§

Новости

Следствие узнало, почему врач не смог определить болезнь девочки
14 Декабря 2017 г.

Ребенок прибыл в тяжелом состоянии: лицо землистого оттенка, тахикардия, конечности холодные. Экстренная реанимация не смогла спасти жизнь Полины. Виной всему — допущенная ранее ошибка.

 

Следствие узнало, почему врач не смог определить болезнь девочки 

Пятиклассница вернулась домой из школы примерно в 14:30  11 октября 2016 года. Пообедала, как обычно, затем немного отдохнула. Настроение было нормальное – никто из домашних не заметил странного в ее поведении: ни мама, ни тетя, ни бабушка с дедушкой. Но к вечеру девочка пожаловалась:

- Мама, что-то живот болит.

Наталья дала дочери обезболивающее - аналог но-шпы:

- Должно помочь.

Однако позднее Полина все равно стала жаловаться на неприятные ощущения в области живота, в том числе и ночью. Так как они не были сильными, скорую вызывать не стали. А утром Полине стало хуже.

Из показаний Натальи Евсеевой, мамы Полины: «Утром 12 октября 2016 года, около 8 часов, дочь сказала, что у нее сильно болит живот и ее тошнит. В школу я ее не повела в связи с ее плохим состоянием. В первой половине дня у неё поднялась высокая температура, почти до 39 градусов, а также открылась рвота и была диарея. В связи с тем, что состояние дочери не улучшалось,  моя сестра Ольга Глухарева позвонила на станцию скорой медицинской помощи примерно в 16 часов 30 минут».

К тому времени Наталья позвала на помощь соседку Лидию Идрисову. Та имела высшее медицинское образование – была стоматологом, и могла в случае чего подсказать верные действия. Она сказала, что самым верным будет осмотр детским хирургом девочки, так как возможен аппендицит. Такой же диагноз предположил и врач выездной бригады скорой.Выдержка из ее показаний:

«Мною было предположено наличие острого аппендицита, протекающего под маской острого инфекционного заболевания».

Девочку привезли в областную больницу к детскому хирургу – в шестой кабинет. Как рассказывала Наталья следователям, ждать доктора пришлось долго, зато осмотр был стремительным. Сам врач позже подтвердил скорость постановки диагноза: после двухминутного осмотра он исключил хирургическую патологию.  47 лет стажа, ни одной ошибки за ним не водилось – что тут сомневаться: аппендицит он всегда узнавал сразу, так что пары минут ему показалось достаточно...

Из показаний Владимира Николаевича:«Я рекомендовал консультацию инфекциониста и диету в течение двух суток (исключить жареное, овощи, фрукты), не пить обезболивающие. Мною был выставлен диагноз: функциональное нарушение пищеварения. Никаких направлений на сдачу анализов я  не давал, поскольку исключил данные за острый живот».

Кроме того, мама Полины утверждала в кабинете следователя, что доктор ей довольно резко сказал:

- При аппендиците высокой температуры не бывает. Запомните, мама. Вы что, не знаете, как лечить ротавирусную инфекцию?

Наталья позвонила сестре, рассказала новости и заодно пожаловалась на грубоватого детского хирурга. Однако личные обиды в деле здоровья дочери неважны: главное, что ничего опасного для жизни ребенка нет.

Вместе с Полиной Наталья поехала домой и там все делала по рекомендациям доктора. У дочки здоровье крепкое, поэтому должна скоро справиться с болезнью – была уверена мама. Ни одного хронического заболевания в анамнезе, самое тяжелое перенесенное - обыкновенная ветрянка.

Из комнаты Полины Наталья не выходила: пыталась облегчить ей болезнь. Иногда казалось, что дочери становится легче на фоне лечения от ротавируса. Стоматолог Лидия звонила, интересовалась состоянием девочки – еще из курса хирургии в медакадемии она помнила, как диагностировать аппендицит, и ей казалось, что при пальпации 12 октября именно его она и выявила. Но ведь опытный детский хирург исключил этот диагноз. Можно ли не доверять?

Прошло 13 октября, затем наступило 14-е число, а 15-го Полине стало резко хуже. Лидия после звонка Натальи прибежала в квартиру Евсеевых. Дыхание девочки участилось, она жаловалась на боли в ногах, говорила, что они отказывают. Температура «колебалась» от 35 до 37 градусов по Цельсию.

