§

Новости

ВС призвал суды быть человечнее
03 Августа 2020 г.

По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб. – в такую сумму оценивается жизнь человека. Верховный суд пытается изменить этот подход. В одном из последних дел о моральном вреде ВС запретил обосновывать размер компенсации общими фразами. В решении необходимо проанализировать, как изменилась жизнь пострадавшего после трагедии: ухудшилось ли здоровье, разорвались ли семейные связи и так далее.

 

Юристы против формализма

Существующий формальный подход к разрешению судами дел о компенсации морального вреда – в части определения сумм – беспокоит юристов. По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб. – в такую сумму оценивается жизнь человека. Мизерные компенсации зачастую мотивируют сухими цитатами из закона и ссылками на общие принципы, но не приводят мотивов и обоснования конкретной суммы, признает адвокат S&K Вертикаль Ирина Орешкина.

Дела о компенсации морального вреда – особая категория дел, уверена она. В них суд должен подробно изучать не только вину ответчика и  причинно-следственную связь между его действиями и наступившими последствиями, но и личность заявителя, то, как изменилась жизнь после гибели близкого человека. Смотреть надо на изменение состояния здоровья, состава семьи, изучать степень привязанности к умершему и прочее. Именно на необходимость учитывать эти особенности и указал ВС. Ни один из нижестоящих судов по собственной инициативе этого не сделал, хотя в делах о компенсации морального вреда, отмечает Орешкина, можно говорить о первоочередности изучения личности заявителя. 

Дел о компенсации морального вреда, в которых суд полно и всесторонне исследовал все обстоятельства и взыскал компенсацию в адекватном размере, единицы. Один из примеров – взыскание 15 млн руб. с Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени Павлова в пользу Ирины Разиной, чей ребенок родился инвалидом и через два года умер из-за врачебной ошибки при приеме родов (дело 2015 года). Это одно из немногих дел этой категории, где суд при определении размера компенсации учел именно личность заявителя и степень причиненных нравственных и физических страданий. Именно на такие решения должны ориентироваться суды.

«Моральный вред в нашем праве никак нельзя посчитать, все определяется абстрактными критериями, которые не имеют стоимостной оценки», – говорит Ирина Фаст, адвокат юрфирмы Гражданские компенсации . Дело стало очередным поводом указать на необходимость подробно обосновывать размер выплаты. Но проблема в том, что понимание размера компенсации будет в любом случае субъективное, а каждый судья может оценить чужие страдания и переживания абсолютно по-разному, отмечает Фаст: «И сам ВС во всех своих судебных актах не высказывает позиции, сколько же денег справедливо взыскать за моральный вред, а нижестоящие суды продолжают устоявшуюся практику мизерных компенсаций».

Нужен единый ориентир и алгоритм. Многие юрисдикции пришли к этому уже много лет назад. Есть таблицы, цифры. Суд может на них опираться, но при этом оставлять себе простор для судейского усмотрения. Мы в составе специальной комиссии Ассоциации юристов России разработали такую методику. Сейчас она проходит обсуждение в Совете Федерации, в ней есть механизм расчета. Пока не будет конкретных цифровых ориентиров от Верховного суда либо методики, ничего не изменится.

Ирина Кондратьева

 


источник :  pravo.ru