§

Новости

«Прогресс в медицине рождает все больше жалоб»: корифеи алтайской медицины об уголовных делах врачей
03 Ноября 2017 г.

В последние годы по всей России, и в Алтайском крае в том числе, произошел рост числа уголовных дел, возбужденных после жалоб пациентов или их родственников на качество медицинской помощи. Эту информацию на пресс-конференции 2 ноября озвучил и руководитель СУ СКР по Алтайскому краю Евгений Долгалев. За год в ведомство поступило 104 сообщения упомянутой категории, возбуждено 21 уголовное дело, еще 30 находятся в производстве. Тема волнует как правоохранителей, так и медиков. Известные представители медицинского сообщества рассказали ИА «Банкфакс», почему на медицину стали так много жаловаться, и что с этим можно сделать.

 

Александр Лазарев, главврач Алтайского краевого онкологического диспансера, депутат Алтайского Заксобрания:

- Недавно мы проводили прямой селектор с коллегами из Израиля. Спросили у них: меняется ли что-то? Они ответили, что серьезно увеличивается число обращений. Возможности медицины увеличиваются, люди знают, что те, кто прежде не имел перспективы на выздоровление, теперь начинают ее иметь. И запросы у населения теперь совсем иные.

Что говорить, раньше в нашей клинике на улице Партизанской мы в год принимали 6-8 тысяч человек. К концу года почти никого из них в живых не оставалось. Мы диагноз поставили, он поплакал, ушел, и знает, что скоро его не будет. Сейчас же страдающие от онкологических заболеваний стали выздоравливать. Когда-то было 20-30 тысяч пациентов всего, а сейчас только излеченных — 60 тысяч человек. И что это за люди? Это живые, но чаще всего глубоко инвалидизированные пациенты. У кого-то орган отсутствует, у кого-то конечность... И родственники теперь тратят на него огромные ресурсы, это уже ноша.

Иногда родственники после таких случаев начинают писать жалобы, и их на самом деле надо очень внимательно рассматривать. По опыту, большая часть таких претензий к врачам — не обоснованы, они вытекают из завышенных ожиданий. Вот взять мой профиль: человек пришел с легким, а ушел без легкого. Как изменится качество его жизни? Конечно, оно ухудшится! Но когда вопрос стоит: «Жить или не жить?» — врач однозначно должен ответить: «Жить!»

Мы наблюдаем колоссальную перегрузку системы здравоохранения, и это проблема не только России, так происходит во всем мире. Израильские коллеги рассказали, что им уже совсем невмоготу. В США чем выше продолжительность жизни, чем эффективнее медицина, тем больше проблем. То есть, возникает парадокс: прогресс в медицине ведет к росту числа жалоб!

Президент Владимир Путин как-то сказал то, что не все поняли: должна расти ответственность пациента за свое здоровье. 90 % ответственности — на самом человеке. Что он ест, что он пьет, какие у него пороки, образ жизни — все это колоссально влияет на здоровье, но далеко не все поступают разумно. Посмотрите на Японию или даже лучше на Китай. Люди питаются простыми продуктами, и при не самом высоком уровне развития медицины у них продолжительность жизни выше, чем в России.

Константин Емешин, кандидат медицинских наук, врач высшей категории, общественный деятель:

- Как раз сейчас я возвращаюсь из Москвы со съезда Национальной медицинской палаты, где обсуждалась близкая по смыслу тема. Президент организации Леонид Рошаль рассказал нам о разговоре с руководителем Следственного комитета России Александром Бастрыкиным. Тот недавно в интервью рассуждал о взаимной ответственности медиков и пациентов, и СМИ неправильно его поняли, подумав, что он хочет вернуть в России «дело врачей». Так вот, Александр Бастрыкин уточнил Леониду Рошалю, что имел в виду только то, что в подобные дела нужно глубже вникать и разбираться в каждом конкретном случае.

То, что претензий к современной медицине множество — факт. Но иногда возникают просто парадоксальные ситуации. Недавно мне рассказали: одному пациенту в деревне не могли оказать необходимую медицинскую помощь, а в Барнауле не было талонов на прием. Так сельские врачи начали использовать следующую тактику: объясняют пациенту, что он должен приехать в Барнаул и прямо на вокзале вызвать «скорую помощь». Тогда его точно госпитализируют.

Я считаю, что в этом случае ответственность должны нести наши медицинские начальники. Они должны отвечать за то, что финансирования здравоохранения не хватает. Вот президент говорит, что нужно повышать зарплату врачам. Но оптимизация расходов привела к тому, что доходы врачей падают. Им повышают оклады, но сокращают стимулирующие доплаты. Чтобы заработать, нужно брать дополнительные дежурства и ставки. То есть, по статистике — рост, а на деле врач стал получать меньше. Это, конечно, не вдохновляет на работу. Вдобавок из-за недостатка финансирования возникла серьезная проблема с долгами больниц. Неделю назад я интересовался этой темой, только семь больниц в Алтайском крае работали без долгов.

Что говорить, число жалоб действительно растет. Но всем нам надо понимать, что в медицине не бывает 100 %-го выздоровления. Всегда есть риск. И риск — это не врачебная ошибка, такое понятие вообще не формализовано, и непонятно, что им называть. Осложняет ситуацию то, что правоохранители по итогам таких обращений проводят только документальные проверки, чисто формальные. Не так документ заполнил — сразу врачебная ошибка.

