§

Новости

«То слышу сердцебиение, то не слышу»: в первом роддоме Севастополя умер ребенок в утробе матери
06 Апреля 2020 г.

В Севастополе действует режим полной самоизоляции, но мы втроем с самого утра сидим в офисе в центре города. В просторном помещении я, как корреспондент издания «КП»-Севастополь», адвокат Виктория Смолярова и 24-летняя Вика, у которой случилось большое горе. В конце марта, находясь в Роддоме №1, Вика потеряла своего ребенка. Малыш умер в утробе матери. После слов соболезнования, я прошу Викторию рассказать мне о том, как это произошло. Моя цель - дать случившемуся огласку, ведь, по мнению матери ребенка, ее неродившийся сын погиб из-за врачебной ошибки.

 

Оформление в роддом

Виктория и Николай готовились к появлению малыша несколько лет. Три года назад, посетив врачей в Домодедово, молодые люди услышали вердикт: «Двурогая матка и слабая родовая деятельность. Но шансы забеременеть есть». В июне 2019 семью оглушила радостная весть – Вика беременна. Все 9 месяцев девушка ходила в женскую консультацию, наблюдалась у гинеколога. Жила полноценной жизнью и соблюдала все необходимые рекомендации.

— Беременность у меня протекала хорошо, без осложнений. Я ходила, бегала, правильно питалась, делала все, что мне говорила доктор. На третьем скрининге мне сказали, что мальчик будет здоровым, большим, в общем, ждала богатыря. С беременностью в 40 недель 22 марта 2020 года после 22.00 у меня начались схватки. Я вызвала скорую. В 23.30 уже была в первом роддоме. В тот день дежурную смену возглавлял врач Скиданенко Валерий Анатольевич, с ним были две акушерки. Меня провели в смотровой кабинет и усадили в кресло. После быстрого осмотра, врач удалился, и больше я его не видела, — рассказывает Виктория.

Окончательное оформление девушки в роддом завершилось в 00.30. По словам адвоката, в 01.15 была сделана первая кардиотокография (КТГ). Этот метод оценки используется для выяснения общего состояния плода при беременности и в родах посредством прослушивания его сердцебиения в момент покоя, активности, воздействия каких-либо внешних раздражителей, а также сокращения матки. Полученные результаты сравниваются с результатами УЗИ и доплера, что дает возможность врачам исключить или подтвердить развитие гипоксии (нехватки кислорода) и патологий сердечно-сосудистой системы малыша. Нормой считается сердцебиение с ритмом в 120 ударов в минуту.

Пока мама собирается с силами, чтобы продолжить разговор, адвокат поясняет мне суть ситуации.

— Помимо того, что у Виктории слабая родовая деятельность, у малыша было двукратное обвитие пуповиной. В таких случаях КТГ должно проводиться чаще обычного, чтобы выявить, когда у плода может начаться дистресс (угрожающее состояние плода, возникающее при снижение концентрации кислорода в крови, синдром дыхательных расстройств - прим. ред). Если он выявляется, то экстренно собирается врачебный консилиум и принимается решение о кесаревом сечении. Однако КТГ было сделано только один раз ночью и один раз утром. При этом ночной сеанс длился 40 минут, что превышает среднюю длительность процедуры в два раза. Увеличение времени может быть связано с выявлением отклонений, — говорит адвокат.

Молчали до самого конца

Переведя дух и немного успокоившись, Вика продолжает свой рассказ.

— Когда акушер провела первое обследование, она сказала мне, что разделит его на две части, хотя по факту калибровочная лента с результатами была длинной. Ночью с ребеночком все было в порядке (по мнению Виктории - прим.ред), фиксировались сердцебиение и шевеление малыша. Зная, что у плода двукратное обвитие пуповиной, меня отправили в палату и сказали ждать. Утром в 6.00 мне сделали последнее КТГ, которое длилось еще дольше. Проводили порядка часа. Акушер мне сказал следующее: «То слышу сердцебиение, то не слышу. Наверное, что-то с оборудованием». Она крутила, вертела меня, просила лечь, сесть, встать. Между тем, в кабинете было 4 аппарата КТГ. 3 из них были свободными и можно было бы проверить на них. Но нет. Мне сказали идти в палату и ждать пересменки. Мол, придут другие дежурные и сделают, — рассказывает Вика, отмечая, что никаких конкретных результатов ей не назвали.

После утреннего КТГ до 8 утра на девушку не обращали внимания. А когда пришла новая смена, начались самые страшные и долгие часы в жизни Виктории.

— В 8 утра, когда пришла другая смена, меня отвели кабинет, положили на кушетку и в течение 5 минут начали слушать. Спустя это короткое время работники вдруг озабоченно заговорили: «Зовите Розу, зовите Розу». Это заведующая отделением патологии. Я не могу понять, что происходит. Они приходят, меня ставят на ноги, слушают и затем в срочном порядке отправляют на УЗИ. Я начала спрашивать, что происходит, мне ответили: «Идите». После УЗИ, я поднялась в свою палату, а через минут 15-20 меня позвали в смотровой кабинет. Помню (….) И мне говорят: «Мы не слышим сердце». В 9 утра, ко мне приехал муж, привез мне тарелочки… — говорит Вика, едва сдерживая слезы. — Нас с мужем отправили в родзал, часов с 9 до 11, Коля ходил и спрашивал у персонала: «Нам что-нибудь скажут», но все врачи были заняты, и никто не подходил. Потом в 11 часов меня позвали, прокололи околоплодный пузырь и сказали: «Жди схваток». Наверное, в 14-15 часов поставили эпидуральную анестезию, после нее начали стимулировать родовую деятельность окситоцином, и в 19.20 я родила мертвого малыша весом 4 кг 100 грамм ростом 56 см. Получается с девяти утра до семи вечера, а это десять часов - я рожала мертвого мальчика. Когда я выписывалась из роддома и забирала документы, я плакала.

По словам адвоката, на данный момент Виктория обратилась в Следственный комитет, в прокуратуру, в Департамент здравоохранения, в 5 Горбольницу, в Роспотербнадзор. Кроме того, она написала заявление о предоставлении ей и адвокату, как ее официальному представителю, истории, обменной карты и партограммы из роддома.

— Получить документы мы можем только в течение 30 дней согласно законодательству. Однако надеемся, что процесс каким-то образом ускорится, — отмечает адвокат.

На момент публикации материала, корреспонденту «КП»-Севастополь» не удалось получить оперативного комментария ни от главврача Первого роддома, ни от Департамента здравоохранения города. Однако адвокат рассказала, что в учреждении проводится внутренняя проверка, о результатах корой ей станет известно в ближайшие две недели.

3 апреля в городе все еще сохраняется неустойчивая эпидемиологическая ситуация, связанная с коронавирусом, что накладывает на вышеуказанные ведомства и учреждение, дополнительные обязанности.

«КП»-Севастополь» будет следить за развитием это истории.

Справка КП

Севастопольский роддом №1 в Стрелецкой бухте с первого января 2020 года стал временно единственным в городе. Родильный дом на Больничном комплексе, известный местным жителям как «роддом на 5 км», закрыт на капитальный ремонт. Весь его персонал работает в Роддоме №1. В среднем в сутки врачи в Стрелецкой бухте принимают от 10 до 12 родов. Работы в роддоме на Больничном комплексе подрядчик планирует завершить к концу 2020 года.

Александр Курбаткин

 


источник :  www.sevastopol.kp.ru