§

Новости

«Горькая правда» и ляпы выпуска: по следам визита «Ревизорро-Медицинно» в свердловские больницы
21 Марта 2018 г.

Накануне состоялась премьера программы «Ревизорро-Медицинно», съемочная группа которой побывала в Екатеринбурге. Журналистка Оксана Константиновна, которую аттестовали как специалиста, работающего с медицинской тематикой, проверила медучреждения Екатеринбурга и города-спутника Березовского, задавая неудобные вопросы персоналу и администрации клиник. Соглашаясь с тем, что часть претензий справедливы, эксперты говорят, что в передаче встречаются и случаи подтасовки фактов. Разбираем программу по полочкам.

 

Истерика в «Панацее»

Первым делом журналисты провели эксперимент: попросили наведаться в клинику на ул. Заводской молодого человека, которому потребовалось прохождение медкомиссии для получения водительских прав. Голос за кадром строго говорит, что пройти психиатра и нарколога можно только в государственной клинике. Однако, это, мягко говоря, не так. Ранее «Новый День» уже писал о том, выдавать такие документы могут все же не только государственные больницы. Их перечень шире. «Это Областная наркологическая больница, психиатрические больницы №3 и №6. Плюс медицинские организации, в том числе частные, на базе которых работают пролицензированные кабинеты», – ранее объяснял в интервью нашему агентству главный врач Областной наркологической больницы Антон Поддубный.

Поэтому претензии экспертов программы, которые заявляют о том, что это «подделка документов», необоснованны. Но консультация пациента с врачом действительно оставила ощущение поверхностности. Психиатр задала несколько вопросов пациенту, например, состоит ли он на учете у психиатра или нарколога, попросили показать руки, чтобы увидеть, есть ли следы от уколов, и все. «Сегодня пришел мальчик с виду здоровенький, а завтра у него голоса в голове», – отчитала журналистка врача.

Задать вопросы о компетенции врачей в Екатеринбурге ведущая решила почему-то мэру Евгению Ройзману. «Добрый день, Евгений Владимирович (его отчество – Вадимович, прим. ред.). Мы сейчас находимся в вашем городе и обеспокоены тем, что медицинскую справку о том, что человек может управлять автотранспортом, может получить любой, даже психически нездоровый человек или человек с наркотической зависимостью», – сказала она ему. Ройзман предложил прийти к нему на прием, а при личной встрече рассыпался в благодарностях съемочной группе и сказал, что надо с этим что-то делать. Что – не уточнил.

Вотчина Кана

Следующим пунктом экскурсионной программы стала Березовская городская больница. Пациентка Елена пожаловалась журналистам, что не может попасть на процедуру ФГС. Девушка сходила со скрытой камерой в медучреждение и не смогла записаться. По словам журналистов, на попытки у нее ушло 3 месяца, однако на платной основе пациентке предложили прийти хоть завтра. Только после вмешательства съемочной группы Елену смогли записать на ФГС бесплатно и в подходящее время.

«В рамках программы госгарантий человек должен получить услугу в течение двух недель. Если она не может получить в плановом порядке, человек должен обратиться ко мне или заведующей поликлиникой. Я обычно ответы даю в течение двух-трех дней», – сказал главврач ЦГБ Станислав Кан
.

Березовские журналисты подтверждают, что ситуация с записью к узким специалистам или на процедуры в местной больнице просто аховая. «Люди часто обращаются в местные СМИ, значительное количество обращений – невозможность попасть к нужному специалисту. Например, в середине марта запись к хирургу во взрослой поликлинике была на апрель. К детскому массажисту записывают уже на летние месяцы, – рассказал «Новому Дню» главный редактор «Березовского рабочего» Сергей Стуков. – Очевидно, что в Березовской ЦГБ, как, впрочем, и в других российских лечебницах, наступили тяжелые времена. Бесконечные реформы в сфере здравоохранения приводят к плачевным результатам».

По его словам, впрочем, винить медиков не нужно – они вынуждены работать в катастрофических условиях – штрафы страховых медицинских компаний, заполнение бесчисленных формуляров и справок, профессиональное выгорание. «Представьте себе педиатра, который в день принял 65 пациентов, потом обслужил 40 вызовов на дому, а ночью ушел дежурить в стационар. Это реальная картина детской поликлиники, цифры не взяты с потолка. Медики измождены, они перестают ощущать смысл своего труда, и не просто потому, что они работают на несколько ставок, чтобы прокормить семью», – добавляет он.