Сейчас отношение к врачам действительно изменилось. В советские времена главным в системе здравоохранения был врач, а пациент — второстепенное лицо. Но в 1994-м году мы в крае создали первое в России общество защиты прав пациентов, с Яковом Шойхетом и Александром Лазаревым были в составе его соучредителей. С тех пор и запущен процесс: теперь главное — это права пациента. И он может свои интересы защищать в суде. Вот тут-то и возникла проблема. Мы постарались обсудить как раз эти тренды на заседании Национальной медицинской палаты.

Валерий Елыкомов, бывший главврач Алтайской краевой клинической больницы, депутат, член комитета Госдумы по охране здоровья:

- Я не слышал выступление Евгения Долгалева на пресс-конференции, не видел статистики по возбужденным делам, поэтому предметно говорить не смогу. Но я знаю, что определенная нервозность у населения есть, в том числе и при обращениям к медикам.

Как раз недавно в Госдуме рассматривались два законопроекта, в подготовке которых я принимал участие. Они коснулись защиты прав пострадавших пациентов и защиты прав медицинских работников. Об этих темах я готов говорить, там есть и статистика, и понимание в обществе.

Наверное, многие слышали о ситуациях, когда банально приезжает «скорая помощь» по вызову, а там компания гуляет и кому-то из них стало плохо. Люди, которые сами же вызвали медиков, набрасываются на врача… А сколько случаев, когда просто не пропускали «скорую», мешали работать? Принятые законопроекты наконец расставили точки над i. Они прошли второе чтение, и я могу назвать их законы о защите пациентов и белых халатов.

Яков Шойхет, доктор медицинских наук, президент Медицинской палаты Алтайского края:

- Мы с коллегами недавно вернулись их Москвы, с заседания Национальной медицинской палаты, где обсудили с юристами как раз этот вопрос. Мы все пришли к выводу, что разные ситуации должны оцениваться в едином правовом поле, но, к сожалению, его до сих пор нет и правоохранительные органы фактически разговаривают с врачами на разных языках. У нас разные дефиниции, разное понимание одних и тех же терминов. Вот взять понятие врачебной ошибки — оно отсутствует в законодательстве, и медики и юристы понимают его по-разному.

Возьмите в любой больнице историю болезни пациента. Внутри будет диагноз от направившего врача, затем от принявшего, затем клинический диагноз и так далее. На каждом из этих этапов возможны ошибки.

Но дело даже не в этом, а в том, действительно ли в медицине все так плохо, что растет число жалоб? Нет! Смертность снижается, происходит переоснащение больниц медтехникой, что дает новые возможности... В чем могу поддержать — да, население стало более грамотное, поэтому и жалуются теперь чаще — по поводу и без. К тому же для каждого человека болезнь родственника — это и его собственное страдание. Этих людей нужно понимать. Потеря близкого родственника в результате болезни — это факт, и разбираться в его причинах необходимо. Но самое сложное — вопрос с объективностью такого разбора.

В формате Национальной медицинской палаты мы обсуждали недавний эксперимент, который проводился в нескольких регионах России, его условия мы переняли из опыта врачей земли Северный Рейн-Вестфалия в Германии. Суть была в том, что расследования по спорным с юридической точки зрения случаям, когда существовали подозрения с качестве оказания медпомощи, проводили экстерриториально — не в том регионе, где случился инцидент. Данные больного также должны были быть зашифрованы, чтобы о пациенте ничто не было известно.

Эксперимент вскрыл множество недостатков действующей системы. Оказалось, что того, что вы называете «ошибкой врачей», на самом деле происходит очень мало. Но, к сожалению, есть медики, которые просто зарабатывают на экспертизах внутри региона и их экспертное мнение можно купить, потому идут инсинуации. В медицине любая жалоба может принадлежать нескольким болезням, а разные медицинские справочники иногда придерживаются полярных мнений, так что люди пытаются доказать недоказуемое. Сталкивался с экспертным заключением, что по формуле крови якобы нужно было поставить пациенту диагноз менингит — чего еще никому не удавалось. Получается, эксперт может быть заинтересован в защите позиции какой-то стороны. В итоге стало понятно, что нам нужна независимая экспертиза, не подменяющая судебно-медицинскую.

Давно уже надо было этой темой заниматься, и я об этом много раз говорил. Главное — привести медицинские термины в соответствие юридическим и разработать общую концепцию. К примеру, если предотвращенный медиком риск выше, чем негативные последствия совершенного им действия, то он должен без сомнений делать свою работу. Да, пусть у больного что-то отказало, но он выжил и я поступил правильно. По итогам заседания Палаты мы предложили создать словарь сопоставимых понятий. Решение на эту тему в итоговом виде мы получим в ближайшие дни.

Это важно еще и потому, что для выплаты компенсаций по искам деньги берутся из тех средств, что должны идти на закупку лекарств и расходных материалов. Ведь надо понимать: если вы сегодня хотите наказать врача, то не он является субъектом права. Субъектом права является медучреждение. И в большинстве случаев оно будет отвечать, а не конкретный человек, на которого вы держите зло.

Леонид Рошаль, президент Национальной медицинской палаты, встречался и с президентом Владимиром Путиным, и с руководителем СКР Александром Бастрыкиным. Достигнуто понимание, он рассказал нам об этих встречах, но я не могу это пока озвучивать. Могу сказать лишь, что уже создана рабочая группа в медицинской палате. Впервые медицинское сообщество формулирует рекомендации для таких случаев, которые раньше вызывали множество споров и возмущение как со стороны общественности, так и со стороны профессионального сообщества.

 


источник : www.bankfax.ru

вернуться в раздел новостей