§

Новости

И тут выхожу я – вся в белом…
29 Сентября 2017 г.

Очередная волна убогости и серости, в которой пребывает наша медицина, поднялась после того, как известная поэтесса Юнна Мориц, в середине сентября доставленная в НИИ имени Склифосовского с переломом шейки бедра, поделилась своими впечатлениями от пребывания в одном из самых «элитных» медучреждений страны.

 

«Юнна на авось»

«Врачи в Склифе великолепные, но условия, в которых они работают, абсолютно из другого века, чудовищные … когда привезли на операцию, и я полчаса в холодном помещении, без никого, с жуткой болью ждала, когда появится анестезиолог... Потом сделали операцию, и там из 6 кроватей было 3 поломанных, 3 не поломанных...  Меня положили на поломанную кровать, где что-то не поднималось. Поэтому голова твоя, как у гуся, висела и болталась, а ты должен был умолять анестезиологов, чтобы они тебе что-нибудь подсунули. А они были тобой очень недовольны... Тебя перевозят на каталке, на которой на железный костяк положена салфетка, и тебя трясет по ребрам. У них просто ничего другого нет. У них вообще ничего нет… А есть и такие, что - ломаются. И те, которые поставлены новые, ломаются еще быстрее, чем старые. И окна в палатах такие, что если ты капельку открыл форточку, а кто-то откроет дверь, то рвет все окно вместе с балконом. А одна палата есть, в которой вообще балкон не закрывается плотно, там дует всю зиму…».

Все, о чем поведала людям поэтесса, люди давно уже знают – просто всегда интересно услышать о том, как известный человек вдруг узнает о существовании какого-то другого, отличного от привычного слегка идеализированного мирка, в котором всегда все «ровно».

А там, за гранью собственного мирка, куда приходится попадать, вдруг заболевая, происходит ой-ой-ой. Давно уже не секрет, что государство просто «кинуло» медиков, определив их заработную плату на уровне 2-х прожиточных минимумов.

«Я сажусь в троллейбус и вижу рекламный проспект, зазывающий на работу кондуктором – там обещают зарплату 11,5 тыс. руб. Нужны ли комментарии?» - спрашивает действующий медик, которому «за державу обидно».  Не противоречит ли Конституции тот факт, что специалист, отучившись столько лет, не живет, а выживает с отсутствием малейшей перспективы улучшить жилищные условия? Ведь никакой банк не выдаст ипотечный кредит на 100 лет, поездка с ребенком к морю становится фантастикой, просто купить книгу – и то проблема, не говоря уже о компьютере.

Думаете, платный прием обогащает рядовых медиков? Те, кто принимает платно в той же поликлинике, получит  процентов 25-30% от стоимости приема. Допустим, оплатили тысячу рублей за платный осмотр у специалиста. Рублей 250 специалист получит. Припомните, не поленитесь – сколько вы отдаете сантехнику за замену прорванного шланга или мастеру за починку холодильника?

Суммы, которые получает врач из фонда ОМС, мизерные. Стационары по программе ОМС не обеспечиваются в полной мере медикаментами, вновь приходится оплачивать и эти расходы. Это же касается некоторых обследований, на которые есть очередь на несколько месяцев.

Сплошные разговоры про инновации типа «дистанционного лечения» или скворцовского патента на уникальную методику лечения с помощью «виртуальной реальности пятилетней давности. А просто, без затей вылечить зуб без того, чтобы не вывернуть наизнанку все карманы – об этом думать некогда и некому.

Или поговорить серьезно о подключении частных клиник к обслуживанию населения через систему ОМС. Мол, еще чего, государственные деньги на частных докторов тратить… Господа чиновники – не на частных докторов, а на лечение своих сограждан! Слышите? Нет, не слышат.

А пока не слышат, создание национальных проектов подобно латанию дыр в то время, когда расходятся швы. Жизнь простого врача, пытающегося выжить, давно превратилась в анекдот: «Почему доктор работает на полторы ставки? Потому что если будет работать на одну, то есть будет нечего, а если на две, то есть будет некогда».

