§

Новости

Одновременно с конгрессом "Право на лекарство" состоялось совещание у Президента по вопросам доступности лекарств
20 Ноября 2018 г.

А. Саверский :

Вообще, это должен был быть Госсовет, о котором я говорил пару месяцев назад, но состоялось совещание. Если сравнивать в целом - то у экспертов конгресса не менее государственное мышление, чем на совещании у Президента, а в чем-то и более.

Поскольку деталей и букв много, сначала резюме: Обеспокоенность властей льготниками, конечно, отрадна, но не решает проблем с лекарственным обеспечением 81 процента нуждающихся лиц – это просто факт данного совещания, который никак не предложено изменить. И название мероприятия не отражает его сути - фактически никакого комплекса мер, направленного на увеличение доступности ЛС, я не увидел.

Итак, что важного.

1. Татьяна Алексеевна выглядит замечательно.)

2. Финансирование государства не 200 млрд, о которых говорила Елена Анатольевна (Елена Максимкина), года полтора назад у нас на конгрессе, а уже 380, и составляет 28% от всего рынка. Но при этом лишь 19% людей получают лекарства амбулаторно, благодаря льготам. Министр считает, что 19% людей, получающих лекарства - это хорошая цифра. Звучит жутко, но пусть каждый решает, что для него хорошо.

Для многих это приговор. И мне это напомнило о 83% тех опрошенных, кто жалуется на недоступность лекарств.
Мы на конгрессе и в концепции говорили о том, чтобы убрать льготы совсем, а все нуждающиеся получали бы необходимые лекарства, потому что это не только гуманно, но и экономически выгодно, если научиться считать эффект от того, что человек меньше болеет.
На совещании у Президента подобных задач никто не ставил, наверно, потому, что, как было сказано на конгрессе, попытка начать считать этот эффект означала бы для Минздрава ответственность и за этот расчет, и за эту программу. Не думаю, что им хочется лезть в петлю. Поэтому 19% - это "хорошая цифра" для министра.

Мне скажут, как обычно, - "дорого". Но мы на конгрессе ответили - дороже потом лечить и содержать больных и нетрудоспособных – просто вы это не считаете, не умеете и не хотите, но это должно быть только вашими проблемами, а не нашими.

А кроме того, тот факт, что в системе здравоохранения работает 50% не медиков заставляет думать, что резервы там еще есть. Они точно есть. О неэффективности говорят все, но ничего не происходит. Наверно, хаос и неэффективность кому-то очень нужны.

3. Губернаторов беспокоит наложение федеральных и региональных льготников, и что льготники манипулируют льготами. Что с этим делать, никто толком не знает, - предложено выявить всех, кто использует дублирование, и потом решать, что с ними делать. Еще предложено это деньги "метить" (Елена Анатольевна об этом говорила уже пару лет назад) для того, чтобы люди получали за их счет только лекарства - то есть на руки деньги не давать? Если да - то это и есть отмена монетизации.
Мы, как я уже сказал, предложили на конгрессе отменить и льготы, и монетизацию (нельзя монетизировать конституционное право, а уже 80% от него отказались, монетизировав льготу, а если государство хочет помочь малообеспеченным людям - никто не против этого - сделайте компенсации, но право на лекарство обеспечьте лекарством, а не деньгами.

4. Создание регистра льготников тоже не нужно, если нет льгот, а лекарства доступны всем нуждающимся. Если регистр будет создан - это еще одно бюрократическое условие доступа к лекарству - если ты не в регистре, то ЛС не будет? Вы (государство) можете делать, какие угодно регистры, но чтобы это не касалось лекарственного обеспечения пациентов. Ведите себе регистр в режиме «одного окна» - пациент обратился, лекарство дайте,
а вы там у себя за окном все шестеренки сами и крутите, чтобы он их в глаза не видел. Причем, это позиция Верховного Суда РФ в последнее время – не надо перекладывать на больного человека недостатки своей организационной работы и планирования.

