§

Новости

В Бурятии родители засудили врачей, превративших их ребенка в инвалида
25 Января 2021 г.

Верховный суд оценил страдания матери и ее 14-летнего сына в 2 млн рублей.


Напомним, речь идет об истории Вани Спирина, которому на  тот момент было десять лет. Мама Вани Александра Спирина обратилась в Прибайкальскую больницу 1 октября 2016 года – у сына отекли обе руки.

- Врач педиатр Лилия Абрамова поставила диагноз «острый бронхит» и «острый гастрит». Дополнительный диагноз - «аллергия на полынь». Ребенка госпитализировали в детское отделение Прибайкальской ЦРБ на обследование, – вспоминает мать Вани.

С каждым днем состояние мальчика только ухудшалось. Мама забила тревогу, просила врача педиатра срочно провести УЗИ внутренних органов. Но врач ответила отказом, мол, надо подождать и пройти обследование по записи, то есть через неделю. Тогда мама с сыном срочно выехала в Улан-Удэ и обратилась за помощью в частную клинику. Ване сделали УЗИ и поставили диагноз «острый нефротический синдром». Врач порекомендовал Александре Ивановне незамедлительно обратиться в нефрологическое отделение Детской республиканской клинической больницы. Как выяснилось впоследствии, именно этот диагноз и был единственно верным. У мальчика действительно появились серьезные проблемы с почками. То есть все три диагноза, поставленные районным врачом педиатром, были ошибочны.

Но и в Детской республиканской клинической больнице с лечением не все было так гладко. В ночь с 21 на 22 октября у Вани начались сильные головные боли. Чтобы хоть как-то облегчить боль, он обматывал голову влажным полотенцем. Начиная с двух часов ночи,   несколько раз звонил матери, жалуясь на то, что уже не может терпеть сильную головную боль (ей ложиться вместе с сыном запретили, ссылаясь на то, что мальчик уже взрослый). Александра Ивановна пыталась помочь Ване советами. Но, кроме таблетки с обезболивающим, ребенку больше никак не помогли. Только наутро выяснилось, что у него все это время было повышенное давление, а позже медики-эксперты сказали, что мальчик пережил инсульт. На утро у Вани начались судороги, он впал в кому.   Очнулся только на пятый день и уже никого не узнавал. Он забыл всю школьную программу и вообще  словно заново родился. Памперсы, еда с ложечки, азбука  - всему пришлось учиться заново.

Сегодня Ване Спирину уже 14 лет, но по интеллекту его уровень развития – не более семи  лет. Матери приходится круглосуточно находиться рядом с подростком, ведь он не всегда ведет себя адекватно  возрасту. Что только не пережила за эти годы  семья. Из-за постоянного психологического напряжения, безысходности и усталости матери ребенка-инвалида даже пришлось пройти курс лечение у психолога. А что же врачи, из-за кого и произошло такое горе в семье Спириных?

Высудили 2 млн

Помочь семье вызвался адвокат Юрий Саляхудинов. На суде он доказывал, что мальчик сейчас находится в таком состоянии именно из-за действий медиков,  поставивших неверные диагнозы и вообще в целом халатно отнесшихся к маленькому пациенту. Однако они признавать свою вину не хотели. Долгое время – до проведения специальной медицинской экспертизы –   утверждали, что Ваня еще до того самого обращения в больницу района и Улан-Удэ был серьезно болен, выдвигались и версии насчет каких-то травм, нанесенных ребенку. Эксперты отмели все эти предположения, доказав, что ребенок до всей этой истории был абсолютно здоров, а его инвалидность – именно последствие неправильного лечения. В конце концов, адвокату удалось выиграть дело в суде,  постановившем выплатить пострадавшим 2 млн рублей за моральный ущерб.

- Причем суд первой инстанции (Советский суд Улан-Удэ) присудил 4 млн. Но затем Верховный суд снизил сумму до 2 млн. На мой взгляд, мотивы для снижения денежной компенсации были, скорее, не юридические, а политические. Во-первых, сказалась ситуация с этой пандемией, из-за чего доходы медучреждений снизились, а расходы увеличились. Во-вторых,  это могло быть плохим прецедентом для медицинских учреждений. Ведь другие пациенты либо родители  таких же маленьких детей,  пострадавших от халатности врачей, также пошли бы в суд, требуя 4 млн, - считает Юрий Саляхудинов.