Есть ли шанс у «Шанса»

Жительница Екатеринбурга Наталья пожаловалась в программу на клинику «Шанс». По ее словам, назначенное год назад лечение мигреней ей не помогло, и она решила повторно обратиться в медучреждение. Однако невролог вновь ей назначил такую же терапию, причем врач не спросил у девушки, беременна ли она, не измерил артериальное давление, и так далее. Пациентка осталась недовольна – и попросила журналистов помочь ей вернуть деньги. Врач отказалась общаться с журналистами, например, не смогла ответить на вопрос, что входит в протокол приема у невропатолога по приказу Минздрава РФ. «Я не хочу комментировать», – сказала она.

После этого деньги пациентке все-таки вернули, попросив чек. Съемочная группа отправилась к главврачу «Шанса» Александру Беляеву, который сначала пригрозил журналистам вызовом охраны, но потом все же пошел на разговор. «Я даже в зоне консультировал, меня там уважали. Вот снимите мою грамоту от минздрава Свердловской области, – брякнул специалист. Но потом согласился: Если пациентка придет ко мне, я решу ее вопрос, если она скажет, что она от Оксаны из «Пятницы».

Журналисты требовали у работников «Шанса» – администратора, врачей, начальника отдела кадров – показать сертификат, его журналистам предъявили только после обращения к главврачу.

«Сертификат врача должен быть в свободном доступе: или на информационной доске, или у администратора и по первому требованию предъявляться – это правило для частных клиник, оказывающих платные услуги, – сказал пресс-секретарь областного минздрава Константин Шестаков. Однако он добавил, что в целом действия журналистов вызывают вопросы: Журналисты не могут ходить по стационару, где им вздумается. Это режимный объект. И никто не отменял ФЗ «Об охране здоровья граждан». Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе составляют врачебную тайну. Их разглашение не допускается. Только с письменного согласия гражданина, но, как правило, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, и т.д».

Журналистская удача

Съемочная группа стала свидетелем ДТП, в котором пострадала девушка-пешеход. Сотрудники «Пятницы» решили проследить за судьбой пострадавшей и тем, как с ней обойдутся врачи. И – журналистская удача – девушку удалось найти в приемном покое городской больницы № 36. Там пациентка, которой сделали рентген, пожаловалась на то, что ей очень страшно и что ее собираются отпустить домой. Журналисты дали ей препарат Афобазол, который случайно нашелся в кармане у Оксаны Константиновны, чтобы успокоить. После осмотра пациентку отпустили домой, а наутро съемочная группа вернулась в больницу, чтобы «кое-что выяснить».

Работники «Пятницы» устроили перепалку, а затем и потасовку с медиками, пытаясь прорваться в хирургическое отделение. «Я имею право как журналист в этом убедиться», – кричала журналистка. – У вас пациента в первом часу ночи отпустили на улицу! Вы в курсе, что она сейчас проходит обследование в другом месте. Почему ей не выдали заключение?».

«У нас здесь никого не выгоняют. Если у пациента нет показаний к госпитализации, он поступает на амбулаторное лечение. Мы разберемся в этой ситуации, если кто-то виноват, мы накажем. Если у нее какие-то вопросы остались, мы можем даже за ней машину вызвать и привезти сюда», – прокомментировал главврач Станислав Лукин.

В общем, на этом сюжет закончился, оставив в некоторому недоумении зрителей, в том числе – профессиональных журналистов. «Замечательную фразу говорит ведущая «Мы не хотим крови», хотя очевидно, что именно скандал и треш – то, чего добивается съемочная группа. В начале сюжета ведущая говорит: «Нас почему-то не пустили в «скорую». Угадайте почему? Специалисты СМП спасают жизнь людей, – сказала «Новому Дню» журналист «АиФ-Урал» Рада Боженко, которая специализируется на медицинской тематике. – Дальше – успокаивая девушку уже в больнице, в кармане она нашарила «Афобазол» – это не более, чем игра, потому что это препарат курсового действия, и он не снимает секундную истерику, которой, как по мне, и не было, девочка была просто немного напугана. А если бы у нее случился анафилактический шок на этот препарат? Что касается выламывания дверей в хирургию… Да, журналисты имеют право получать комментарии. Но отделение травматологии, хирургии, нейрохирургии – это, если хотите, режимный объект. В конце концов, никто не отменял внутрибольничные инфекции. Могу сказать, что за 20 лет в медицинской журналистике у меня ни разу не было такого, чтобы меня куда-то не пустили. Просто надо соблюдать правила, а ведущая даже не дослушала женщину из бюро пропусков, сразу пошла искать главврача. Нужен был скандал, крики – и они это получили».

Екатерина Норсеева

 


источникnewdaynews.ru

вернуться в раздел новостей


https://newdaynews.ru/ekb/630978.html


https://newdaynews.ru/ekb/630978.html


https://newdaynews.ru/ekb/630978.html