§

Новости

Жительница Железногорска умерла в больнице
11 Февраля 2016 г.

Дочь и сын 54-летней горожанки Ольги Свистильник до сих пор не могут прийти в себя после смерти мамы. Они убеждены, что врачи не установили правильный диагноз, не оказали нужную помощь, не захотели отправить ее в Курск. Облздрав проводит проверку

 

Наша мама была почетным донором, трудилась на МГОКе. Но заболела, и врач закрыл ей больничный, несмотря на высокую температуру и кашель, - рассказали Татьяна Шикунова и Сергей Свистильник. - Мама много лет сдавала кровь, чтобы спасти других. А в стационаре сначала ничего не находили на легких, а после смерти сказали, что на том же снимке просматривается молниеносная пневмония. Наверное, они просто боялись официально признать грипп.

Становилось всё хуже

Горожанка Татьяна Шикунова рассказала редакции, что ее 54-летняя мама, Ольга Свистильник, машинист конвейера на ДОКе, во второй декаде января простудилась. 23 января врач в горбольнице № 2 «закрыл» женщине больничный, несмотря на температуру выше 37 градусов и сильный кашель. Ольга Семёновна, по словам дочери и сына Александра, чувствовала себя очень плохо. 25 января ей стало еще хуже. Как говорят Татьяна и Александр, их маме в «скорой» помочь отказались, назвав случай «обычным». Из приемного покоя горбольницы № 2, куда она пришла, женщину госпитализировали в инфекционное отделение и, как пояснил Татьяне доктор, два дня кололи антибиотик (тот же, что до этого кололи дома по назначению терапевта), ставили капельницы с физраствором и глюкозой. У больной температура поднималась до 38 градусов, ее сбивали, она вновь поднималась. Именно этим доктора объясняли женщине то, что она не могла встать с кровати. У нее болел живот, врач объясняла, что болят мышцы от кашля. На 28 января женщине назначили УЗИ, но обследование не сделали - пациентка не могла спуститься из палаты в машину, которая перевезла бы ее в основной корпус больницы. «Мы предлагали отвезти маму в областную больницу, но врач сказала - пока не нужно. А маме становилось все хуже. Когда мы возмутились, что, попав в отделение, мама буквально слегла, выяснилось: в больнице есть портативный аппарат УЗИ, - рассказала Татьяна. - Обследование показало жидкость в легких, маму срочно перевели в основной стационар. Хирург сказал, что ее состояние крайне тяжелое, идет заражение крови. Маме прямо во время УЗИ сделали прокол легкого, убрали жидкость. При нас, 29 января у дверей реанимационного отделения, мы слышали, как два врача переговаривались - мол, что делать с больной, не знаем...»

Причина неизвестна

Утром 29 января Ольгу Свистильник, со слов врачей, подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, давление поддерживали только с помощью лекарств. Объяснить, что происходит, врачи не могли. Татьяна и Александр позвонили на горячую линию областного комитета здравоохранения, им позже сказали: к маме приедет бригада курских врачей. «Мы немного успокоились и поехали домой - у нас ведь маленькие дети», - рассказала Татьяна. Но бригада так и не выехала: Ольга Семёновна умерла. «Врачи сказали, что у нее - сердечная недостаточность, холецистит (воспаление желчного пузыря - ред.) и ОРВИ», - рассказала Татьяна.

Окончательная причина смерти еще не названа, были взяты образцы для гистологических и других исследований. Но в справке о смерти предварительной причиной смерти названа, в т. ч., ОРВИ, причем «неустановленная».
«О смерти мамы нам сообщили ее знакомые, хотя на медкарте были наши телефоны. Маму уже не вернуть. Но мы хотим, чтобы врачи были хоть немного внимательнее к больным. Чтобы не было у них равнодушия к пациентам. Если у мамы был грипп, то почему врачи так боятся это признавать?» - сказала Татьяна, едва сдерживая слезы. С ее слов, 28 января на снимке легких врачи ничего плохого не видели, а после смерти мамы один из врачей обмолвился: на тех же снимках «просматривалась лавинообразная» пневмония.

«Результатов ещё нет»
Алексей Филатов, главврач горбольницы № 2:

По факту смерти пациентки проводится проверка комитетом здравоохранения, запрошена вся документация. Пока нет еще даже результатов вскрытия - не готов ряд важных анализов. Что касается возможного выезда специалистов из Курска к пациентке, то мне ничего об этом не известно. С момента ухудшения состояния пациентки я лично держал контакт со специалистами комитета здравоохранения, согласовывая тактику ведения больной. Сообщение о смерти родственникам и даже в органы внутренних дел (при насильственной причине смерти) происходит не ранее появления достоверных признаков биологической смерти (трупного окоченения, трупных пятен и т. д.). Обычно - через один-полтора часа после наступления смерти. Такова сложившаяся многолетняя практика отделения реанимации. В случае с указанной пациенткой в пределах часа после констатации смерти дочь сама позвонила в отделение, о смерти она услышала впервые от реаниматолога.

Сообщат дополнительно

В облздраве на момент выхода номера «Эхо недели» ситуацию не прокомментировали. Днем 10 февраля редакция получила по электронной почте ответ за подписью руководителя комитета Ольги Новиковой. В нем сказано, что по обращению редакции, а также обращению Александра Свистильника проводится проверка качества оказания медицинской помощи Ольге Свистильник. В ответе говорится, что до окончания проверки никаких комментариев комитет дать не может, о результатах проверки сообщит дополнительно.


От редакции:

Один из областных чиновников в беседе с журналистом «Эхо недели» сослался на врачебную тайну и раздраженно спросил: «Вы что, не знаете, что в больницах умирают люди?» Знаем. Но, вообще-то, люди идут в больницы, чтобы выздороветь.

Сергей Прокопенко

 


источник : www.echonedeli.ru

вернуться в раздел новостей