§

Новости

В Следственном управлении РТ появится экспертное подразделение, которое будет изучать так называемые «врачебные ошибки»
29 Января 2016 г.

29 уголовных дел возбуждено в отношении врачей и медработников в Татарстане в минувшем году. Три из них уже в суде, по остальным продолжается расследование. Об этом сегодня на итоговой коллегии республиканского Следственного управления объявил руководитель Павел Николаев. За два года количество возбужденных уголовных дел в отношении медработников за ненадлежащее оказание помощи достигло 55.

 

При расследовании таких дел нередко возникают сложности при проведении экспертиз, необходимых для установления вины медицинских работников, говорил Николаев.

«Поэтому уже в текущем году в структуре Следственного управления создано специализированное экспертное подразделение судебно-медицинского исследования», — заявил он. Какие специалисты будут входить в состав нового отдела и как их работа сможет улучшить расследования, Николаев не уточнил.

Объявляя о создании нового подразделения, Николаев использовал термин «врачебная ошибка». Он даже сделал уточнение: «В народе [это] принято называть врачебными ошибками». В 2014 году глава минздрава РТ Адель Вафин публично заявил, что этот термин юридически неверный и не должен использоваться прессой. О врачебной ошибке можно говорить только после приговора или решения суда, объяснял министр. Он напомнил всем о презумпции невиновности врача

Создание нового подразделения не уменьшит статистику, а сделает ее только хуже, потому что нет ничего хуже запуганного врача, отреагировал на новость председатель правления Ассоциации медицинских работников РТ Ростислав Туишев. По мнению заслуженного врача, теперь коллеги будут бояться брать на себя ответственность за здоровье пациентов, и будут выполнять свою работу только в пределах написанных инструкций.

Давление правозащиты

В минувшем году правозащитники через суды взыскали в пользу пострадавших пациентов 950 000 рублей компенсаций с медицинских учреждений республики. Сейчас под их контролем находятся уголовные дела в отношении врачей в Казани, Нижнекамске, Альметьевске. Два из них рассматриваются в суде

При этом Туишев заявляет, что из 13 судебных процессов, где на скамье подсудимых оказывались врачи, лишь одно закончилось не в пользу обвиняемого. Он отделался небольшим штрафом. В остальных случаях разбирательства заканчивались ничем, констатирует он и настаивает, что врачебные ошибки не происходят от недостаточного опыта и знаний самих медиков.

«Чтобы привлечь к уголовной ответственности, должны быть злостные нарушения. Их, как правило, нет, — утверждает собеседник. — Врачебные ошибки связаны с неимением времени, нехваткой обследования, мало ли какие бывают причины, которые зависят не только от врачей? Я не знаю таких врачей, которые делают что-то не то, а если и ошибаются, то это его искреннее заблуждение, или связано с какими-то объективными обстоятельствами».

Однако некоторые примеры 2015 года, приведенные юристами Казанского правозащитного центра (КПЦ), противоречат словам Туишева.

В мае Набережночелнинский городской суд обязал больницу скорой медицинской помощи выплатить 70 000 рублей Фанзиле Ярмухаметовой в счет компенсации морального вреда.

6 февраля 2012 года участковый терапевт выписал жителю Набережных Челнов Ярмухаметову направление на срочную госпитализацию в кардиологическое отделение. В тот же день 55-летнего мужчину с высокой температурой доставили в больницу. Дежурный врач решил, что у пациента пневмония, и направил его на госпитализацию. Через два дня он скончался в реанимационном отделении.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела отмечается, что врач БСМП поставил неверный диагноз, на основании чего пациента отвезли в инфекционную больницу. При этом в действиях медработника не усматриваются признаки преступления по статье 124 УК РФ «Неоказание помощи больному», говорят правозащитники.

Эксперты страховой компании «Ак барс — мед» выявили нарушения в действиях персонала БСМП. В частности, оказание помощи в учреждении не соответствовало протоколам ведения больных с ишемической болезнью сердца.

Сегодня также стало известно, что осужденную медсестру Резеду Кашапову перевели на ответственную должность — медицинской сестры палаты реанимации и интенсивной терапии для новорожденных детей.

В апреле Вахитовский районный суд Казани взыскал с клиники медицинского университета 700 000 рублей в пользу Елены Кузнецовой за смерть дочери. Судья частично удовлетворил 6-миллионный иск о компенсации морального вреда.

В мае 2010 года Кашапова заступила на дежурство в палатное отделение новорожденных детей в родильном отделении клиники. Медсестру предупредили о диагнозе новорожденной Насти Кузнецовой («Синдром срыгиваний») и необходимости пристального наблюдения за ней. В нарушение инструкций медсестра с 26-летним стажем работы оставила девочку без наблюдения и покинула палату. Через некоторое время врач-неонатолог обнаружила девочку «срыгнувшей створоженным молоком, с констатацией крайне тяжелого состояния ребенка, отсутствия самостоятельного дыхания, цианоза кожных покровов и слизистых, единичного сердцебиения». Через три месяца Настя умерла в Детской республиканской клинической больнице с диагнозом «Грубое органическое поражение головного мозга. Кома третьей степени».

По результатам служебной проверки врачу-неонатологу, старшей медсестре и шести медсестрам (в том числе Кашаповой) отделения новорожденных детей объявили выговор, а исполнявшему обязанности заведующего отделением объявили замечание. Формулировка — «за нарушение правил ухода за новорожденными, неисполнение должностных обязанностей медицинского персонала, отсутствие должного контроля за работой медицинского персонала отделения новорожденных детей».

5 декабря 2014 года Вахитовский райсуд Казани признал Кашапову виновной в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей, и приговорил к ограничению свободы на два года с лишением права заниматься медицинской деятельность на тот же срок.

В связи с истечением срока давности ее освободили от наказания. И подобных примеров на практике юристов уже десятки.

Сроки давности по этой статье минимальные — всего два года, говорит руководитель КПЦ Игорь Шолохов. Обычно это время уходит на расследование всех обстоятельств и проведение многочисленных экспертиз.