§

Новости

В Тульской области медики 7 дней не могли поставить правильный диагноз мужчине
02 Октября 2017 г.

Родственники через суд доказали, что именно ненадлежащее исполнение обязанностей медиков привело к смерти пациента.

 

Алексинский городской суд вынес решение по иску Марии Скотниковой и ее матери к районной больнице №1 им профессора В.Ф.Снегирева. Они просили возместить им моральный ущерб в связи с потерей близкого человека – отца и мужа – по вине врачей. 

Что именно случилось, Myslo рассказала дочь мужчины Мария Скотникова.

61-летний Геннадий Авдеев 8 июня 2016 года почувствовал себя плохо: стали плохо слушаться правая рука и нога, затормозилась речь. В 16 часов близкие вызвали ему скорую и по настоянию родственников мужчина был доставлен в Алексинскую районную больницу. Его осмотрел дежурный врач, патологий не выявил и отправил домой.

На следующий день в связи с ухудшением состояния на дом вызвали участкового врача, но не дождавшись его, в 15.40 вновь позвонили в скорую. После уговоров родственников Геннадия вновь отвезли в ЦРБ, где после продолжительного ожидания его принял дежурный врач-невролог С. Похилько. Но вместо осмотра, начал выяснять, по какой причине мужчина не работает и осуждать его за это. Родственники пациента возмутились и только после этого врач позвал специалиста Л. Касьян. Женщина в 19.03 провела обследование мозга Авдеева и поставила ему диагноз: «многоочаговые изменения головного мозга сосудистого характера. Лейкоареоз, открытая гидроцефалия».

Ознакомившись в результатами обследования, С.Похилько заявил, что мест для госпитализации нет и назначил пациенту уколы и четыре вида таблеток. Сказал, что лечение надо продолжать 2 месяца.

– Лечение начали в тот же день. Но ему становилось только хуже. При попытках встать с кровати папа падал, стали отказывать правые рука и нога, – рассказывает Мария Скотникова. – Утром следующего дня вновь вызвали участкового врача. Примерно в 13 часов пришёл участковый врач М. Рахимов. Спросил давление и чем лечим. Сказал продолжать лечение и заверил, что папа поднимется. Но состояние папы продолжало ухудшаться.

В 15.23 родственники вновь вызвали скорую, настаивали на госпитализации, но и приехавшая на вызов фельдшер отказала, сославшись на приближение праздников.

– В праздничные дни мы продолжили лечение, но 13 июня рука и нога с правой стороны у него отказали совсем, он не мог говорить и нарушился процесс глотания, отправлялся под себя. В 13.49 мы вызвали скорую, но нам отказали даже в вызове. В 14.59 добились вызова скорой, но приехавшая фельдшер Карина Левочкина вновь отказала в госпитализации. Она померила давление и взяла кровь на сахар. На вопрос о перспективах выздоровления она ответила, что папа больше не встанет и скоро умрёт.

14 июня в 10 часов мы отнесли папу в машину и отвезли его в приёмный покой.

Геннадия Авдеева осмотрела врач-невролог Наталья Порывкина и срочно госпитализировала в реанимацию неврологическое отделение. После обследования на следующий день она уточнила диагноз – «инсульт».

– Порывкина боролась за его жизнь, но 1 июля в 18.15 часов папа скончался. В справке о смерти было сказано, что причиной смерти стал отек мозга, вызванный инфарктом мозга и тромбозом мозговых артерий. Мы считаем ненадлежащее исполнение своих обязанностей медиками скорой, участковым врачом и больницей. И это привело к смерти близкого нам человека. Если бы медики не потеряли столько времени, то, возможно, трагедии можно было избежать. Он угасал у нас на глазах, а мы не могли ему ничем помочь! – добавляет Мария Скотникова.

В связи с этим женщина и ее мать обратились в суд с требованием возместить им моральный ущерб.

Судебное разбирательство

Судебное разбирательство подтвердило догадки родственников мужчины: симптомы инсульта медики замечали, но почему-то игнорировали их.

Так, стало известно, что 8 июня в карте вызова было отмечено: у пациента наблюдался «нистагм», то есть быстрое, повторяющееся движение глазами, что указывает на начало развития мозговой патологии. 

На следующий день фельдшер, приехавший на очередной вызов, отметил в карте нарушение кровообращения головного мозга и указал на «парез» – неврологический синдром, обусловленный поражением двигательного пути нервной системы.

13 июня в карту вызова была занесена информация об устойчивой позе Ромберга у пациента (положение стоя со сдвинутыми вместе стопами, с закрытыми глазами и вытянутыми прямо перед собой руками), но при этом не указано, что мужчина не способен был сохранять равновесие. 

В карте стационарного больного врачом Похилько было указано, что «настоящее ухудшение у пациента началось 9 июня, мужчина обратился в приемный покой. Назначено амбулаторное лечение». Далее имеется информация, что 11 июня состояние пациента резко ухудшилось и ему был выставлен диагноз «инсульт».

Данные патологоанатомической экспертизы говорят о том, что у мужчины обнаружен «рецидивирующий инсульт», то есть повторный. 

В ходе судбеного разбирательства эксперты заявили, что на догоспитальном этапе врачами Алексинской районной больницы №1 были допущены недостатки оказания медицинской помощи Авдееву, ему была оказана неэффективная и некачественная медицинская помощь.

Тем не менее представитель ответчика (больницы) в суде заявил, что медицинская помощь была оказана пациенту в полном объеме. Он заявил, что 8 июня у мужчины не было показаний для госпитализации.

Также было заявлено, что результаты РКТ от 9 и 14 июня не отличаются, а значит фактического ухудшения не произошло. Заявления же о том, что у Авдеева были частично парализованы руки, по словам представителя ответчика, голословны: еще 13 июня мужчина с промахиваниями мог выполнить позу Ромберга.

Сами медики в судебном заседании не заявляли ничего, однако их представители не признавали предъявленных исковых требований и просили в них отказать. Аналогичного мнения придерживалось и министерство здравоохранения Тульской области, поскольку родственники не смогли предоставить суду доказательств, подтверждающих, что Авдеев умер в связи с непрофессиональными действиями сотрудников АРБ №1.

«При поступлении Авдеева в больницу все стандарты оказания медицинской помощи были выполнены, была оказана медицинская помощь, поставлен диагноз. В госпитализации было отказано, поскольку отсутствовали признаки ОНМК у больного», – завил представитель минздрава.

Решение суда

13 марта суд удовлетворил требования истцов и постановил взыскать с Алексинской районной больницы №1 им профессора В.Ф.Снегирева: 

  • возмещение расходов на организацию похорон и поминального обеда - в полном объеме – 42830 рублей;

  • возмещение морального вреда частично– по 250 тысяч каждому (заявлено было по 500 тысяч рублей);

  • оплата судебно-медицинской экспертизы полностью – 30 000 рублей;

  • факт ненадлежащего оказания медицинской помощи нашло свое подтверждение (уже 9 июня Авдеев нуждался в неотложной медицинской помощи а условиях стационара для проведения лечебно-диагностических мероприятий. Диагноз «ишемический инсульт» был установлен 14 июня несвоевременно);

  • доводы представителей ответчиков суд признал несостоятельными.

Юлия Александрова

 


источник :  myslo.ru

вернуться в раздел новостей