За медика нищего замолвите слово…

Ужасающие условия, в которые живут и, работают сегодня люди в белых халатах, не видны в официальных отчетах. Они видны и слышны лишь из воплей отчаяния медиков, пишущих своим руководителям, министру здравоохранения, президенту, просто открытые письма в сеть.

Медики Любинской больницы, что в Омской области, писали о том, как их путают с бомжами и не подпускают к людям, пострадавшим в ДТП, поскольку у фельдшеров нет ни форменной одежды, ни денег на нормальную гражданскую. И это не говоря уже об экономии на всем, включая выплаты за переработку.

Но жалуясь на свою жизнь, любинские медики еще и помнят о том, что они должны лечить людей. Но как? Чтобы пройти элементарное обследование – сдать общей анализ крови, пациентам приходится ждать бесплатного талона по две недели. В стационаре нет процедурной медсестры, в службе скорой помощи – диспетчера. И т.д. и т.п. до бесконечности.

А белгородские медики говорят: «Мы скоро протянем ноги – все, что получаем, уходит за долги». Медики написали коллективное заявление начальнику областного управления по труду и занятости населения, в котором поставили вопрос – почему их реальная заработная плата резко отличается от средней по региону? Средний заработок по Белгородской области в сфере здравоохранения в 2017 году – для врачей 27-40 тысяч рублей, для медсестёр – 20-22 тысячи рублей, для санитарок – 15-17 тысяч рублей. Медики указали, что их больница работает круглосуточно, план регулярно выполняется, а в зимний период перевыполняется в разы. А зарплата при этом не растёт.

«Нам с мужем на жизнь и на квартиру всегда не хватает, приходится перезанимать – да мы все друг у друга перезанимаем! Если я получаю зарплату – мы идём в магазин и закупаем на месяц продукты, которые не портятся, а с зарплаты мужа раздаём долги», – рассказывает одна из медсестер.

«Может, нужно зарплату медицинских работников назвать «голодная пайка медика? Так хоть будет честней!» – возмущался известный белгородский блогер Сергей Лежнев. А комиссия областного департамента здравоохранения, проехавшаяся по медучреждениям с проверкой, пришла к выводу, что зарплата начисляется… правильно.

«Многие из нас подумывают уйти не только из этой больницы, но и вообще из медицины. Я люблю свою работу, но хотелось бы получать за неё адекватный заработок» – выражает общение мнение большинства опытных работников медсестра с 16-летним стажем.

Профсоюзы медиков предупреждают: регионы теряют врачей из-за низкой зарплаты. Как говорится в аналитической записке, составленной профсоюзом после разбора статистических данных, средняя зарплата по отрасли снизилась в 7 регионах: в Северной Осетии, республике Татарстан, Калужской, Ростовской, Новосибирской, Томской областях и в Приморском крае.  При этом, по стране в целом, средний заработок по отрасли увеличился на 3,4%.

Отдельно в профсоюзе акцентируют внимание на том, что заработки врачей, медсестер и иного медицинского персонала сильно рознятся от региона к региону. Уровень зарплаты по стране колеблется от 18 775 руб. в Калмыкии до 71 400 рублей в Москве. «В 67 субъектах РФ  из 81 анализируемых уровень средней заработной платы ниже общероссийского показателя  в сфере здравоохранения, что составляет  83% от общего их числа, – рассказывает зампредседателя профсоюза Геннадий Щербаков. – Из-за существенного расслоения зарплат, регионы теряют специалистов! Особенно это показательно для небольших городов, где уже наблюдаются значительные проблемы с привлечением и закреплением квалифицированных кадров. В этих условиях, снижение заработков совершенно недопустимо»!

По данным статистики, средний заработок врача за полугодие составил 52 953 руб. среднего медицинского персонала – 29 432 руб, младшего медперсонала – 19368 руб. Однако, в профсоюзе подчеркивают, что эти показатели приводятся без учета загруженности врачей и медиков. Чтобы получать более или менее достойную зарплату большинству специалистов приходится совмещать работу на 1,5-2 ставки. В тоже время, в рамках выполнения майских указов президента Владимира Путина, из-за нехватки финансирования как региональные чиновники, так и главные врачи вынуждены идти на непопулярные меры. В том числе жонглировать бухгалтерией и статистикой, подгоняя отчетность под желаемую норму, а также проводя сокращения, либо переводя сотрудников из одной категории в другую (например, санитарок в уборщицы). Бюджетам поликлиник и больниц сейчас очень тяжело. Денег становится меньше, а платить приходится больше. В тоже время, многие из них не виноваты в том, что денег на медицину выделяется значительно меньше необходимой потребности. 

