§

Новости

Когда ошибка обходится дорого
07 Декабря 2017 г.

В 2017 году следственными подразделениями СУСК РФ по Алтайскому краю было возбуждено три десятка уголовных дел, связанных с врачебными ошибками. Юристы называют это преступлениями ятрогенного характера. Это в два раза больше, чем в прошлом году, и почти половина из этих дел имеет отношение к нанесению вреда здоровью детей.

 

Ятрогенные преступления вызваны ненадлежащим оказанием медицинской помощи. Проще говоря, это брак в работе, проблема, спровоцированная врачом или медсестрой, пусть и не по злому умыслу, не по расчету. Врачебные ошибки были и будут, ведь, борясь за жизнь пациента, медики нередко попадают в форс-мажорные обстоятельства, и одно неверное движение или решение обходится дорого. Но сейчас кривая ятрогенных преступлений резко пошла вверх.

По словам руководителя регионального следственного управления, генерал-лейтенанта юстиции Евгения Долгалева, большинство из нынешних уголовных дел связаны с такими направлениями медицины как акушерство и гинекология, анестезиология, педиатрия и хирургия. Когда люди не находят помощи и поддержки в системе здравоохранения, они обращаются в правоохранительные органы с требованием разобраться, правильно ли оказывалось лечение и нет ли в действиях врача признаков преступления.

Почему происходит рост количества уголовных дел против медиков и чего ждать в дальнейшем? Специалисты, рассуждая на эту тему, указывают на ряд причин и дают не очень оптимистичные прогнозы.

Системный сбой

Пожалуй, главная проблема - в том, что система здравоохранения перестает справляться с ситуацией. Первая и главная причина - нехватка квалифицированных кадров. Зарплаты, начисляемые по тарифной сетке, достойными не назовешь. В больницы, прежде всего, сельские, часто приходят слабо подготовленные специалисты. Федеральная программа "врачей-миллионников" себя не оправдала. Молодые специалистки либо тут же уходят в декретные отпуска, либо сразу после истечения срока контракта возвращаются в город. А некоторые вообще машут рукой на миллион (сумма по нашим временам не столь уже вожделенная) и уезжают за длинным рублем на Север. Поэтому в больницах - опять же, прежде всего, сельских - большой процент врачей предпенсионного и пенсионного возраста. Не лучше ситуация и с медработниками среднего звена.

Вторая причина - продолжающаяся оптимизация. Дошло до того, что койко-места, которых и так немного, из одного района передают в другой, соседний. И говорят: если с ребенком у вас что-то случится, везите его к соседям. А они, в свою очередь, будут отправлять вам инфекционных больных. Но как быть с нашими расстояниями и сибирской зимой? Как быть с техникой, которая имеет обыкновение ломаться? Санавиация? В теории это выглядит красиво, но только в теории. "Поезда здоровья" - яркая, в чем-то эффективная, но все-таки разовая акция, которая не остановит растущий вал проблем. Никакие "поезда" не заменят фельдшерско-акушерские пункты. ФАПы обеспечивали доступность медицинской помощи на низовом, первичном уровне. Но сегодня многие деревни остались без фельдшеров. Строительство высокотехнологичных специализированных центров в крупных городах - это, безусловно, хорошо. Но они испытывали бы намного меньшую нагрузку, если бы на периферии качественно работало низшее звено, грамотно проводилась профилактика заболеваний.

В долгах как в шелках

Действующие врачи специализированных медицинских центров указывают, что если раньше больные могли обратиться к ним напрямую, самостоятельно, то теперь такой возможности нет, поскольку больничные счета оплачивает исключительно краевой бюджет. Пациента к ним обязательно должен направить врач местной поликлиники или больницы.

Но территориальные поликлиники получают подушевое финансирование из расчета 170 рублей в месяц на человека. Кстати, в разных регионах и тарифы разные, что не очень понятно. На эти, прямо скажем, небольшие деньги нужно проводить текущий ремонт, накормить пациентов и сотрудников, выплатить зарплату, закупить медикаменты. Будут ли они отсылать в барнаульскую больницу своих пациентов, чтобы вслед за ними в краевой центр уходили деньги, которых и так не хватает? Вряд ли. Отсюда - рост числа тяжелых, запущенных больных.

