§

Новости

«Вы неправильно тужились, вот ребёнок и умер»: ещё один случай гибели младенца в Уфе
27 Июля 2017 г.

Свою трагическую историю 31-летняя Инна Яковлева не решалась рассказать два месяца. 17 мая в стенах республиканского перинатального центра умерла ее новорожденная дочь Ева: малышка прожила всего три дня. В том, что её ребёнок скончался, она винит врачей, принимавших роды. Поддержали женщину и следователи: по результатам доследственной проверки возбудили уголовное дело. Статья – «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Другими словами, ребенка можно было спасти, но врачи его проморгали.

 

Доверилась врачам

Узнав, что в эксплуатацию ввели новый корпус республиканского перинатального центра, уфимка Инна Яковлева решила рожать именно там. Чистые палаты, новое оборудование, квалифицированные специалисты – разве что-то может пойти не так?

– Госпитализировали меня 10 мая, – вспоминает уфимка. – Приезжала ещё накануне, но мне сказали: если до праздников не рожу, меня положат.

На УЗИ выяснилось, что у плода имеется однократное обвитие пуповиной. Однако будущую маму врачи успокоили – дескать, это не проблема. Ребёнок находился в правильном – головном – предлежании, а значит, родить Инна сможет самостоятельно.

Послушал сердце плода и ужаснулся

Положенные для родов 38 недель миновали. Шла уже 41-я неделя, а дочка Инны всё не хотела появляться на свет.

– 11 мая мне предложили стимуляцию, я согласилась, – говорит уфимка. – Дали какую-то таблетку, но родовая деятельность так и не началась. Через сутки дали вторую таблетку – к вечеру я почувствовала схватки, затем отошли воды.

По словам роженицы, несмотря на искусственную стимуляцию, раскрытие шейки матки было небольшим – всего полтора-два сантиметра. Врач прослушал сердцебиение плода, ужаснулся и вызвал акушеров.

– Один из них стал давить мне на живот, второй тянул ребёнка за голову специальным прибором, – говорит Инна. – Дочка родилась синяя. По шкале Апгар ей поставили один балл.

Инна даже не успела посмотреть на свою девочку – малышку сразу же увезли в реанимацию. Молодая мама встревожилась: почему ребёнок не плачет? Ответ ее обескуражил:

– Мне заявили, что я неправильно тужилась, – горюет безутешная женщина.

Никто не подошел

Свою недолгую жизнь девочка провела в коматозном сне под аппаратом искусственной вентиляции лёгких. Мать уверяли, что ребенку будут переливать плазму. И даже скоро уберут ИВЛ – возможно, девочка уже сможет дышать сама. Но этих процедур малютка не дождалась. Спустя три с половиной дня после родов Инне сообщили, что её дочь умерла.

– Дать валерьянку? – подскочила к побелевшей от шока матери медсестра.

– Я отказалась, – вспоминает тот страшный день женщина. – Больше ко мне так никто и не подошел.

Кто в ответе за смерть малыша

В заключении о смерти значилось два диагноза: инфицирование околоплодной жидкости и острая гипоксия – иными словами, ребенок задохнулся. Но Инна уверена, что в истории болезни написали много того, чего не было на самом деле.

– Физиотерапия, магний, железо, – ничего из того, что они написали в карточке, мне не делали, – уверяет уфимка.

Сразу же после гибели новорождённой в больнице началась доследственная проверка, а по ее результатам в конце июня следователи возбудили уголовное дело.

Однако обвинение пока никому не предъявлено – необходимо дождаться результатов экспертизы. Если оплошность врачей докажут, виновному грозит до трёх лет лишения свободы. И никакой врачебной деятельности – какая практика с подмоченной-то репутацией?

Убитая горем женщина написала в Следственный комитет России и детскому правозащитнику по Башкирии Милане Скоробогатовой. Официальные лица пообещали держать ситуацию на контроле.

В Следственном комитете республики подтвердили факт случившегося.

– Дело такое есть, – сообщила руководитель пресс-службы Следственного комитета Башкирии Светлана Абрамова. – Сейчас оно находится на стадии экспертного исследования.

Застать на рабочем месте главного врача перинатального центра за несколько дней так и не удалось. Один раз он всё-таки взял трубку и, узнав, что ему звонят журналисты, попросил связаться с ним позже, однако больше на звонки не отвечал.

Марина Маренкова