Профсоюзные деятели твердо уверены в том, что федеральное правительство должно выделять больше средств на здравоохранение в целом: «Без решения этого вопроса это просто перекладывание денег из одного кармана в другой».

А что власть? Похоже – «накласть»

Специалисты говорят, что сами по себе «майские указы» президента – дело нужное и хорошее. Но то, каким образом сделали на них «стойку» чиновники от медицины, определило и промежуточный итог по выполнению указов. Когда лишь 5,7% врачей получают зарплату, объявленную властями средней по стране, достойна ли такая реформа здравоохранения продолжения? Достойны ли нынешние руководители нашей медицины и дальше продолжать быть руководителями?

Если вместо того, чтобы «болеть» за свою отрасль, скворцовский Минздрав предлагает  родителям, отказавшимся от вакцинации детей,  болеть за свой счет.

Кроме того, с подачи же Минздрава разрабатывается законопроект, который бы не позволял распространять информацию, искажающую реальное отношение к лечению, к профилактике заболеваний, к ВИЧ конкретно.

Речь идет о тематических группах в соцсетях, а также о сайтах, где пишут, что вакцинация – это бизнес, публикуют фотографии детей, якобы пострадавших от прививок.

Таких родителей нужно наказывать, считает министр здравоохранения Вероника Скворцова. Другими словами, объявляется цензура на критику вакцинации – и даже если в каком-то случае прививка действительно навредила, родители, озвучившие это в сети, будут «поставлены в угол».

А глядя на «проделки» ведомства, съезжают с катушек и региональные минздравы. Достаточно вспомнить, как медицинские чиновники Алтайского края боролись за здоровье беременных землячек, среди которых «60% курят и во время интересного положения».

Желание отличное – сделать решили, как всегда, через… Мучаясь над тем, как запретить беременных женщинам продавать сигареты, чиновники посчитали, что продавец может требовать «документ, подтверждающий отсутствие беременности у женщины (справка)». Такую справку женщина должна будет ежемесячно брать у гинеколога.

По мнению сопредседателя Всероссийского союза пациентов Яна Власова, можно любую, даже самую хорошую инициативу, довести до абсурда – и это как раз тот самый случай. «Никаких справок об отсутствии беременности никакой продавец никакого магазина требовать не должен, – сказал он. – Информация о беременности – это личные данные. Понятно, что беременным женщинам курить крайне не рекомендуется, но запрет на законодательном уровне – это больше похоже на ограничение прав и свобод».

Если посмотреть, что пишут и говорят и медики и обычные россияне, мнение одно – министерством здравоохранения руководит не тот человек. Ведь на самом деле с общим, так сказать, центральным финансированием в России отнюдь не все плохо. Если там урезают, здесь экономят – то, как сказал когда-то премьер Медведев: «Бюджет на здравоохранение растёт. Он не падает». И добавил, что «На святое никто не будет покушаться, кто попробует — по рукам дадим и по остальным частям тела».

Вопрос, где деньги и почему они не доходят больниц и поликлиник? Это вопрос, прежде всего, к министру Веронике Скворцовой – но задавать его должны не мы, а к примеру, прокурор, следователь по «особо важным», представитель ФСБ. Ведь здоровье нации, это вещь не менее стратегическая, чем продовольственная программа или запуск спутников в космос.

Если же поговорить с действующими медиками – не кабинетными, теми, кто «на земле» трудится, можно выяснить, что современные оборудование, расходный материал и лекарства завозят чуть ли не в единичных экземплярах по типу «выставочных экспонатов», которые достают из «сусеков» лишь к приезду очередной комиссии.

