§

Уголовная ответственность медицинского персонала

Оговорки

 

Национальный проект «Здоровье» и политика государства, направленная на значительное увеличение финансирования мер по охране здоровья, являются, безусловно, позитивным фактором, находящим поддержку в широких слоях населения.

Давно запрашиваемое медицинским сообществом повышение заработных плат, насыщение отрасли оборудованием, лекарственное обеспечение, масштабное строительство новых медицинских центров – все это и многое другое в огромной степени изменяют положение дел в здравоохранении.

Сегодня можно смело говорить о том, что главный фактор, на который прежде «списывались» грехи здравоохранения и который был своеобразным щитом для ошибок медицины и отдельных врачей, – прекратил свое действие. Речь, конечно, идет о том, что в здравоохранении не было денег. Сейчас общество понимает: деньги в медицине есть. Хотя можно спорить о том, насколько эффективно они используются, сегодняшняя ситуация сама по себе совершенно иначе позволяет посмотреть на ответственность субъектов, отвечающих за охрану здоровья. С нищего здравоохранения и спросить-то ничего нельзя. С сегодняшнего здравоохранения необходимо спрашивать, иначе выделенные государством деньги растворятся в бездонном хаосе представлений о том, за что отвечать должно, а за что нет.

Имеются все основания полагать, что деньги, выделенные государством на охрану здоровья, требуют контроля за качеством и эффективностью их использования, а это и есть, в конечном счете, качество медицинской помощи. Таким образом, имеется совпадение интересов государства и общества в налаживании системы контроля за качеством и своевременностью медицинской помощи.

С 2004 года наметилась общая тенденция по увеличению количества жалоб граждан на медицинскую помощь. Растет количество уголовных дел, приговоров, удовлетворенные суммы исков в гражданских спорах в сотни раз превышают прежние. До сих пор будоражат страну громкие дела, последние из которых: в Екатеринбурге ребенку заклеили рот; в Краснодаре малышке (Соне Куливец) ампутировали руку; в Тихорецке мужчине, не имевшего полиса ОМС, отказали в медпомощи, и он скончался.

Само медицинское сообщество оказывается совершенно неподготовленным к тому, что его действия, как правило, имеют юридически значимые последствия (последствия для жизни и здоровья человека), за которые нередко предусмотрена уголовная ответственность. В этой ситуации оно отвечает обществу еще большей закрытостью, обидами и негативной составляющей корпоративности.

Сопоставляя общественную опасность противоправного действия (бездействия) врача и общественную опасность деяний лиц, которых в обществе принято считать преступниками, несложно убедиться, что образ врача и образ преступника несопоставимы. В массовом общественном сознании врач и не должен сравниваться с преступником, иначе доверие к профессии врача будет подорвано окончательно, что сведет результат любого медицинского вмешательства к минимуму, а многие люди (пациенты и врачи) уйдут из медицины к шарлатанам, как это происходит сейчас.

В то же время дисквалификация врача (лишение права заниматься медицинской деятельностью), по сути, является административным, а не уголовным наказанием. По крайней мере, дисквалификации можно добиться и в порядке административного преследования. Неудивительно, что любая попытка возбудить уголовное дело против врача наталкивается на стену корпоративности: система здравоохранения, эксперты, иногда само государство (его органы) оказываются на стороне врача и защищают его, свято полагая, что он не «уголовник». Проще говоря, неадекватность возможного наказания (уголовного) вызывает столь же неадекватную, но по существу правомерную, защиту врачебного сообщества от гипертрофированных обвинений вроде «врачи-убийцы!» (выражение, часто употребляющееся в СМИ), что неграмотно даже с юридической точки зрения.

При этом имеются все основания полагать, что угроза административного наказания взамен уголовного не вызывала бы столь мощного отпора со стороны врачебной корпорации, а напротив, могла бы стать мощным инструментом в борьбе за чистоту рядов и за улучшение качества медицинской помощи.

Вероятно при этом, что умышленные преступления останутся прерогативой УК РФ, а в данном контексте речь идет только о преступлениях с неосторожной формой вины (легкомыслие и небрежность).Это не означает, что случай, когда, например, родильнице с сепсисом не дали антибиотик, должен расцениваться как административное нарушение. Случаи такого рода должны быть рассмотрены, как преступления с косвенным умыслом с учетом определения ч.3 ст. 25 УК РФ: «лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично», – так может и должно трактоваться убийство с косвенным умыслом.

Таким образом, имеется необходимость в том, чтобы перенестиосновную тяжесть ответственности врача за преступления с неосторожной формой вины из уголовного законодательства (УК РФ) в административное (КОАП РФ[2]) посредством:

1.    Дополнения КОАП РФ. На сегодняшний день ненаказуемыми в административном и уголовном порядке являются причинение по неосторожности в процессе оказания медицинской помощи легкого и среднего вреда здоровью гражданина лицом, обязанным оказывать медицинскую помощь. Такое причинение должно быть наказуемо штрафами и/или частичной, и/или полной (пожизненной) дисквалификацией, и/или наказанием в виде обязанности пройти обучение в период дисквалификации с последующей сертификацией.

2.    Перенесения из УК РФ в КОАП РФ и соответствующего их изменения ряда норм – например, ч.2 ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности субъектом профессиональной деятельности) и ч. 2 ст. 118 УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности субъектом профессиональной деятельности).

3.    Создания какой-либо государственной структуры (службы, ведомства, министерства), обладающей функцией административного преследования медицинского персонала и поддержкой административного обвинения в судах, или наделение указанной функцией той или иной из существующих структур.

Общественный совет по защите прав пациентов при Росздравнадзоре выражает уверенность в том, что подобные меры необходимы российскому здравоохранению и оздоровят его, поскольку адекватная ответственность и правоприменительная практика позволят создать правовые критерии качества и своевременности медицинской помощи, «привив» их каждому врачу.

[1] По материалам Решения Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре № 6/зр от 31.10.2007. «Об административной ответственности медицинского персонала».

[2] Кодекс об административных правонарушениях РФ.