§

Новости

Немного о здоровье или как я чуть не лишился пальца из-за двойной врачебной ошибки
28 Апреля 2018 г.

Так уж вышло, что за последнюю неделю мне пришлось несколько раз подряд столкнуться лицом к лицу с медициной в России. Для меня всё вроде бы закончилось неплохо, но многим другим россиянам может повезти намного меньше.

 

Я решил использовать эту возможность, чтобы поделиться своей историей о бесплатном лечении по полису ОМС (прим. обязательное медицинское страхование доступно любому гражданину России) и обсудить трудности, с которыми это сопряжено.

Всё началось пару недель назад, в середине апреля: я сходил в поликлинику с болью в пальце на ноге, а мне без всякого рентгена и нормального осмотра сказали делать повязки с фурацилином (это самый популярный антисептик) и приходить через 10 дней. Уже на тот момент боль была такая, что дотрагиваться до пальца было просто невозможно.

Возможно, я слишком наивен, но у меня в этом плане всё просто: врач сказал — и я его слушаю, потому что привык доверять мнению людей, которые годами учатся лечить других. Неладное я заподозрил уже через несколько дней, когда уже едва мог перемещаться, не чувствуя боли.

Я снова пошёл в поликлинику, уже к другому хирургу и по острой боли без записи. Этот врач тоже не стала ничего осматривать, ограничившись взглядом издалека. Но она, видимо, решила перестраховаться и отправила меня на госпитализацию в Городскую больницу №14, которая в том числе специализируется на гнойной хирургии.

Я тем же вечером поехал туда в надежде, что хоть в больнице решат мою проблему. Но не тут то было: местный хирург удивился направлению на госпитализацию и после 10-секундного осмотра сказал, что не видит повода для операции.

По словам больничного врача, ничего страшного со мной не происходило, а такие операции должна проводить сама поликлиника в плановом порядке. Он намекнул, что если я хочу сделать всё у них, то это платно: за 2,5 тысячи рублей в любой будний день мне могли сделать операцию, которую должны были делать срочно и бесплатно.

На следующий день я опять пошёл в поликлинику, где мне попался мой первый врач. В этот раз он написал на куске бумаги несколько цифр и сказал: «оплачивайте, сейчас всё сделаем». Я не совсем понял, как нужная мне операция стала платной и решил спросить, не должны ли её делать бесплатно. Хирург незамедлительно ответил «нет!», и я переспросил ещё раз, потому что понятнее не стало.

Я несколько раз отказался от оплаты операции, и тогда врач рассказал, что, оказывается, есть и другие варианты. На следующий день мне пообещали выписать направление в Военно-медицинскую академию имени С.М.Кирова, где всё сделают бесплатно и без госпитализации. Не знаю, почему нельзя было сделать так сразу, но я получил нужную бумажку и отправился в одно из лучших, если не лучшее, медучреждение Петербурга.

О ВМА слышал любой, кто живёт в городе достаточно долго и сталкивался хоть с какими-то более-менее серьёзными проблемами со здоровьем. У академии безупречная репутация, но попасть туда очень сложно. В этом смысле действующим и бывшим военным действительно повезло: здесь их лечат бесплатно практически от чего угодно. Простому смертному попасть на лечение в ВМА можно двумя путями: платно за немаленькие деньги или бесплатно в экстренных случаях.

Как только я переступил порог академии, то как будто попал в какую-то другую Россию, где людям на тебя НЕ плевать. Вежливость здешнего персонала поначалу даже вгоняет в ступор, особенно на фоне обычной поликлиники. Например, в справочной мне спокойно, без криков и возмущений подсказали, куда идти. А когда я поднялся на нужный этаж, меня встретила медсестра и предложила надеть свободную сменную обувь, как только узнала о диагнозе.

После этого моментально нашли хирурга, и он сразу начал осмотр: я не ждал ни минуты. Доктор сказал, что возьмёт меня на операцию, причём в срочном порядке. После этого я пошёл оформлять бумаги и делать флюорографию с ЭКГ, так как мне предстояло два укола обезболивающего. Там не было никаких очередей и всё проходило мгновенно: ЭКГ вообще заняло около минуты — так быстро мне его не делали ещё никогда.

Затем меня отвели в палату, попросили надеть специальный халат и пригласили в операционную. Перед операцией мне в палец сделали два укола лидокаина, и это были единственные моменты, связанные с болью.

За свою жизнь я пережил несколько хирургических операций и обычно боль всегда присутствовала, несмотря на обезболивающее: то ли врачи куда-то торопились, начиная операции через несколько минут после укола, то ли вкалывали не туда. В этот раз медсестра засекла ровно 15 минут, чтобы Лидокаин начал действовать на полную силу и всё прошло без боли.

Мой хирург оказался настоящим профессионалом, который на протяжении получаса максимально методично выполнял свою работу, не доставляя мне никаких неудобств, а ассистирующая медсестра постоянно спрашивала, всё ли у меня хорошо. Я думал, что на этом вежливость персонала может закончиться, ведь меня уже вылечили, но после операции мне принесли таблетку (наверное, обезболивающее), приложили лёд и положили на койку. Вскоре пришёл мой врач: он дал мне в руки нужные антибиотики и противоаллергенные, сказал, как их принимать, и отпустил меня домой.

Моя история ещё не закончилась: впереди несколько недель перевязок и восстановления, но пока всё идёт хорошо. Я не знаю, что было бы, если бы я согласился на платную операцию в поликлинике или в обычной больнице: как мне позже сказали — ещё один-два дня, и я мог бы лишиться части пальца или его целиком.

И, конечно, я не знаю, что будет дальше, но уверен в одном: в Военно-медицинской академии работают Люди с большой буквы «Л» и настоящие профессионалы своего дела. На фоне этого я окончательно осознал, что в поликлиниках всё совсем наоборот: там не хотят никого лечить и спихивают ответственность при первой же возможности — либо на других врачей, либо на самого пациента.

При этом недостатка возможностей в поликлиниках нет: в Петербурге большинство из них прошли модернизацию и оснащены современным оборудованием, но им либо не умеют, либо не хотят пользоваться. Мне кажется, что основная проблема бесплатного здравоохранения состоит в том, что врачи в поликлиниках по какой-то причине не воспринимают людей серьёзно и хотят побыстрее от них избавиться. И чтобы до них достучаться, нужно настаивать на своём и буквально уговаривать докторов выполнять свою работу.

P.S. Отдельно хочу поблагодарить моего лечащего врача, Сорочинского Юрия Владиславовича, если он вдруг наткнётся на этот текст. За свою жизнь я повидал множество врачей и медперсонала, но чуть ли не впервые с детства ощутил, что меня действительно хотят вылечить.

 


источник :  tjournal.ru

вернуться в раздел новостей