5. Расходы на льготников в разных (иногда соседних) регионах отличаются в семь раз, разные перечни с разным набором лекарств по регионам (пишут даже, что 180 из 738 - это для прокуроров, межпроч, - только мне кажется, что идет путаница региональных ЖНВЛП с ОНЛС, - если нет путаницы, Елена Анатольевна, - дайте знать названия регионов, - мы напишем прокурорам - те вынесут протесты и т.д., - самим не хочется время на анализ тратить, если работа уже сделана).

6. По сообщению министра "первый этап реализации Стратегии лекарственного обеспечения создал нормативно-правовую базу, позволившую модернизировать процесс обращения лекарственных препаратов в соответствии с лучшими международными практиками. Регулирование затронуло в первую очередь процедуры вывода лекарств на рынок, контроля их качества, предупреждение обращения фальсифицированной и контрафактной продукции, а также ценовую и ассортиментную политику".

Удивительно, но уже в 2016 году или даже раньше должны были пройти пилотные проекты по лекарственному обеспечению и возмещению в нескольких регионах - не вижу и не слышу ничего вменяемого об этом, но оказывается Стратегия выполняется. Удивлен.

Дальше.

"В соответствии с программой государственных гарантий при лечении в условиях стационаров, дневных стационаров и по «скорой помощи» любой гражданин страны имеет право на бесплатное обеспечение лекарственными препаратами из перечня жизненно важных препаратов и, по решению медицинской комиссии, вне этого перечня. В настоящее время к этой части лекарственного обеспечения практически вопросов нет".

Это, мягко говоря, не правда. Полтора месяца назад мы направили в РЗН обращение с печным нескольких регионов, откуда поступали жалобы на то, что в стационарах нет лекарств. ОНФ заявил, что 71: опрошенных врачей сообщают о проблемах с лекарствами в стационарах.

Весь доклад посвящен обращению ЛС и информационным системам. Как будто обращение и информационные системы сами по себе обеспечат людей лекарствами. Об обеспечении и доступности почти ничего не сказано. Терминология современных управленцев, уже ничего медицинского.

"более 81 процента перечня занимают отечественные препараты, а из них почти 87 процентов производится по полному циклу, что позволяет гарантировать надёжность и своевременность лекарственного обеспечения".

То есть, если Новартис делает у нас лекарства, то они отечественные? и это обеспечивает нашу безопасность? Просто уточнение, госпожа министр, можно: это так даже на случай войны с Европой? Новартис останется у нас, да? и будет обеспечивать нашу безопасность? И сырье будет поставлять и технологии, и специалистов? Неужели Президент, имея опыт работы в службе безопасности, верит этому очевидному абсурду?

Ни слова о том, сколько лекарств не зарегистрировано, но названо, что лекарства регистрируются за 110 дней… мммм, кто-нибудь в это верит? - даже из тех, кто не знает ничего, - а ведь мне говорят, что регистрация идет 1,5-2 года (не бюрократических по регламенту, а фактических, реальных, календарных дней)

Ни слова о том, что уже есть лекарства, на которые не зарегистрирована цена, и это сделало препарат необращаемым на рынке, и нуждающиеся пациенты его просто не получают.

Ни слова о том, что перечень ЖНВЛП не включает в себя лекарства из стандартов, но стандарты являются самостоятельным условиям получения лекарств.

Ни слова об убытках экономике из-за того, что люди вовремя не получают лекарств. Ну, и ни слова о страданиях людей из-за отсутствия лекарств и помощи!:-(

7. Выступление Жулева Ю.А. - сопредседателя Союза пациентов (который, напомню, придумал и организовал я). Минздрав возит его с собой везде – наверно, в этом есть глубокий ритуальный смысл. Ну, посмотрим, как он представил интересы пациентов перед Президентом.

Я не мог не посчитать, потому что затошнило: за время выступления три раза поблагодарил Президента, два раза ему поклонился (по крайней мере, на словах), спел одну оду Минпрому, а другую Минздраву. Итого: 7 раз за 10 минут - черный пояс мастерства по вылизыванию органов власти. А мы помним, что у нас люди без лекарств мрут, да?

