§

Новости

Что частные клиники могут предложить общественному здравоохранению
17 Апреля 2015 г.

В этом году частные клиники окажут пациентам с полисами ОМС медицинскую помощь более чем на 1,2 млрд рублей. Они часто не согласны с распределением средств на оказание медпомощи и тарифами, но не отказываются от участия в системе ОМС. На чем держатся отношения системы городского здравоохранения и частного бизнеса, ответил  директор Петербургского фонда ОМС Александра Кужеля.

 

Что частные клиники могут предложить общественному здравоохранению , Кужель

– Последнее время так часто обсуждается необходимость участия частных клиник в «общественном здравоохранении», что кажется, будто это одна из задач – привлечь как можно больше частников для отчетности.

– В Петербурге такой задачи перед системой здравоохранения не ставит никто. Мы не ходим за частными клиниками и не приглашаем их в систему ОМС. Желающие работать с нами приходят сами. А наша задача – обеспечить качественной медицинской помощью петербуржцев, которых не волнует, частная или государственная клиника ее окажет. Если наша задача и желание клиники любой формы собственности совпадают, всем хорошо: клиника лечит пациентов и получает за это лечение оплату из фонда ОМС, городской системе здравоохранения хорошо, потому что есть кому лечить пациента, а пациенту хорошо, потому что он может получить необходимую помощь.

– В каких случаях интересы могут не совпадать?

– Например, когда частная медицинская организация расширяет бизнес, рассчитывая не на свои силы и не на рынок, а на госзаказ. Например, очень много негосударственных организаций хотят делать лабораторные анализы. Но город создал свои государственные лаборатории, потратил на них большие деньги. Соответственно, городские клиники направляют пациентов на исследования в городские лаборатории. Это не значит, что мы плохо относимся к частным лабораториям, нам просто хватает государственных мощностей. Хотя за негосударственными медицинскими организациями мы сохранили право выполнять исследования в любой частной лаборатории, с которой им удобно работать.

– С тех пор как негосударственные клиники стали участвовать в выполнении Терпрограммы, их число ежегодно росло. Сколько частных клиник в этом году пришли в ОМС?

– Рост был таким: в 2012 году – 73, в 2013-м – 101, в 2014-м – 135 клиник. Но уже в этом году их стало меньше – 126. То есть число желающих участвовать в системе ОМС достигло пика в прошлом году. Можно прогнозировать, что при действующем законодательстве и тех деньгах, которыми располагает система, роста больше не будет. Потому что последние 5 лет росли тарифы на оказание разных видов медпомощи и у частных клиник была надежда, что они когда-то достигнут той планки, за которой, работая в системе ОМС, можно получать хорошую прибыль, как в коммерческой медицине. Но сейчас уже понятно, что рост тарифов остановился – индексация возможна только в пределах инфляции и не на все виды медуслуг. Если они и будут расти, то в основном на ту помощь, что оказывается тяжелым пациентам в крупных многопрофильных стационарах: частники этим не занимаются.

– Многие говорят все-таки о перекосах в тарифах: по одним частники хотя бы в ноль выходят, по другим – совсем не выгодно.

– Конечно, некоторые перекосы в тарифообразовании есть. Более того, часто происходит так, что сегодня этот тариф выгодный, а завтра уже нет, и наоборот: где-то поставщики делают скидки на расходные материалы, где-то закуплены более дешевые лекарства. Мы тоже следим за рынком и по мере необходимости вносим коррективы в тарифы, иногда даже понижаем их. Например, в лабораторной диагностике они понизились на 15%.

– В прошлом году частные клиники впервые начали в больших объемах выполнять магнитно-резонансную и компьютерную томографию, но некоторые намеревались отказаться в 2015 году от МРТ для пациентов с полисом ОМС – не выгодно. Но не отказались: видимо, кризис убедил их этого не делать.

– Значит, на наших тарифах все-таки можно работать – это во-первых. Во-вторых, пациенты с полисами ОМС – это гарантированный доход плюс потенциальные клиенты, которым можно предложить в дополнение к бесплатным платные услуги.

Частные структуры могут сколько угодно повышать цены на свои услуги, но при этом оставаться в системе ОМС. Потому что петербуржцы, еще год назад готовые платить, сейчас сокращают расходы на все, в том числе на медицину. Добавьте к этому очень высокую конкурентную среду, в которой частные клиники Петербурга держатся: уход клиники с рынка – событие редкое. И возможно, именно эти небольшие деньги из системы ОМС помогут им держаться и дальше.

– Бывало, что в середине года частная медицинская организация отказывалась от участия в ОМС?

– Такого не было, но если бы это и случилось, ее плановое задание перераспределилось бы между другими медучреждениями без проблем. В петербургской медицине сегодня выбирает покупатель, а фонд ОМС способен «купить» медицинских услуг меньше, чем ему могут предложить медицинские учреждения разных форм собственности. Однако каждый год есть 5–7 организаций, которые сдают нам нулевые отчеты – заявляют о желании участвовать в выполнении Терпрограммы, но не претендуют на плановое задание, когда понимают, что пациенты могут приходить к ним только по направлениям от лечащего врача поликлиник, что этот поток пациентов надо регулировать, а потом отчитываться ежемесячно и ежеквартально, работать с экспертами страховых компаний, проверяющими качество и обоснованность оказанной помощи. Они осознают, что работать в системе ОМС непросто, и отказываются.

