соответствие с мировыми стандартами. По его словам, там отсутствуют даже самые необходимые препараты.

"Например, там нет ничего, что бы можно было использовать при инфаркте миокарда. Ни для того чтобы обезболить, ни чтобы кровь разжижить. Есть определенные алгоритмы, принятые в мире. Известно, что надо дать человеку в первые минуты и первые часы после инфаркта, чтобы ограничить его зону. Это все не так сложно", - уверен Родионов.

Вместе с тем в аптечке присутствуют многие устаревшие лекарства, которые уже не используются.

"Аптечка отражает представления о медицине 90-х годов прошлого века. Некоторые препараты в ней устарели. Например, дигоксин внутривенный. Мы, два кардиолога, не могли себе представить ситуацию, когда бы стали "вслепую", без кардиомонитора вводить дигоксин. Или тот же лидокаин. Они уже не используются", - объяснил врач.

По его словам, ведущие отечественные специалисты должны собраться и проанализировать мировой опыт, сделав так, чтобы на бортах российских авиакомпаний были нормальные аптечки.

Другой серьезный вопрос - низкая скорость взаимодействия экипажа с наземными службами. Это приводит к тому, что получение ответа с земли на любой, даже самый элементарный вопрос занимает минимум две-три минуты.

"Происходит он по такой цепочке: мы - стюардесса - внутренний телефон - командир воздушного судна - радио - неведомый медицинский центр с "бабой Машей" на земле. Обратно в той же последовательности. На обработку каждого вопроса и обратную связь уходит примерно две-три минуты", - рассказал кардиолог.

По его мнению, контакт врачей на самолете с наземной службой должен осуществляться не через эту длинную цепочку, а напрямую. Плюс, медики на земле должны только консультировать, а не принимать за врача на борту никаких решений.

"То, что существует наземная служба, готовая проконсультировать - это очень неплохо. Потому что, допустим, летит окулист, а у больного инфаркт. Или лечу я, кардиолог, а там женщина рожает. Но консультативная помощь должна быть именно по запросу, который должен исходить от врача на борту. Контакт должен осуществляться не таким вот кривым способом, через стюардессу, через командира. Он должен быть напрямую между тем, кто оказывает помощь на борту, и тем, кто сидит на земле в консультативном центре. Плюс, ситуация, когда они говорят "это мы вам разрешаем сделать, а это мы вам запрещаем делать", недопустима", - убежден Родионов.

Наконец, еще один серьезный вопрос - возможная ответственность оказавшихся на борту врачей. По мнению кардиолога, "сама идея, что врач может быть привлечен к ответственности за оказание помощи в неспециализированных условиях, чудовищна". Он объясняет, что в настоящее время, согласно действующему в РФ законодательству, медицинскую помощь оказывает не врач, а медицинское учреждение. Помощь может быть оказана врачом только в часы его работы в больнице или поликлинике. А как только врач выходит на улицу, с точки зрения законодательства он перестает быть врачом, а становится обычным гражданином, который не имеет права ни на что, кроме оказания первой помощи. 

"Врач юридически не защищен в ситуации, когда он пытается оказывать помощь вне своего рабочего места. Даже мне в обсуждении на Facebook коллеги писали: "Не надо, вы же себя подставляете. Случись что, вас же и обвинят в том, что с больным что-то произошло". Есть у меня знакомые врачи, особенно реаниматологи, которые с собой в аптечке возят полбольницы. И они теоретически могут провести интубацию , но делать они это по закону не имеют права, потому что не являются врачами за пределами медицинского учреждения", - рассказал Родионов.

По его словам, в решении этой проблемы необходимо использовать мировой опыт. Так, в США действует так называемый "Закон доброго самаритянина", согласно которому пострадавший в большинстве случаев не может пожаловаться за неправильно оказанную первую помощь, если она оказывалась добросовестно. Этот свод документов защищает людей, которые вызываются помочь. Не будь этого пункта, врачи бы боялись помогать пострадавшим.

Примечательно, как вопрос медицинской помощи на борту решается зарубежными авиакомпаниями. Большой материал на эту тему недавно опубликовала газета The Washington Post.  В США, например, пациентов спасают именно врачи-добровольцы, оказывающиеся на борту - это происходит в трех случаях из четырех. Подобные выводы содержатся, например, в большом исследовании "Исходы ситуаций, требующих оказания срочной медицинской помощи, на бортах самолетов частных авиакомпаний". Ученые подсчитали, что из 2,75 миллиарда пассажиров, которые летели над территорией США с 2008 по 2010 годы, медицинская помощь потребовалась в 44 тысячах случаев. Это примерно один случай на каждые 604 полета, или примерно 50 каждый день. При этом сажать самолет потребовалось только в 7% случаев.

В исследовании также проанализированы основные причины чрезвычайных ситуаций на борту, потребовавших связи с землей. В 37,4% это потеря сознания или предобморочное состояние, 12,1% - проблемы с дыханием, 9,5% - тошнота и рвота.

Аналогичные исследования на русском языке отсутствуют. Однако ясно, что проблемой надо заниматься и максимально привлекать к ней внимание законодателей.

"Глядишь, еще три-пять таких эпизодов, и дело сдвинется с мертвой точки", - считает Антон Родионов.

 


источник :  360tv.ru

вернуться в раздел новостей