§

Новости

КС РФ: разглашение врачом врачебной тайны в интересах пациента и против его воли – не всегда нарушение
02 Июня 2020 г.

Если врач обратился в государственный орган, чтобы защитить права других лиц, и при этом в своем обращении раскрыл врачебную тайну, то такое нарушение тайны само по себе не является существенным, потому что, во-первых, обращение в госорган не может (само по себе) рассматриваться как распространение информации, а во-вторых, госорган не может использовать и разглашать полученные им конфиденциальные сведения, кроме как для проверки изложенных в обращении фактов (Определение Конституционного Суда РФ от 26 марта 2020 г. № 540-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Федосеевой Риммы Леонидовны на нарушение ее конституционных прав частью 1 статьи 13 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

 

Правовая позиция сформулирована Конституционным Судом РФ в "отказном" определении по жалобе на конституционность ч. 1 ст. 13 Закона  от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну).

Заявительница во всех смыслах "пострадала за правду": ранее она работала в должности врача (одновременно являясь местным депутатом) и заподозрила злоупотребления со стороны руководства своего медучреждения (одни и те же манипуляции оплачивали и пациенты, и ТФОМС). Врач дважды просила прокуратуру разобраться в этих фактах, при этом во второй раз, для убедительности, привела ряд конкретных фактов о медпомощи, оказанной конкретным пациентам.

Прокурорская проверка действительно была инициирована, однако главврач собрал с упомянутых пациентов расписки в том, что они к заявительнице за помощью не обращались, вмешиваться ее не просили и вообще не согласны с разглашением прокурору их медицинских данных.

После этого главврач потребовал возбудить против подчиненной уголовное дело по ч. 2 ст. 137 Уголовного кодекса (нарушение неприкосновенности частной жизни, с использованием служебного положения), но получил отказ, причем в постановлении об отказе утверждалось, что пациенты были согласны на передачу прокурору указанных "тайных" сведений.

Однако к тому моменту врач уже была уволена "по статье" – за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, выразившееся в разглашении охраняемой законом тайны. Оспаривание приказа об увольнении в суде ни к чему не привело, и врач обратилась в КС, полагая, что формулировка врачебной тайны не разрешает врачу обращаться в прокуратуру для восстановления прав пациентов и указывать при этом в обращении сведения о факте их обращения за медпомощью. И значит, спорная норма противоречит ряду статей Конституции РФ29 (о свободе слова), 33 (о праве обращаться в госорганы) и 45 (о том, что государственная защита прав граждан в РФ гарантируется).

КС РФ не нашел основания для принятия жалобы к рассмотрению, однако – на 10 страницах – обозначил свою правовую позицию по данному вопросу:

  • разглашение врачебной тайны, допущенное в обращении в орган власти, если это обращение имеет целью получения содействия по реализации прав и свобод граждан, не является существенным нарушением лишь только из-за возможного риска причинения вреда правам пациентов, чьи "тайные" сведения раскрыты в обращении,

  • потому что, во-первых, орган власти, получивший такое обращение, не вправе сам распорядиться полученной врачебной тайной во вред пациентам. Он может лишь проверить указанные в обращении факты, разглашать их и использовать иным образом орган власти не вправе;

  • и также потому, во-вторых, что само по себе обращение в орган власти с целью получения содействия по реализации прав граждан не может рассматриваться как распространение (разглашение) информации, даже с учетом потенциально возможного риска причинения вреда правам и свободам лиц, с которыми связана содержащаяся в обращении информация (эту правовую позицию КС РФ формулировал ранее, в определении от 5 декабря 2019 г. № 3272-О);

  • при этом мера ответственности врача за разглашение врачебной тайны должна определяться индивидуально, с учетом всех имеющих значение обстоятельств, включая:

    1. сами обстоятельства разглашения,

    2. цели разглашения,

    3. наличие возможности обойтись без такого разглашения,

    4. отношение пациента к факту разглашения (требует ли он защиты своих прав, нарушенных таким разглашением),

    5. последствия, которые в связи с таким разглашением наступили для гражданина и для медорганизации (например, была ли на нее возложена обязанность возместить пациенту вред, причиненный разглашением врачебной тайны ее работником);

  • но КС РФ сам не правомочен оценить обоснованность принятых в отношении врача судебных актов (о законности увольнения).

 


источник :  www.garant.ru