– В каких видах помощи коммерческие клиники участвуют на равных с государственными?

– С тех пор как экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) вошло в систему ОМС, частные клиники полноправно участвовали в программе оказания этого вида помощи. И сейчас из 18 клиник, которые будут в этом году делать ЭКО пациенткам с полисом ОМС, половина – частные. Традиционно у частников большие объемы в обеспечении пациентов гемодиализом.

Эти два вида медицинской помощи составляют почти половину (627,1 млн руб.) госзаказа для негосударственных клиник в 2015 году.

Еще 466 млн руб. запланировано на амбулаторно-поликлиническую помощь. Сюда входят в том числе очень востребованные в первичном звене офисы врачей общей практики, открывающиеся в быстрорастущих районах, где не хватает мощностей существующих поликлиник. Их уже 16 – в Приморском, Красносельском, Пушкинском и Невском районах. Мы рады, что к нам пришли серьезные частные организации, и они хорошо с этим справляются.

В прошлом году, чтобы выполнить установленные Терпрограммой сроки обследования на МРТ и КТ, мы предложили негосударственным клиникам принять участие в предоставлении этих исследований петербуржцам. Их было 9, а в этом году – уже 19 из почти 50 клиник, получивших плановые задания на эти виды исследований. Правда, возникает другая проблема – эти дорогие исследования стали назначать всем подряд. Поэтому мы организовали обучение врачей, которые выписывают направления на МРТ и КТ, чтобы они понимали, в каких ситуациях их надо назначать и что они в результате получат.

В небольших объемах три негосударственные клиники оперируют катаракту.

– Негосударственные клиники участвуют в оказании высокотехнологичной помощи?

– Да, впервые Железнодорожная больница и «Кардиоклиника» получили небольшие плановые задания на экстренную кардиохирургию. Больница РЖД будет выполнять еще высокотехнологичное лечение при травмах, операции в челюстно-лицевой хирургии, акушерстве и гинекологии, а также отоларингологии.

– Есть медицинские технологии, в том числе жизненно необходимые, которых у государственных учреждений катастрофически не хватает. Например, лучевая терапия. И в городе есть частное медицинское учреждение, которое ими располагает и готово работать в системе ОМС. Но объемы, которые оплачивает фонд ОМС, ограничены, они явно не соответствуют потребности.

– Мы увеличивали для лечебного центра МИБС в течение года объемы лучевой терапии. Но вы привели редкий пример, когда частник владеет высокими технологиями, очень востребованными городским здравоохранением. Большинство из них идет более простым путем: покупает оборудование для лабораторной диагностики, компьютерный и магнитно-резонансный томографы, не изучив наш перенасыщенный этими услугами рынок, и идут к нам.

– Сегодня часто называют участие коммерческих клиник в системе ОМС частно-государственным партнерством. Но разве его можно так назвать?

– Нет, это не ГЧП. Это нормальное сотрудничество в рамках существующего законодательства или расширенное толкование ГЧП. На мой взгляд, ГЧП – это проект, в котором у государства свой функционал, у частника – свой. У нас есть хороший пример – Центр протонной лучевой терапии, который строит МИБС. Это настоящее ГЧП: государство дает площадку, подводит коммуникации и гарантирует, что закупит у него определенный объем помощи, когда медицинское учреждение заработает. МИБС находит кредиты, строит, закупает и устанавливает оборудование. Сейчас это высокотехнологичная помощь, которая оплачивается из бюджета. Думаю, что к тому времени когда центр будет построен, она войдет в систему ОМС, и мы купим ее столько, сколько потребуется петербуржцам.

А сейчас, когда в отсутствие законодательства непонятно, как должно складываться партнерство, я считаю, что государство должно покупать ту медицинскую помощь, которую оно не в состоянии обеспечить в полном объеме или совсем не может, как кибер-нож, например. То есть компания предлагает государству либо медицинские технологии, которых у него нет, либо самые современные технологии, за которыми государству не угнаться и их осваивание стоит больших денег. В результате финансовые риски в процессе создания несет бизнес, а наше участие – в покупке услуг, которые он создал.

– А мы называем и создание офисов общей врачебной практики частно-государственным партнерством.

– Скорее, это успешное сотрудничество государства и частного бизнеса в рамках законодательства. Когда в районах с быстро застраивающимися жилыми кварталами мощностей существующих поликлиник не хватает, мы предлагаем частным медицинским организациям создать офис общей практики, который фактически работает как подразделение определенной поликлиники. У нас, к сожалению, нет примеров, когда частник приходит, строит поликлинику, оснащает ее и обслуживает население всей территории, к ней прилегающей. В рамках ГЧП создается поликлиника в Славянке, но как она будет работать, время покажет.

Ирина Багликова

Справка

В Петербурге ежегодно принимается «Территориальная программа государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи». Ее стоимость в 2015 году составит 96,8 млрд рублей, из них 60,8 млрд рублей – средства системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Лечить петербуржцев по этой программе будут 352 клиники разной формы собственности – городские, федеральные, частные. Каждая клиника получает государственное задание на определенные объемы разных видов медицинской помощи. Чтобы получить такой госзаказ (иначе он называется плановое задание) частная клиника должна заявить о своем желании участвовать в Терпрограмме в рамках системы ОМС. В этом году таких клиник стало 126.

 


источник :  doctorpiter.ru

вернуться в раздел новостей