§

Новости

Мать умершего в стационаре североуральца Павла Синицкого не прекращает расследование
21 Ноября 2016 г.

Второй год Ирина Синицкая пытается понять, как так случилось, что ее ребенок ушел из жизни на больничной койке, находясь под контролем медиков. Пережитое за год с небольшим – Павел умер
22 августа 2015 года – женщина называет одним словом «ужас».

 

Со дня смерти Павла Синицкого прошел год и почти три месяца. Мать не прекращает расследовать причины его смерти. Фото с личной страницы соцсети ВКонтакте.

Похоронив 31-летнего сына, Ирина Николаевна практически сразу начала выяснять, что случилось той ночью, когда она, после долгих уговоров и ультиматумов, оставила ребенка в стационаре ЦГБ. Женщина подавала заявление в страховую компанию «Астрамед», чтобы понять, виновны ли в случившемся врачи.

– Мне ответили, что вина медиков есть, – поясняет Синицкая, – но «Астрамед» не та организация, которая может выступать в роли экспертов.

После этого женщина написала в прокуратуру – в городскую и параллельно в областную, с требованием признать вину врачей.

Но прокуратура посчитала, что разбираться в деле должна… полиция, и передала все участковому полицейскому.

Участковый, как рассказала Ирина Николаевна, несколько раз вызывал ее к себе, брал с нее письменные разъяснения. Она предоставила ему все имеющиеся у нее документы. И обратилась с одной очень важной, на ее взгляд, просьбой – сделать запрос по исходящим звонкам с телефона Павла. Ирина хотела доказать ответчикам (ЦГБ Североуральска), что очень много раз за последние два месяца жизни Павла они обращались за помощью медиков. В «Скорую», как утверждает Ирина Николаевна, они звонили не три раза, как написано в ответе больницы, а все десять. Но парню отказывали в госпитализации, считая, что он здоров и просто симулирует болезнь.

– Участковый заверил меня, что запрос по звонкам сделал, – рассказывает мать Синицкого, – но сколько я у него ни спрашивала, он постоянно отвечал, что ответа на запрос нет.

Последний разговор с участковым полиции состоялся в марте 2016 года. Тогда, как рассказала Ирина Николаевна, представитель правоохранительных органов, которому поручили заниматься рассмотрением материалов проверки по заявлению Синицкой, сказал, что вообще ничем ей не обязан…

– В апреле я поняла, что без адвоката мне не обойтись, – говорит Синицкая, – но те, к кому обращалась, говорили, что не нужно мне в это впрягаться.

И тогда женщина обратила внимание на баннер «Ваше право», размещенный на здании бывшей вечерней школы, где предлагались услуги юриста. Зашла, познакомилась с юристом. Рассказала все. И он взялся ей помочь. Весь апрель мужчина изучал бумаги и через месяц составил исковое заявление в суд – на горздрав (без указания конкретных фамилий) – на возмещение морального и материального ущерба пострадавшей стороне (матери умершего).

Когда заявление было готово, адвокат заверил истицу, что сам передаст его в суд. И пропал…

– В офисе его не было, на звонки не отвечал, – говорит Синицкая, – если набирала с другого телефона, отвечал и тут же сбрасывал.

В августе женщина случайно встретила своего правозащитника на улице, выяснила, что заявление в суд он до сих пор не направил. Но после встречи все-таки сделал это.

– Почему он тянул, я не поняла, – говорит Ирина Николаевна.

20 августа 2016 года (накануне годовщины смерти Павла) первое предварительное заседание не состоялось, так как участковый не предоставил суду никакие документы. Состоялось заседание
25-го числа, где выяснилось, что результаты судмедэкспертизы из Екатеринбурга в полицию Североуральска давно пришли, только пострадавшая об этом ничего не знала.

– Ответ был длинным, в нем говорилось о том, что вина медиков есть, – говорит Ирина, – но короткое заключение звучало примерно так: «Вины врачей нет, смерть была неизбежна».

И тогда Синицкая, ее правозащитник и судья приняли решение обратиться к независимым экспертам в Москве. Судья сделал запрос. Ждут ответа.

 


источник :  nslovo.info

вернуться в раздел новостей