§

Новости

Жительница Бурятии сама лечит 11-летнего сына после комы
04 Апреля 2018 г.

Женщина считает, что до ишемического инсульта, повредившего значительную часть мозга, мальчика довели врачи.


Сочетание гастрита и бронхита

Всё началось полтора года назад, 1 октября 2016 года. В тот день у 10-летнего Вани Перминова из Прибайкальского района вдруг отекли руки и начались боли в ногах.

- Мы обратились в приёмный покой скорой. Это была суббота, вечер, его осмотрел дежурный врач. Ваня сказал, что днём ходил на рыбалку и трогал сухую траву. В итоге сказали, что это у него аллергия, поставили укол супрастина и отправили домой, – вспоминает мама Вани, Александра.

В понедельник у мальчика началась тошнота, сильные головные боли, отекло лицо. Ребёнок отказывался от еды. Во вторник обратились к педиатру.

- Ему поставили диагнозы «гастрит», потому что рвота, и «бронхит» - хотя у него никаких признаков простудных заболеваний не было (ни насморка, ни кашля). Как стало потом понятно, почки плохо выводили жидкость, и у него в районе кишечника скопилась жидкость. Она булькала, её и расценили как признак бронхита, - рассказывает мама ребёнка.

В этот же день ребёнка госпитализировали в Прибайкальскую районную больницу. Но, по словам матери, состояние не улучшилось.

- Я просила сделать УЗИ, врач меня наругала, сказав, что в этом нет необходимости. 10 октября я настояла. В итоге нам назначили только на 14 число. Поэтому я вынуждена была ребёнка забрать и ехать в частную клинику «Ритм» в Улан-Удэ, - повествует дальше наша собеседница.

УЗИ выявило нарушение почек. Врач платной клиники поставил диагноз «острый нефрологический синдром» и созвонился с Детской клинической республиканской больницей, сказав, что сейчас приедет пациент в тяжёлом состоянии.

- Мы туда приехали – нас не приняли. Сказали, что он на госпитализации в Турунтаево состоит, а направления нет. И добавили: мало что в УЗИ могут написать. Мы вернулись на попутке домой, - рассказывает Александра.

Утром 12 октября, после ночи болей и тошноты, ребёнка привели снова в Прибайкальскую районную больницу. Принял другой педиатр, и на скорой Ваню увезли в детскую нефрологию ДКРБ.

- Куда мы приезжали за день до этого. Приехали с тем же УЗИ «Ритма», и нас положили, - удивляется женщина.

Постоянное наблюдение

Но состояние мальчика, по словам мамы, продолжало ухудшаться – пошли сильные отёки по всему телу.

- Меня убедили, что отёки бывают и хуже у детей в тяжёлом состоянии. Просили настроить ребёнка, что лечение будет долгим. Ни про давление мне не говорили, ни про то, какая опасность грозить может ребёнку. Я врачам поверила в очередной раз, - сокрушается женщина.

Ваню положили одного – матери, как она не упрашивала, не разрешили лежать со взрослым 10-летним ребёнком. Но родные регулярно навещали его.

-17 октября я приехала после обеда. Ребёнок лежал один под капельницей. Плакал – давно закончилось лекарство, а он хотел в туалет и не мог уйти. Второй мальчик ходил по коридору с капельницей, искал медперсонал. Никого не было. Я нашла уборщицу. Оказалось, в столовой отделения все закрылись на какое-то совещание, - возмущается Александра.

Она вновь просилась лежать с ребёнком, и ей опять не разрешили.

В ночь с 21 на 22 октября Ваня около 2 часов ночи позвонил матери и сказал, что у него сильно болит голова «как будто молотками стучат». Она посоветовала найти медсестру в коридоре, по его словам, там никого не было.

- Говорит, я намочу полотенце и на голову положу. А я говорю – буди соседа-мужчину, пусть найдёт кого-нибудь. В итоге мужчина нашёл медсестру. Минут через двадцать Ваня позвонил и сказал, что ему дали таблетку и сказали ждать дежурного врача, - вспоминает мама мальчика.

Следующий раз созвонилась с сыном в 8:45. Он слабым голосом, по её словам, рассказал, что врачи к нему пришли недавно и ему поставили капельницу. После этого мальчик трубку не брал.

- Часов в 11 какой-то мальчик из палаты взял трубку и сказал, что Вани нет, его увезли в реанимацию – он впал в кому. Оказалось, сразу после того, как поговорил со мной – ровно в 9 часов, - даже спустя год со слезами в голосе рассказывает Александра.

Она была на работе, но всё бросила и поехала в Улан-Удэ. По её словам, когда она вошла в палату, на кровати Вани лежали его вещи и мокрое полотенце.

- Все-таки он, видимо, мочил полотенце и прикладывал к голове от болей. Я так не могла добиться - какую таблетку ему медсестра дала. А врач не пришёл, потому что Вани в списке тяжелобольных не было. С 2 часов до 8 никакой помощи не оказали, пока капельницу не поставили. Ребёнок должен был сам себя спасать? Я считаю, что всё это халатность, упущенное время. Как это – в больнице лежать и мокрым полотенцем голову лечить? – возмущается женщина.

Мальчик пробыл в коме 4 дня.

