§

Новости

Спешите жить: почему важна ранняя диагностика онкозаболеваний
18 Августа 2020 г.

Снижение смертности от онкологических заболеваний — одна из целей нацпроекта «Здравоохранение». Именно поэтому врачи, выявляющие во время диспансеризации ранние стадии онкологических заболеваний, получат дополнительные финансовые стимулы к еще более тщательной работе.

 

Государство мотивирует

Дополнительные выплаты должны стать стимулом для более тщательного осмотра, мотивацией для терапевтов и других врачей, проводящих диспансеризацию. Особое внимание и дифференцированный подход к каждому пациенту помогут выявлять рак на ранних стадиях болезни. Средства в размере 1,2 млрд рублей в год будут изыскиваться из бюджета федерального фонда ОМС. Программа пока рассчитана на три года.

Как это работает

500 рублей начислят непосредственно медику, отвечающему за организацию и проведение диспансеризации и профосмотра (за исключением руководителя поликлиники). Еще 500 рублей пойдут на доплату врачу, который назначил дополнительные диагностические исследования по итогам диспансеризации (если врачей было несколько, то деньги разделят между всеми)

Как подчеркнул главный врач-онколог Европейской клиники хирургии и онкологии Андрей Пылев, нынешняя новация — это лишь часть общего процесса, направленного на улучшение ранней диагностики. Совершенствование самой системы диспансеризации, дополнительные выходные дни для ее прохождения, скрининговые программы выявления опухолей — всё это в конечном счете работает на общую цель сохранения здоровья нации.

Национальная задача

Одна из целей нацпроекта «Здравоохранение» — снижение смертности от онкологических заболеваний. На реализацию проекта до 2024 года выделено 1,7 трлн рублей. Деньги идут на обеспечение россиян доступной медициной, улучшение ее качества, изменение характера отношений между пациентом и врачом.

Ранняя диагностика рака особенно важна, поскольку в России значительная часть онкологических заболеваний выявляется на поздней стадии, когда возможность полноценного лечения ограничена. Но наблюдаемый рост числа диагнозов (617,1 тыс. случаев в 2017 году, 624,7 тыс. человек в 2018-м и 640,4 тыс. в 2019-м), как считают специалисты Минздрава, говорит не о росте заболеваемости, а об улучшении диагностики заболевания.

Однако, по мнению председателя благотворительного фонда помощи детям с онкологическими заболеваниями «Настенька» Джамили Алиевой, есть несколько серьезных проблем, на которых следует сконцентрироваться, чтобы улучшить ситуацию с ранней диагностикой болезни.

Равнодушие и непрофессионализм

«Моему сыну было четыре года, когда я почувствовала что-то неладное и привела его в поликлинику. Врач отмахнулась, дала направление на анализ крови. Ничего не обнаружили. Через 2–3 месяца, когда состояние ухудшилось, у него нашли 11-сантиметровую нейробластому [злокачественная опухоль симпатической нервной системы]. Многие органы были поражены метастазами. Я не могу не думать о том, что было бы, если бы врач хотя бы просто пропальпировала ребенка и почувствовала опухоль, внимательнее отнеслась к моим словам», — вспоминает Алиева.

Нейробластому у ребенка Джамили Алиевой выявили случайно. Во время повторного приема в кабинет зашла другой врач, что-то заподозрила и отвела мальчика на УЗИ. Но было слишком поздно. Четвертая стадия очень трудно лечится или вовсе неизлечима. Анализ крови ее не показывает — только УЗИ.

«Полтора года лечились и в НИИ детской онкологии и потом в Голландии. Он умер через полгода после того, как заболел. Ранняя диагностика очень важна», — заключила Алиева.

За период ее работы в фонде туда не раз привозили детей — в основном из регионов — с большими опухолями и рассказывали, что врачи рекомендовали «прогревать шишечки». Был случай, когда ребенку с саркомой сделали четыре операции, поставив ошибочный диагноз. Лишь после этого решили провести цитологическое исследование на онкологию и обнаружили рак.

Алиева полагает, что даже предлагаемая доплата ни в ее ситуации, ни в случаях с другими врачебными ошибками ничего бы не изменила. Причиной трагедий становятся либо равнодушие, либо недостаточный профессионализм.

Высокая квалификация и достойная зарплата

Не лучше ли эти деньги направить на создание программы повышения квалификации врачей, в том числе в плане онконастороженности, задается вопросом Алиева.

А проблему с равнодушием можно было бы решить повышением зарплат врачам в городских поликлиниках. «Если человек хорошо обеспечен, он дорожит своей работой, у него есть возможность и заняться своим образованием, и отдохнуть. Тогда врачи и к пациентам будут относиться иначе», — говорит общественница.

Разумеется, необходимо и оснащение поликлиник современной медицинской техникой. Но важнее всего полная комплектность штата врачей. Часто в государственных медицинских учреждениях просто нет онколога, а если и есть, то он просто не в состоянии в одиночку справиться с наплывом пациентов. Но в любом случае необходимо составить анамнез, прежде чем выписывать направление к специалисту. Этим занимаются терапевты, которым и положена новая доплата.

Видов онкологических заболеваний много. Но три первичных обследования — анализ крови на онкомаркеры, УЗИ и рентген — должны быть доступны пациентам любой поликлиники страны. По результатам этих обследований терапевт принимает решение о направлении пациентов к врачам-онкологам. И именно на этой стадии часто решается вопрос жизни или смерти пациента. Сделать так, чтобы изжить безразличие к чужому здоровью на низовом уровне медицинского обслуживания только с помощью дополнительных выплат, конечно, невозможно. Но вводимые выплаты всё же, безусловно, помогут в поощрении тех врачей, кто остается верен клятве Гиппократа и подходит к каждому больному со всем возможным и необходимым вниманием.

Александра Юшкявичюте

 


источник :  iz.ru