§

Новости

Гузель Улумбекова: Если здравоохранению не дадут денег, в 2016 году экономия будет жесткой
28 Сентября 2015 г.

Нам придется отказаться от дорогих видов ВМП, в том числе ЭКО, лечения орфанных заболеваний, выхаживания 500-граммовых младенцев, нового строительства, чтобы сохранить полноценной хотя бы базовую медицинскую помощь. Нас ждет жесткая экономия, если в 2016 году финансирование не будет увеличено.

 

Пессимистичную (реалистичную?) картину будущего российской системы здравоохранения на конференции «Медицинский бизнес в России» в Петербурге нарисовала Гузель Улумбекова, председатель правления Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования (АСМОК): 
 
Система здравоохранения - это завод

Представьте, что система здравоохранения - завод, на который поступают пациенты. Задача завода — подремонтировать поступающих и отправить домой выздоровевшими, потерь, то есть умерших, должно быть как можно меньше. 

Пропускную способность этого завода обеспечивает врач. Есть врач — поступившего подремонтируют, нет — отправят на кладбище. Но врачей не хватает, а у тех, что есть, недостаточно квалификации. Поступившему необходима правильная диагностика – оборудование и правильно назначенное лечение — лекарства и койки. 

Сегодня поток пациентов увеличивается - нарушается баланс в системе здравоохранения, пропускная способность нашего завода с ним не справляется: врачей и коек не хватает на всех. Пациент вынужден тратить деньги из своего кармана или ничего не делать. В результате уменьшается число пролеченных, ухудшаются показатели здоровья населения и увеличивается смертность.

Что происходит? Не хватает денег 

Самое страшное сегодня — реальное уменьшение финансирования здравоохранения. Хотя финансисты уверяют, что бюджет системы растет, на самом деле он сокращается. Для доказательства в качестве точки отсчета берем 2013 год за 100% - это был последний год, когда в сопоставимых ценах увеличивалось финансирование системы здравоохранения, и последний год (2005-2013), когда улучшались показатели здоровья населения. В 2014 году — стагнация, в 2015-м - ухудшение.

Финансирование: с учетом девальвации рубля и инфляции в 2014 году сокращение составило 7%, в 2015 году — 17%, по плану, в ценах 2016 года оно составит уже 20%. И это – самые оптимистичные прогнозы, реальная ситуация будет хуже, потому что в сопоставимых с 2013 годом ценах денег стало меньше на 690 млрд рублей. При этом мы и тратим их неэффективно. Но за счет внутриотраслевой экономии мы сможем найти только 170 млрд руб. А где взять оставшиеся?

А денег стоит все. Расходы населения и государства на здравоохранение в прошлом году составили 36% и 64% соответственно. Раньше пациенты компенсировали расходы на бесплатную медицинскую помощь, сегодня они к этому не готовы — их реальные доходы упали на 8%. 

Смертность растет прямопропорциально снижению расходов

При этом нам навязывают миф о том, что здоровье населения мало, всего на 15%, зависит от системы здравоохранения. Хотя, действительно, у богатых стран, где давно хватает и денег, и врачей, и высококлассного оборудования, ожидаемая продолжительность жизни на протяжении многих лет держится на одном уровне, то есть она уже не зависит от состояния системы здравоохранения. Наша система не достигла уровня не только развитых стран, но и новых стран Евросоюза (Чехия, Венгрия, Словения, Словакия, Польша, Эстония), где ВВП и уровень экономического развития сопоставим с российским, а расходы на здравоохранение выше в полтора раза.

В России – прямопропорциональная зависимость ожидаемой продолжительности жизни от расходов на здравоохранение. До 2005 года, когда денег в здравоохранении было мало, ничего не менялось. Начался национальный проект «Здоровье». В регионы пошли деньги, причем на приоритеты, и смертность стала снижаться. Чтобы достичь заявленной цели по увеличению ожидаемой продолжительности жизни с нынешних 71 года до 74 лет, надо вкладываться в здравоохранение. Но для этого недостаточно оставаться на уровне 2013 года (в сопоставимых ценах).

Здоровье мужчин важнее строительства перинатальных центров

Без решения главных проблем здравоохранения все меры будут точечными и не повлияют на состояние системы в целом. Их несколько:

  • В России - катастрофическая смертность мужчин. Разница между ожидаемой продолжительностью жизнью мужчин и женщин – более 11 лет. Она до 2013 года уменьшалась, а сегодня остановилась. Да, важно вкладываться в перинатальные центры. Но сегодня более важно здоровье трудоспособного мужского населения. 