Первый же тезис показывает, что интересует докладчика и ВСП - программа 7 нозологий. Они ее стерегут и охраняют, потому что ВСП состоит, в основном, из организаций, которые из этой программы, включая сопредседателей (гемофилия и РС) и потому просят взять Президента ее под личный контроль. Конечно – остальные 146 млн. потенциальных или реальных пациентов (а в программу 7 нозологий входит всего 170 тысяч пациентов) Президент не должен контролировать, то есть остальные 146 миллионов потенциальных пациентов для ВСП – угроза бюджету их программы. Они лоббируют только своих. «Право на лекарство» («Лига пациентов») – всех.

Жулев предложил льготы привязать к самому заболеванию, а не к статусу инвалида (этому предложению 10 лет точно есть). Ну, не знает, наверно, Юрий Александрович, что заболеваний у нас десятки тысяч по МКБ, и в такой постановке вопроса о льготах можно говорить только, как об их отмене вообще, но об отмене он не говорит, а тогда о чем – просто поговорить?

О том, что возмещение не должно быть через пациента – верно, только вопрос уже давно обсуждается об оплате лекарств через ОМС (более того в 326 ФЗ он уже решен), и это нужно говорить все время ясно и определенно.. - тем более, перед Президентом: упущена уникальная возможность решить этот вопрос.

ФЗ 44 не должен применяться к лекарствам вообще, но мотивация прозвучала слабая (культура, гвозди, цемент – это не лекарства! – это все, что можно сказать?), и он тем самым подставился под критику губернаторов – те ему просто ответили экономией и прозрачностью закупок. И не поспоришь.

А поспорить надо было словами тех же губернаторов, которые предложили долгосрочные контракты на поставку лекарств на срок до пяти лет (Президент поправил на три) на основании планирования расходов. А учитывая явное желание субъектов РФ (там же на совещании в разных формах) сбросить с себя бремя лекарственного обеспечения, разноголосицу и разницу прав пациентов по регионам, неспособность федерального центра бегать за каждым регионом – фактически решением этих всех узлов является централизация закупок на федеральном уровне, о чем мы тоже говорили на конгрессе и в концепции. Это реально развязывает десятки узлов, вплоть до исключения регистрации цены, как регулятора, потому что для граждан лекарства бесплатны, в субъектах РФ аукционов нет, а федеральный центр, благодаря крупным оптовым закупкам для нужд своих учреждений – договаривается о ценах с производителями сам). Тут не нужен ФЗ 44 точно.

В целом, Жулев ни о каких проблемах пациентов не сказал: ни о том, что по разным оценкам от 50 до 83%% граждан считают лекарства не доступными, что жизненно необходимые лекарства вообще не должны быть платными, что рецепты не выписываются, что рецепты не обеспечены, что в стационары надо уже со своими лекарствами ходить, что угроза банкротства медучреждений – это угроза доступности лекарств, что угроза взаимозаменяемостью на 70% лекарств имеется (причем, я уверен, что для 7 нозологий тоже, но не дай Бог он бы там это сказал  ), что у врачей нет права выписывать нужное лекарство, но оно есть у провизора, что суды идут и нарастают – в общем, о недоступности и реальных проблемах - ни слова. Я уже не говорю о том, что лекарства должны быть доступны по стандартам, и перечень ЖНВЛП должен автоматом формироваться из стандартов.

Но зато 7 раз поблагодарил, и закончил тем, с чего начал, - программой 7 нозологий.

Такая вот защита прав… узкого круга пациентов.
Конечно, меня с моим перечнем туда не пустят никогда, но мне лучше понимать и представлять проблему в целом, чем потом испытывать стыд за то, что не смог представить позиции многих нуждающихся людей.
Но ничего, мы свою позицию тоже представим наверх… в интересах всех пациентов.

Выступление одного РЗН (который почему-то не прозвучал на совещании у Президента) было бы достаточно, чтобы придать объем проведенному в Питере мероприятию – слишком все плоско и линейно, но его не было. У нас было все намного глубже и правдивей – это уж точно. Наверно, Президент не очень хочет знать о реальных проблемах, - иначе нельзя объяснить отсутствие РЗН.

И повторю то, с чего начал. Обеспокоенность властей льготниками, конечно, отрадна, но не решает проблем с лекарственным обеспечением 81 процента нуждающихся лиц – это просто факт данного совещания, который никак не предложено изменить, - и можно было бы больше ничего не говорить!

 


источникwww.facebook.com

вернуться в раздел новостей