- Нечего ждать. Надо вызывать скорую, - заключила Лидия.

- Уже позвонили, но что-то не едут… - ответила мама Полины. За окном уже было темно.

Несколько раз пришлось звонить на станцию, чтобы поторопить карету. Наконец, девочку забрали и с включенными сиренами повезли в Первую клиническую больницу. Туда она поступила около 4 утра. Минуя санпропусник, ее сразу же направили в реанимационное отделение. Дела были плохи.

Из показаний анестезиолога-реаниматолога Первой клинической больницы: «Состояние ребенка на момент поступления было агональное, то есть были необратимые нарушения жизненно важных процессов. Ребенок был переведен на искусственную вентиляцию легких, наблюдалась тахикардия. Больная находилась в сознании сопор (без сознания, но могла реагировать на болевые раздражители). Кожные покровы ребенка были бледного цвета с землянистым оттенком. При пальпации живота в правых флангах, а именно в правой подвздошной области ребенок отреагировал глубоким вздохом».

Врачи делали все возможное, чтобы спасти Полину - исследования и процедуры записаны в истории болезни. Но состояние девочки только ухудшалось. В 18:05 была зафиксирована ее биологическая смерть. Причиной летального исхода эксперты назовут «острый флегмонозный аппендицит, осложнившийся перитонитом».

О случившемся сообщили Владимиру Николаевичу, ранее уверенно отправившему девочку домой без должного обследования. Главный врач областной больницы после этого порекомендовал уволиться детскому хирургу по собственному желанию, что тот и сделал. 69-летний уважаемый врач ушел на заслуженный отдых с нелегким грузом - виной за смерть ребенка.

Боль родных не сделать меньше, но они хотели правосудия. Мама Полины написала заявление в Следственный комитет.

Чтобы доказать вину врача, были изучены все медицинские документы, опрошены врачи и близкие погибшей, призвали и экспертов. Последние отметили, что осмотр Владимиром Николаевичем был сделан с несоблюдением норм и стандартов.

Из материалов уголовного дела:«...пальпация проведена «поверхностно», без исследования всех анатомий организма... Кроме того, врачом не было проведено прослушивание живота с помощью стетафонендоскопа... Врачом не было назначено каких-либо дополнительных видов или методов исследования (УЗИ брюшной полости, рентгенографии органов брюшной полости, ректальный осмотр). В случае с Полиной Евсеевой анализ крови, мочи являлся обязательным, что является общепринятой врачебной практикой».

Также эксперты уверены, что благоприятный исход болезни при своевременной госпитализации и операции был вероятен.

Владимир Николаевич отвечал на вопросы следователя в кабинете много раз, ему пришлось стоять и в судебном зале, видя безутешных родственников умершей девочки. Он признал перед всеми свою вину:

- Я допустил врачебную ошибку, связанную с тем, что не назначил ребенку анализов (лейкоцитоз), несмотря на отсутствие каких-либо симптомов в результате пальпации живота ребенка. За 47 лет стажа в области детской хирургии у меня первый подобный случай, - такие слова доктора зафиксированы в материалах уголовного дела.

-30 октября 2017 года судья Промышленного районного суда  Софья НОВИКОВА признала Владимира Николаевича виновным в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения им своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ), - прокомментировала Наталья ЗУЕВА, старший помощник руководителя СУСК РФ по Смоленской области по взаимодействию со СМИ. - Приговором суда, с учетом наличия смягчающих наказание обстоятельств (совершение преступления впервые, раскаяние в содеянном, полное признание вины, состояние здоровья и преклонный возраст подсудимого) ему назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на два  года.

То есть Владимиру Николаевичу на этот срок установлены ограничения: не уходить с места своего жительства в период с 22  до 6 часов, не изменять места жительства, не выезжать за пределы территории Смоленской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденного наказания в виде ограничения свободы. Кроме того, на него возложена обязанность являться в указанный специализированный государственный орган один раз в месяц для регистрации.

- В качестве дополнительного наказания бывший детский хирург лишен права заниматься врачебной деятельностью сроком на два года, - добавила Наталья Зуева, официальный представитель регионального СУСК.

Марина РАССОЛОВА, Смоленск

(Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям - Прим. редактора)

 


источник :  www.province.ru

вернуться в раздел новостей