  • Диспансеризация — сегодня врач ради диспансеризации здоровых должен бросить больных. В условиях сокращения стационарных коек, выездов «Скорой (неотложной) помощи» растет нагрузка на одного и того же врача поликлиники, пропускная способность поликлиники ухудшается. 

  • Оснащенность диагностическим оборудованием в России и в новых странах ЕС практически одинаковая, но мы на нашем оборудовании, например, на компьютерном томографе, делаем в три раза меньше исследований и в 2,5 раза — на МРТ.

  • Дефицит практикующих врачей — их у нас уже меньше, чем в Германии, а больных у нас больше.

  • Квалификация — мозги врачей. Показатели качества медицинской помощи у нас хуже, чем в развитых странах в 1,5 — 3 раза. Это качество подготовки студентов в вузах, низкая зарплата преподавательского состава, проблемы с повышением квалификации.

  • Лекарственное обеспечение. Мы тратим на бесплатное обеспечение лекарствами в 4 с лишним раза меньше, чем в новых странах Евросоюза. У нас преимущественно инвалиды имеют на них право. Хуже того, число инвалидов сейчас хотят уменьшить.

  • Недостаток коечного фонда. Только два региона в России существенно не уменьшили количество коек — Московская область и Петербург, поэтому и смертность в этих двух регионах существенно ниже, чем в среднем по России (не говорю сейчас о внутренней структуре коечного фонда).

Все деньги – в госклиники

В ближайшее время в демографической структуре населения нас ждут серьезные изменения — число трудоспособных будет уменьшаться, число пожилых и детей — расти. Им нужна медицинская помощь. При этом реальные доходы населения будут падать, поэтому бесплатные услуги надо только наращивать. Есть два пути, по которым может пойти правительство РФ:

1. Система здравоохранения получает денег столько же, сколько и в 2013 году в сопоставимых цифрах. Значит, в 2016 году будет стабилизация, развитие начнется, допустим, с 2017 года, если в системе будет постепенно расти финансирование до 5% ВВП. 
Если этих денег не будет, не надо питать иллюзий - нас ждет рост смертности.

2. В сопоставимых ценах разница в финансировании-2013 и -2016 - 690 млрд рублей. Если их не будет, надо расставлять приоритеты и перестать, грубо говоря, воровать. Это и есть эффективность. Необходимо не размазывание денег, а строгая экономия.

  • Надо отказаться от инвестиций в строительство, закупок дорогого оборудования, надо снизить затраты на закупку лекарственных средств – работать с дилерами, чтобы уменьшить их стоимость на 10-30%. И требовать от страховых медицинских организаций строгого доведения денег до медицинских организаций. 

  • Если не будет финансирования даже на уровне 2013 года, на специализированную помощь нам хватит денег только на экстренную помощь в стационарах, а на ВМП — только в национальных федеральных центрах. Приоритеты: мужчины, дети, пенсионеры. Придется отказаться от дорогих видов медицинской помощи – выхаживания 500-граммовых младенцев, ЭКО, лечения орфанных заболеваний.

  • Нельзя допускать никаких сокращений мощностей государственной системы здравоохранения, хорошо, что в Петербурге не успели этого сделать. 

  • Сейчас население платит 36% - в карман врачу госучреждений, в кассу госучреждений, в частной клинике. В условиях кризиса придется сконцентрировать все потоки денежных средств только в государственных учреждениях. Денег мало, но когда мы их распыляем, то у государственных учреждений их катастрофически не хватает, в том числе на оплату труда. В результате мы разрушаем государственную медицину. Деньги должны нормироваться и распределяться, как в свое время было распределение по продуктовым карточкам.

  • Чтобы обеспечить базовую медицинскую помощь населению, эффективное расходование средств, необходимо также определить личную ответственность и профессионализм руководителей здравоохранения для достижения целей, установить строжайшую экономию и обеспечить резкое снижение коррупции в здравоохранении.

Год назад, когда обсуждался бюджет здравоохранения на 2015 год, я говорила, что при запланированном снижении финансирования смертность вырастет на полтора процента. Но я ошиблась — смертность за 7 месяцев 2015 года уже выросла на 1,7%, причем по итогам года она вырастет на 2,5-3%, в том числе и трудоспособного населения. И сегодня говорю – давайте относиться к ситуации в здравоохранении без иллюзий, это очень серьезно.

 


источник :  doctorpiter.ru

вернуться в раздел новостей