§

Новости

На Колю не хватило времени: брянского врача осудили за смерть пациента
26 Декабря 2017 г.

Судебные дела о врачебных ошибках у гособвинителей считаются одними из самых трудных доказать преступную халатность сложно. Родственники погибших от рук врачей-убийц сталкиваются с круговой порукой и непониманием. А эскулапы отделываются ничтожно малыми или условными сроками и продолжают работать.

 

В ожидании приговора

В небольшом зале Брянского районного суда всего четыре человека - обвиняемая с адвокатом и отец погибшего со своим представителем. Судья Татьяна Крыжановская дает последнее слово подсудимой перед оглашением приговора.

— Прошу не лишать меня свободы деятельности, я ведь больше ничего не умею, перед всеми присутствующими извиняюсь, вину свою признаю, — говорит Ольга Сызранцева.

Суд удаляется на часовое совещание. Отец Николая Буравлева и та, по чьей вине умер его сын сидят рядом. От нечего делать защитники затевают разговор о погоде, о плохих дорогах и бездарных политиках лишь бы не коснуться темы, собравшей их сегодня в одном месте. Николай Михайлович тяжело вздыхает, закрывает глаза, переживает свое горе в одиночестве.

А Ольга Сызранцева в это время дает совет своему адвокату, как быстрее вылечить царапину на руке. Сложно представить, что переживает отец, потерявший сына по ее вине в эти минуты. Хочется крикнуть: «Почему бездействовала, когда Коля умирал?!».

Черный Новый год

— Сам я родом из Глинищева, когда служил в армии, познакомился со своей будущей женой, уехал к ней на Сахалин, — вспоминает Николай Михайлович. — Одно время мы жили в Сибири, а потом решили вернуться на Брянщину, у нас здесь много родственников. На родину Николай Михайлович приехал с супругой и двумя сыновьями. Мальчишки росли дружными, во всем помогали родителям, работы не боялись.

Когда Буравлев-старший стал предпринимателем, его сывновья активно включились в семейный бизнес. Вскоре сыновья женились, у них появились свои дети. Жили хорошо, строили большие планы на жизнь. Кто ж тогда знал, что Колиным мечтам сбыться не суждено...

Конец 2007 года омрачился черной датой для семьи. Все началось в Николин день, 19 декабря. Младший сын пожаловался отцу, что его беспокоит тяжесть в области шеи и боли при ходьбе. Николай Михайлович сказал сыну, что с этим не шутят, и отправил его в больницу. Буравлев-младший попал на прием к терапевту Глинищевской ЦРБ Ольге Сызранцевой.

Она измерила ему давление, дала направления на анализы и отправила к лору. Диагноз пациенту поставить не успела уехала в военкомат работать в призывной комиссии. А на следующий день у врача был семинар, тут уж не до пациентов. Николай два раза сходил в больницу безрезультатно лечения так и не назначили. А вечером 21 декабря ему стало хуже. Родные вызвали "Скорую помощь".

Фельдшер потом рассказывал, что даже манжетку для измерения давления парню не мог нормально установить он был весь мокрый, видимо, уже предсмертная агония началась Николая тут же госпитализировали, реанимационная бригада пыталась оказать ему помощь, но было слишком поздно во втором часу ночи 22 декабря Николай Буравлев умер.

— Я узнал об этом утром, пришел в больницу, а от меня все отворачиваются и прячут глаза, — продолжает рассказ безутешный отец. — Выяснилось, что тело сына вместо того чтобы везти в морг, зачем-то отправили в милицию. Конец декабря пролетел для семьи Буравлевых как в тумане. Смириться с тем, что младшего сына больше нет, оказалось очень тяжело. Было безумно жаль его 11-летнего сынишку и молодую жену. Они ведь и пожить толком не успели.

Коллеги утверждали, что невиновата

Семья решила добиваться справедливого наказания для врачей, не сумевших спасти Николая и проявивших халатность. Они понимали, что виновата в его гибели не одна Ольга Сызранцева, обвинение предъявляли нескольким эскулапам, но терапевт оказалась крайней. Расследование тянулось почти четыре года. В возбуждении уголовного дела отказывали, проводили несколько экспертиз. Брянские экспертизы оказались очень обтекаемыми — вроде бы врач должна была это сделать, а вроде и не должна.

Достучаться до чиновников здравоохранения родственникам погибшего было ой как не просто. Сызранцева свою вину вначале признала, потом отказалась от своих слов и выдвинула версию, что якобы неблагоприятная обстановка в семье погибшего стала виной его смерти. Медработники Глинищевской ЦРБ в один голос утверждали, что Сызранцева делала все правильно, и врачебной ошибки здесь нет. Тогда родственники погибшего настояли на экспертизе в Москве. Она-то и поставила последнюю точку в деле о виновности терапевта.

У Николая была ишемическая болезнь сердца, и если бы врач вовремя ее выявила, парня могли бы спасти... Смягчающие обстоятельства В зал суда возвращается судья. Все встают для оглашения приговора.

Врача обвиняют в причинении смерти по неосторожности. Судья монотонным голосом читает с листа показания свидетелей. Отец погибшего вздрагивает, когда его младшего сына называют трупом и украдкой смахивает слезу. За терапевта ходатайствует руководство Глинищевсой ЦРБ и военкомата, просят не лишать ее врачебной деятельности, так как она является одним из лучших специалистов и прошла курсы повышения квалификации.

Суд учел смягчающие обстоятельства: Ольга Сызранцева раньше не была судима, имеет на иждивении шестилетнего сына. — Злого умысла у нее не было, врач не отказывалась помочь, но у нее на это не хватило времени, — рассказала гособвинитель. — Ее большая загруженность тоже сыграла свою роль. Сызранцеву осудили на два года с отсрочкой отбывания наказания до достижения ее сыном 14 лет и разрешили заниматься врачебной деятельностью.

 


источник : www.bryansktoday.ru

вернуться в раздел новостей