Восстановительное лечение

Но, оказалось, что худшее далеко не позади. У мальчика произошёл ишемический инсульт, который значительно повредил затылочную часть мозга. Когда Ваня пришёл в себя, он ни на что не реагировал – смотрел в одну точку, мимики на лице не было, не плакал, когда ставили уколы, не улыбался, когда говорил с мамой. Оказалось, он потерял память. Развилась эпилепсия. Мальчик не мог поднять руки. Только теперь Александре разрешили находиться с ним постоянно.

- Восстанавливались с нуля – учили ходить, ходить в туалет. Примерно четыре месяца он ходил в памперсах. Сейчас он физически восстановился. И память возвращается, но не всех ещё людей вспоминает, не ориентируется по местности в селе, где жил с рождения. Может, единственно, до стадиона дойти, метров 200, и до магазина рядом. И то - его отправишь за булкой хлеба, а он бумагу туалетную купит. Забывает, пока идёт, - рассказывает мама мальчика.

В школу Ваня теперь не ходит – на домашнем обучении. Он вновь учился писать и считать. И до сих пор здесь у него возникают проблемы, иногда до странности.

- Начинает предложение писать – и пишет с маленькой буквы. Говорит, не знает, как она пишется. Нужно показать. «Д» с «т» путает, «з» с «с». Одно время читал в обратном направлении – дочитает до конца строки и её же в обратную сторону читает. Пример решает в конце ответ ставит - зеркальную цифру (в обратном порядке пишет). Сначала не понимали, где он эти ответы брал, - объясняет Александра.

Раньше спокойный мальчик стал агрессивным. Его раздражают шумы, монотонная речь, свет (любит шторы закрыть) и даже просто люди.

- При этом его сначала не хотели ставить на инвалидность – год назад восстановились почки, по этому заболеванию не подходил, по психологическим заболеваниям тоже – там нужно год у психиатра год на учёте стоять. В итоге дали на восстановительный период инвалидность на год. За год его психическое состояние не улучшилось, и Ваня остался на инвалидности, - рассказывает наша собеседница.

Была и проблема с лекарствами, на которые в первое время уходило около 10 тысяч в месяц. Многие таблетки, требующиеся Ване, не ходят в списки бесплатных. Поначалу их в Прибайкальской больнице не выдавали, но, после слёз матери и жалоб в минздрав, стали выдавать бесперебойно.

- В минздраве нас убеждали, что как ребёнок станет транспортабельным – отправят нас в Москву в клинику хорошую. А потом в апреле стали приходить отказы со всех московских больниц. Психиатрические клиники пишут, что у них нет невролога, неврологические – потому что не психиатра. А в одном написано вообще – так как ребёнок с детства наблюдается у психиатра. Десять лет мы на здоровье не жаловались – он в школу ходил в обычную, дзюдо занимался. Нигде никогда на учете не стояли, один раз в жизни он был у невролога из-за раздражительности во время крапивницы. Они теперь ухватились за это и говорят, что мы с 3 лет на учёте стоим. У меня уже сил нет - не знаю, как вести себя с ним, не знаю, как ему помочь, - сокрушается мама Вани.

Она бы хотела, чтобы её сына отправили в хорошую клинику, чтобы он быстрее восстановился, ведь прогресс заметен. Сейчас же они за свой счёт лечатся у платного иркутского психиатра. Прибайкальская больница в этом Александре помогает, предоставляя машину, когда нужно в Улан-Удэ ехать этому врачу.

- Но это не медицинская помощь. Они разводят руками, говорят время нужно. А в Иркутске наоборот говорят, что пока до 15 лет мозг растёт нужно не упустить время. За время лечения у платного врача, с декабря, состояние Вани улучшилось, память восстанавливается – стихи начал учить, стал спокойней, - отмечает женщина.

В возбуждении дела отказывают

Ещё в декабре 2016 года родные мальчика обратились в прокуратуру и полицию. Следствие идёт, но каждый месяц отказывают в возбуждении уголовного дела из-за не оконченной экспертизы.

- У нас были записи изменены первого приёма. Там было дописано через месяц после того, как ребёнок впал в кому. Там видно даже – другой ручкой. Будто ему давление проверили и записали, что под вопросом поставлен диагноз - аллергия.

Врач теперь говорит, что я настояла на этом диагнозе. Но как я могу влиять на врача? – удивляется Александра. Врачу, которая поставила неверный диагноз вынесли выговор, Прибайкальской больнице - 150 тысяч штрафа. В детской больнице вынесли выговор персоналу за то, что не сообщили матери о том, что ребёнок впал в кому.

- За то, что шесть часов помощь не оказывали, надо! – возмущается женщина.

Александра надеется, что получит возмещение морального ущерба, когда возбудят и расследуют дело.

- Во-первых ребёнок столько времени потерял, у него больше нет друзей, отстал в развитии. Во-вторых, у него нет нормальных условий для проживания. У меня есть дом, который я купила на материнский капитал. Но это простой деревенский дом, в котором с ним в его состоянии жить невозможно. Там нет воды, канализации, да и крыша протекает. Ему ещё нужна отдельная комната, - объясняет она.

Сейчас они снимают квартиру за 5 тысяч рублей в месяц, что ещё дёшево даже по меркам Турунтаево. Также как раз перед страшным заболеванием сына Александра подкопила денег на ремонт, строительство пристроя. Но все сбережения – чуть менее 100 тысяч – давно ушли на лечение ребёнка. Женщина уже не считает, те деньги, которые потеряла в зарплате – работу оставила, поскольку мальчик требует постоянного наблюдения.

 


источник :  www.baikal-daily.ru

вернуться в раздел новостей