§

Новости

«Когда позвонили из ритуального агентства, я опешила». Бизнес ближе: в БСМП информацию о смерти передают похоронщикам сразу, родственникам — «не обязаны»
07 Декабря 2017 г.

Похоже, в ходе недавнего визита Елена Летучая проверяла не там. В Ульяновске очередной «медицинский» скандал. Рассказали о вопиющем случае, произошедшем в городской клинической больнице скорой медицинской помощи (БСМП). Сотрудники медучреждения 4 дня (до звонка родных) не сообщали о смерти пациента, зато в ритуальные услуги информация попала немедленно. И, как выясняется, подобная ситуация для больницы — норма. Тему плотного взаимодействия и сотрудничества части «профильных» медиков и похоронщиков мы уже поднимали в марте текущего года.

 

Похоронный агент быстрей «скорой». Разглашение конфиденциальных данных в весьма специфической сфере поставлено на поток. Статья вызвала большой резонанс. Более 100 комментариев (почитайте, интересно)- в некоторых люди приводят похожие случаи из своей жизни.

Но не изменилось ничего.

На этот раз трагедия произошла в семье наших друзей — журналистов. Отца пресс-секретаря Симбирской епархии, бывшей ведущей новостей на ГТРК «ВОЛГА» Елены Гончаровой с осложнениями забрали в БСМП на скорой помощи, госпитализировали в реанимацию, где он провел более недели.

«Когда он попал в реанимацию, врач дал два номера, ни один из которых  не работал. Через сутки я дозвонилась в приемную. Чтобы узнать состояние отца, мне дали третий номер. Туда я дозванивалась с пятой или 10 попытки. Состояние папы оценивалось как «стабильно тяжелое». Когда я приехала в больницу, это было 29 ноября, меня отправили к лечащему врачу, однако на беседу со мной вышел другой — объяснил, что все плохо. А потом сказал, что они собираются делать завершающее обследование, после которого нам позвонят, чтобы мы отца забрали. Свой номер я оставила на карте пациента в приемном покое. Ждала звонка два дня, сама звонить боялась — надеялась, что спасают. В пятницу мне звонят из ритуального агентства и предлагают помощь, я опешила. Стала звонить в больницу, уже никто не отвечал. В понедельник утром звоню, мне там говорят: «А вам разве не сказали, он умер в пятницу в 7 утра», — рассказывает Елена.

В среду мужчину похоронили. Родственники усопшего написали заявление в прокуратуру: разглашение персональных данных и врачебной тайны. Как оказалось, юридически больницы не обязаны извещать родственников о смерти пациента. Это моральные стандарты, не юридические.

«Законодательно медики не обязаны сообщать родственникам о смерти, но лечащий врач обязан уведомить близких о состоянии здоровья пациента. Но уж точно он не должен давать контакты коммерческим структурам, от работы которых они, похоже, имеют банальный процент. Проблема не единичная: уже 6 человек знакомых рассказали о похожих случаях. Все больницы грешат, но БСМП славится особенно. То есть людей через одного бросают в холодильники и забывают. Они звонят ритуальщикам, сообщают данные родственников, но не сообщают родственникам. Если даже больничным сотрудникам идет процент, то это не повод не сообщать близким. Когда описала эту ситуацию в больнице, то там все восприняли спокойно, никто даже не удивился» — пояснила Елена, исходя из своего горького опыта.

По ее предложению, если на федеральном уровне не прописано, что медработник обязан оповестить родственников умершего пациента, то такую поправку можно внести на региональном уровне. Однако и после нашей мартовской статьи никаких движений не предпринято.

Единственное (как нам сообщили), что будет сделано по этому обращению: по поручению министра здравоохранения, семьи и социального благополучия Ульяновской области в лечебном учреждении по данному факту будет проведена проверка. Очередная.

Да, наверное, и медицине сегодня непросто. Но это не повод скатываться до подобного цинизма. Надеемся, что после очередного сигнала будут предприняты и более серьезные шаги. Кажется, мы все еще общество.

 


источник ulpressa.ru

вернуться в раздел новостей