§

Новости

Дело гематолога стало судебным
13 Декабря 2018 г.

4 декабря состоялись предварительные слушания по уголовному делу врача федерального НИИ Гематологии Дениса Ярыгина.

 

Его обвиняют в «оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека» (ст. 238 часть 2 УК РФ). Точнее, в смерти кировчанина Евгения Свечникова, скончавшегося от «назначенного Ярыгиным лечения».

Интересно, что на предварительных слушаниях, а не на рассмотрении дела по существу настоял сам обвиняемый, утверждавший в процессе о нарушении собственных прав и заявивший ходатайство о возврате дела следствию. Это потерпевшие и гособвинение расценили как очередную, мягко говоря, неловкую попытку врача, несмотря на старания трех адвокатов, уйти от ответственности.

По данным источника, знакомого с ситуацией, Денис Ярыгин больше не работает в НИИ Гематологии. Если это так, то его увольнение по «собственному желанию», по мнению потерпевшей стороны, вряд ли действительно было добровольным. В НИИ Гематологии эту информацию категорически опровергают, отмечая, что Ярыгин не уволен.

Умер от болезни, которой не было

В конце 2016 года с обычным ОРЗ и низким гемоглобином Евгений Свечников был госпитализирован в НИИ Гематологии. Но не пошел на поправку, а стремительно терял силы. Тогда семья перевезла его в Израиль, где выяснилось, что «смертельное ухудшение здоровья» напрямую связано не с хроническим лимфолейкозом (ХЛЛ), диагностированным ему в 2012 году, а назначенным Денисом Ярыгиным, без разрешения пациента, курсом химиотерапии, вызвавшего иммунодефицит.

С рекомендациями израильских врачей Свечников вполне бодрым вернулся в Киров, но, повторно оказавшись в руках доктора Ярыгина, вновь подвергся лечению препаратами, которые израильские эскулапы назвали «контрольным выстрелом в голову».

Второй перелет в Израиль он едва пережил, но, уже доставленный в клинику, смог продержаться один день. Причиной его смерти стал «септический шок, вызванный синегнойной палочкой», которой пациент заразился в кировском НИИ. И наличие внутрибольничной инфекции подтверждено результатами еще прижизненных анализов.

Родные Евгения Илларионовича больше года старались привлечь врача, виновного, по их мнению, в смерти любимого человека, к ответственности, добиваясь проведения повторной экспертизы. Ведь первая, состоявшаяся в Кирове, показала, что скончался пациент от имевшегося у него заболевания - рака крови. Это дало повод главе СО по Ленинскому району Константину Башкову «дело закрыть», ведь ему было «понятно, отчего умер больной».

«Что же понял человек с юридическим образованием, если, согласно заключению патанатома, в костном мозге отца раковых клеток не обнаружено, а эксперты пишут: умер от рака? Но Башков легко сей казус объяснил, воскликнув: «Так его же вылечили»! Но не смог пояснить, почему же тогда «вылеченный от рака» взял и от него умер», - говорит Ирина, дочь Евгения Илларионовича.

Не менее толерантно отнесся к Ярыгину и местный Росздравнадзор, заявивший, что лечение умершего было правильным, своевременным и... эффективным! При том, что ни одного документа, на основании которых могли быть сделаны заключения, у специалистов надзора не было и быть не могло, так как находились они в уголовном деле. И лишь повторная экспертиза, проведенная новосибирским Госцентром судебно-медицинских и криминалистических экспертиз, показала: «...смерть Свечникова наступила по причине лечения».

Только тогда из свидетелей Денис Ярыгин перешел в разряд обвиняемых. Но виновным себя не признал, а якобы назвал таковыми завотделением химиотерапии Логунову и главного врача НИИ Гематологии Минаеву, которые наверняка должны были вести наблюдение за правильностью поставленного им диагноза и назначенными препаратами. А, ежели под его, ярыгинскими, назначениями стоят подписи руководства, то весь спрос за смерть пациента с них.

Как пояснила дочь Евгения Свечникова, слово «убийство» произносят в их семье не сгоряча, а совершенно осознанно - ни на секунду не сомневаясь в том, что прямой причиной смерти отца стала работа местных гематологов.

Чем обидели Ярыгина

Основной причиной возврата уголовного дела Дениса Ярыгина на дослед, по мнению его адвокатов, является тот факт, что клиенту не вручили обвинительное заключение. Поэтому сам Ярыгин и его защита пришли на суд неподготовленными. На что возмутилось гособвинение, лично, правда не с первой попытки, вручившее документы доктору, «спрятавшемуся от суда» в больничной палате.

«Прокурор заявил, что 8 ноября при свидетелях вручил заключение обвиняемому», а когда Ярыгин сообщил, что находился в реанимации и был так плох, что не смог ничего прочесть, предъявил справку лечащего врача о том, что диагноз пациента, инфаркт, не подтвердился. Был незначительный скачок давления, и больной в состоянии знакомиться с документами», - говорят потерпевшие.

Тогда сторона обвинения быстро изменила позицию, заявив, что материалы лежали у Ярыгина на тумбочке, а затем его супругой были переданы адвокату, который не смог встретиться с подзащитным, поэтому заключение не штудировали. Но суд счел, что без малого месяца, с 8 ноября по 4 декабря, для совместного изучения заключения вполне достаточно и не нашел оснований возвращать дело следствию. Впрочем, и сам Ярыгин неуклюже прокололся, заявив, что в обвинительном заключении неверно указано, что у него один ребенок, а на самом деле два. Тем самым лично опровергнув заявление адвоката, что с заключением не знаком.

Кстати, доказывая нарушение прав подсудимого на защиту, адвокат Ярыгина заявила, что ее клиент очень долго, больше года, был по делу свидетелем. И, ознакомленный с тем, что может быть привлечен к уголовной ответственности за дачу ложных показаний, он вынужден был говорить правду, что не сделал бы являясь подозреваемым. Однако суд счел доводы неубедительными, а кому-то из потерпевших показалось, что смешными, и назначил разбирательство по существу на 12 декабря.

 


источник :  www.newsler.ru

вернуться в раздел новостей