Да что там, врачи говорят – «идолопоклонства» никто даже и не скрывает, и все это видят пациенты и их близкие. «Недавно ожидали врача в больнице. И как раз попали на какую-то проверяющую комиссию (т.е. отсидели от и до, т.к. нужный врач-заведующая естественно носилась с комиссией). В общем, они новые каталки откуда-то из чулана прикатили, сняли пленки, расставили по коридору. Комиссия прошла. Потом санитары быстренько запихнули эти каталки в лифт и увезли на другой этаж». (Видимо, уважаемой Юнне Мориц не повезло попасть в Склиф к приезду комиссии и покататься на новенькой каталке).

«Все шкафы в роддоме у них забиты наборами одноразовыми для родов, системами, пеленками, памперсами, шприцами, перчатками и прочей медицинской канителью, чтоб если проверка или телик нагрянет, показать, что всё у них есть. Но с пациенток и с рожениц требуют всё с собой тащить, как в 90-е».

И это просто комиссии. А когда приезжают совсем «большие люди»? Тогда показуха рождается во всей ее красе, как с приездом того же Медведева в одну из больниц: «Ждали Медведева. Ночью и днём велись ремонтные работы в отделении реанимации: красили стены, при этом больных никто не переводил. Готовились к «показухе». В отделении рядом все больные дышали краской, жаловались на головную боль…».

Особо отчаявшиеся предлагают «нашу "элиту"  лечить в отечественных больницах, а не в "германиях- израилях" -  чтоб они на своей шкуре почувствовали результаты своих "реформирований!"»

А что – в Склиф да на старую каталку… Хотя, может не проскочить. Узнают, кого везут, и каталки новые с кладовки достанут, и перчатки медицинские новенькие оденут, и халаты накрахмаленные…

Другое дело – неужели никто из медиков ни разу не озадачился вопросом: а зачем нужна эта показуха? Может быть, стоит один раз показать «большим людям» эту «сторону медали» – и все изменится? Зачем самим врачам и медсестрам это нужно – едва ли за показуху доплачивают?

Думаю, озадачивались медики этим вопросом. Просто мы живем в той стране, где перед проездом большого чиновника по «убитым» дорогам их ремонтируют или хотя бы красят бордюры, перед визитом чиновника на завод рабочих одевают в новенькие спецовки и учат, что говорить… А когда чиновника ждут в гости в больнице, из подсобки выкатывают новые каталки… После визита – все то же самое обратным ходом…

А между визитами нищие люди в белых халатах еще как-то умудряются лечить людей. Только вот когда-то чиновники перестанут самих врачей «лечить» обещаниями? А то ведь в скором времени из больниц исчезнут не только лекарства – но и… сами медики. Перейдем на самообслуживание?

Сегодня российское здравоохранение напоминает этакий тяжело груженый воз, с трудом едущий в гору по плохой дороге. На возу, собственно, возница, важный груз и… баба. Вспомните, как сделать, чтобы возу стало легче?

Чтобы легче было определиться, даю подсказку. Возница – это врачи, груз – это лекарства, баба – это… В общем, «хозяйку» бы вознице другую – глядишь, и груз до места доставят…

А пока… Вроде бы все недочеты видит президент страны – вот один губернатор ушел, вот другой засобирался, главе Минтранса Максиму Соколову на всю страну ВВП «нахлобучил» и объявил «неполное служебное» за ситуацию с «ВИМ-Авиа»…

Все, да не все. Тысячи «застрявших пациентов» (недолеченных, залеченных или вообще не принятых) – стандартная ежедневная ситуация для нашей медицины. Как сводки с фронта. А глава Минздрава Вероника Скворцова всегда с улубочкой…

У ВВП в марте следующего года очень серьезное мероприятие. Его успех или неудача  во многом зависит от действий губернаторов на местах и министров в правительстве. Первыми уже занялись, вторых начали ставить на место – не пора ли всевидящему президентскому оку заметить, наконец, что в нашем «министерстве здоровья» очень… нездоровая ситуация, и что тот самый «воз и поныне там». Балласт некому сбросить…

Дмитрий Михайлов



источник :  og.ru

вернуться в раздел новостей