Кандидат медицинских наук Константин Емешин добавляет, что оптимизация расходов, как ни странно, привела к падению доходов врачей. Да, им повышают оклады, но одновременно сокращают стимулирующие доплаты. Чтобы сохранить заработок, врачи берут дополнительные дежурства и ставки. Нагрузки возрастают, а времени на полноценный отдых и самообразование не остается.

Из-за скудного финансирования большинство больниц в долгах как в шелках, и врачи постоянно жалуются на дефицит лекарств и расходных материалов. Стоматологу не хватает анестетиков и качественных реагентов для пломб, хирургам - гипсовых бинтов. А если аппаратура ломается, виноват всегда врач, а то, что сроки эксплуатации давно выработаны, никого не волнует. Понятно, что в таких стрессовых условиях риск врачебной ошибки заметно возрастает.

Нужна независимая экспертиза?

На недавнем заседании Национальной медицинской палаты РФ отмечалось, что правоохранительные органы и врачи разговаривают, по сути дела, на разных языках. Понятие врачебной ошибки в законодательстве нет, поэтому медики и юристы понимают ее по-своему.

Недавно в нескольких регионах прошел эксперимент, организованный по опыту немецкой земли Северный Рейн-Вестфалия. Суть его в том, что расследования конфликтных ситуаций в системе здравоохранения, проводили не в том регионе, где случился инцидент. При этом данные больного зашифровывались, и эксперты не знали, где и с кем это произошло. Оказалось, что на самом деле врачебных ошибок происходит меньше, чем считалось - на результаты экспертизы заметно влияет позиция того, кто ее оплачивает. Стало понятно, что нужна независимая экспертиза, не подменяющая судебно-медицинскую.

Президент краевой Медицинской палаты Яков Шойхет о необходимости независимой экспертизы твердит давно. По мнению Якова Наумовича, нужно привести медицинские термины в соответствие юридическим и принять общую концепцию поведения врача. Допустим, если предотвращенный риск здоровью выше, чем негативные последствия совершенного им действия, врач не должен нести ответственность.

Сегодня больницы нуждаются в грамотной юридической защите. Появилась категория юристов, зарабатывающих на сложностях в работе врачей. Пациент не успеет выйти из больницы, а к нему уже липнут с вопросами: "Есть ли у вас претензии? А вы знаете, что с вами неправильно поступили? Давайте мы поможем составить иск". В центральной России на таком бизнесе специализируются целые юридические конторы. Мода на "раскрутку больниц" дошла и до Сибири. Только в Барнауле этим занимается несколько адвокатов.

Сложности коммуникации

На рост обращений больных в правоохранительные органы влияет и человеческий фактор. Пациент меняется, он стал более требовательным и грамотным. Он знает, что хочет получить, обратившись к врачу. К сожалению, практика похода в поликлинику настраивает многих на негатив, который начинается уже в регистратуре.

- В некоторых случаях работники здравоохранения сами провоцируют пациентов на обращения во всевозможные инстанции. Зачастую это идет от элементарной нехватки культуры поведения, неумения выслушать больного, проявить к нему сочувствие. Вопросы психологической помощи пациенту в нашей медицине проработаны очень слабо, - отмечает Евгений Долгалев.

Медики и сами это признают. В Алтайском филиале РАНХиГС провели анкетирование студентов-заочников, обучающихся по профилю "Управление в сфере здравоохранения". На вопрос о самой большой проблеме в здравоохранении, девяносто процентов опрошенных указали на неправильно выстроенную систему общения между врачом и пациентом. Это заставило вуз внести изменения в учебную программу.

Прямая речь

Григорий Шевердин, заместитель руководителя отдела процессуального контроля СУСК РФ по Алтайскому краю:

- За последние четыре года наше управление направило в суд пять уголовных дел, по которым четыре врача были признаны виновными в совершении ятрогенных преступлений. В 2017 году был вынесен обвинительный приговор в отношении анестезиолога-реаниматолога, признанного виновным в причинении смерти новорожденному по неосторожности. Конечно, в расследовании таких дел хватает сложностей. Это связано, в частности, с проведением экспертиз, выбором экспертного учреждения. В следственный комитет России направлено наше ходатайство о введении в штат следственного управления двух ставок экспертов-медиков. Положительное решение поможет сократить сроки расследования резонансных дел.

 


источникrg.ru

вернуться в раздел новостей