Сейчас мама Вани ждет выплаты компенсации и хочет поехать с сыном в одну из клиник Санкт-Петербурга. Она   надеется, что Ванино здоровье и интеллект все еще можно восстановить, хотя бы частично.

Медицинская специализация

Тем временем адвокат Юрий Саляхудинов уже много лет специализируется именно по подобным медицинским делам. Не только в Бурятии, но и в Иркутской области, Москве. По его словам, вопиющий случай с Ваней Спириным – всего лишь один из множества других  аналогичных.

- У меня очень много дел по врачебным ошибкам в родах. Казалось бы, что там может быть проще? Ведь за тысячу лет процесс родоразрешения происходит одинаково. Все особенности и все нюансы давным-давно изучены. Тем не менее какие-то ошибки совершаются, причем однотипные. Например, когда  необходимо делать кесарево сечение, его почему-то отметают. Из-за чего происходят трагедии. У одной женщины ребенка так выдавливали, что сломали шейный позвонок. В итоге  ребенок – глубокий инвалид, парализован, - рассказывает адвокат.

В отдельный том, пожалуй, давно пора складывать те дела, которые связаны с врачебными ошибками и халатностью во время праздников.

- У нас есть такой пунктик в стране – что в больницах  рожать или заболевать во время праздников (Новый год, 8 Марта и т.д.) категорически нельзя. Был случай,   мама после ЭКО попала в Иркутский перинатальный центр. Сделали кесарево сечение, достали двух мальчишек. Это было 30 декабря. Но затем врачи не уследили – у одного из мальчиков произошла остановка дыхания. Реанимировать малыша начали слишком поздно. В итоге этот мальчик тоже глубокий инвалид. Врачи, видимо, пили чай или занимались своими делами, в  то время пока малыш лежал без дыхания, - говорит Юрий.

Другой пациент пострадал, также по воле случая угодив в больницу в праздник (на этот раз 8 Марта).

- Мужчина  чуть старше 30 лет  сам пришел в больницу с пневмонией. Его госпитализировали. Но тут праздники, всем было некогда. Его просто передавали друг другу дежурные врачи  как эстафетную палочку. В итоге ухудшения здоровья никто не заметил. Мужчина умер в больнице от пневмонии. Задохнулся. Мы взыскали моральный вред в пользу его супруги и двоих детей, кроме того, больница будет выплачивать утраченный заработок кормильца семьи несовершеннолетним (это помимо назначенной государством пенсии по потере кормильца). Но, конечно, никакие деньги мужа и отца семье не вернут, - говорит правозащитник.

Бывает, что распутать клубок и доказать очевидное  нельзя без проведения эксгумации тела. Хотя даже такой шаг не всегда может помочь.

- Был такой случай. Мужчина из Бурятии приехал в Иркутск, чтобы по квоте вылечить катаракту. У него была аллергия на некоторые препараты. При поступлении в клинику ему, конечно, задавали вопросы по этому поводу. Пациент все подробно рассказал, названия препаратов даже прописали у него в карте, на обложке. А на утро  перед операцией медсестра вколола  именно те самые лекарства, которые ему противопоказаны. Прямо на операционном столе развивается анафилактический шок. Врачи боролись за его жизнь больше двух часов, но мужчина умер.

Позже во время служебного расследования медсестра признается, что самолично вколола мужчине те самые препараты. Однако уголовное дело было прекращено. Из-за того, что после эксгумации тела, которая, к слову, проходила спустя девять месяцев после смерти, те самые препараты не  обнаружены.

Еще один вопиющий случай произошел с молодым человеком,  попавшим в иркутскую больницу с обычным аппендицитом.

- Ему  делали операцию. И он во время операции впал в кому. Когда пришел в себя, выяснилось, что он теперь ничего не соображает. Уснул здоровым – проснулся другим человеком… Сначала врачи говорили, что все дело в некачественном препарате, но, как выяснилось, с лекарством было все в порядке. Сейчас мы считаем, что все дело в передозировке наркоза. Пока это дело еще не закрыто.
Перечислять подобные случаи можно долго. Всех их объединяет одно – к пациентам отнеслись невнимательно, сказалось профессиональное выгорание – равнодушие и черствость, которые становятся присущи все большему количеству медиков. А это неминуемо рано или поздно приведет к трагедии.
- Я считаю, что  таким черствым людям уже просто нельзя работать в медицине, - уверен адвокат.
Василиса Шишкина
 


источник :  https://gazeta-n1.ru