§

Новости

Верховный суд вступился за пациентов, которых лечили неправильно
01 Августа 2017 г.

Ситуация, когда в больнице поставили неправильный диагноз и ошиблись с выбором лечения — не самая редкая. Если после ошибки врачей одной клиники пациент проявил инициативу и предпочел лечение в другой, компенсируют ли ему затраты? И обязан ли он сам доказывать в суде, что в смене медучреждения была необходимость? В этих вопросах разобрался Верховный суд.

 

Неправильно лечили

Новорожденная дочь Екатерины Ивановой*, жительницы Республики Саха (Якутия), заболела. "Это дисбактериоз и госпитализации не требуется,"- решил врач в приемном покое Мирнинской ЦРБ, куда обратилась Иванова, и с назначенным "Линексом" ребенка отпустили домой. Но спустя некоторое время девочку в больницу привезли на скорой в состоянии средней тяжести. После недели в больнице ее выписали. Жалоб нет, состояние ребенка удовлетворительное - он поправился, констатировали медики и отправили пациентку домой, прописав лекарства и рассказав матери, как ухаживать за ребенком. 

Два дня спустя девочке стало хуже, и мать приняла решение больше не обращаться в "опасные" местные клиники, а отправить ребенка в больницу Новосибирска. В тяжелом состоянии девочку госпитализировали в Детскую городскую клиническую больницу №3 Новосибирска в детское инфекционное отделение для новорожденных. Там она пролежала еще пять дней, после чего ребенка отпустили домой.

Иванова решила выяснить, почему в первой больнице ее дочь выписали при том, что лечение, судя по дальнейшему течению болезни, было ошибочным. Качество медпомощи оценило АО "ГСМК "Сахамедстрах". Эксперты указали, что ребенка вполне обоснованно госпитализировали в первый раз. С диагнозом врачи не ошиблись, но нужные анализы не назначили. Из-за этого медики выбрали неправильную схему лечения. В итоге состояние ребенка ухудшилось. Мать ребенка пошла в суд, чтобы добиться компенсации за неправильное лечение. 

Пациент заслужил компенсацию

Иванова подала иск в Мирнинский районный суд Республики Саха (Якутия). Суду она представила экспертное заключение страховой компании, в котором говорилось о неправильном лечении ребенка, и потребовала взыскать с Мирнинской больницы возмещение расходов на лечение и проезд к другому медучреждению в размере 30 317 руб., штраф, а также компенсацию морального вреда - 500 000 руб.

Иск удовлетворили частично (дело № 2-456/2016 ~ М-413/2016). Больница не смогла доказать, что нарушений с ее стороны не было, и суд взыскал с нее материальный ущерб в размере 30 317 руб., штраф - 65 158 руб., госпошлину 4 563 руб., а также компенсацию за моральный ущерб - в пять раз меньше, чем требовала заявительница, 100 000 руб. - в общей сложности почти 200 000 руб.

В полном объеме подобные иски удовлетворяют нечасто. Слишком уж абстрактна категория морального вреда, да и заявители порой злоупотребляют, запрашивая завышенные суммы, отмечает Мария Корниенко, партнёр юридического агентства "Представитель".

Требования о компенсации морального вреда удовлетворяются, как правило, в пределах до 2 млн руб., а средняя компенсация колеблется в пределах 20-500 000 руб. и зависит от усмотрения суда  (см. "Плата за ошибку: за неправильные действия медиков присудили рекордные компенсации"). При этом если речь идет о "медицинских" делах, суд должен в первую очередь установить, есть ли причинно-следственная связь между вредом здоровью, о котором идет речь, и действиями врачей, - говорит Корниенко: "Например, генетические отклонения в развитии плода даже при позднем их диагностировании, очень сложно доказать с точки зрения "качества" медицинской услуги. Ведь вне зависимости от действий врачей и качества оказания медпомощи такое нарушение в работе организма ребенка не сопряжено в действиями медиков и не может быть нивелировано при их повышенной осмотрительности."

Апелляция - на стороне больницы

В Верховном суде Республики Саха (Якутия), решение первой инстанции отменили полностью (дело № 33-4309/2016) и в иске отказали. Суд апелляционной инстанции указал: "На истце лежит обязанность доказать, что лечение полученное её малолетней дочерью не могло быть предоставлено ей своевременно, в полном объеме и надлежащего качества по месту жительства, либо в его предоставлении было отказано", - сказано в определении. А если заявительница могла получить помощь по месту жительства, но без объективных причин не воспользовалась ей - то и деньги ей не положены. В апелляции обратили внимание: заявительница сама решила лечить ребенка в Новосибирске, направления ей никто не давал. А доказательств того, что ребенка нужно было лечить в экстренном порядке и за пределами пределами Республики Саха (Якутия), в выписке из истории болезни ребенка нет. Значит на компенсацию рассчитывать не стоит.

ВС защитил пациентов

Коллегия по гражданским спорам ВС под председательством судьи Сергея Асташова не согласилась с выводами апелляции. В вопросе доказывания суд поддержал пациента. Тот, кто нарушил обязательство по предоставлению качественной услуги, тот и должен доказывать, что не виноват, напомнил в определении по делу Верховный суд п.2 ст. 401 ГК. К случаю применим и закон о защите прав потребителей, решил ВС. По нему исполнитель услуги - в этом случае, больница - может не платить компенсацию, только если докажет, что предоставила услугу плохого качества "вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом". И это зачача самого медучреждения. ВС напомнил, что больницы должны предоставлять пациенту всю необходимую информацию и надлежащим образом выполнять свою работу - ведь пациент не имеет специальных медицинских знаний. 

Варюшин уверен, что в этом случае можно говорить о недостаточной работе представителя медицинской организации, который не представил необходимых суду доказательств. "При грамотном выстраивании линии защиты таких исков можно избежать, более того, их можно упредить еще на стадии претензии", - замечает Варюшин. На вопрос доказательств обратил внимание и Верховный суд. Апелляции следовало обсудить вопрос о том, чтобы участники дела предоставили дополнительные доказательства, или при необходимости содействовать в их сборе и истребовании, если судьям казалось, что в первой инстанции значимые для дела обстоятельства определили неверно. Такую возможность дает п.1 ст. 330 ГК - но в апелляции ей не воспользовались.

В итоге ВС отменил апелляционное определение и отправил дело на новое рассмотрение в Верховный суд Республики Саха (Якутия). В результате решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Ирина Кондратьева

 


источник :  pravo.ru

вернуться в раздел новостей