§

Новости

Правозащитники добились компенсации для жительницы Дагестана за некачественное лечение
11 Мая 2021 г.

Кассационный суд увеличил до миллиона рублей компенсацию жительнице Дагестана, которая стала инвалидом после курса лучевой терапии. Компенсация морального вреда должна быть втрое больше, также пострадавшая имеет право на ежемесячные выплаты в связи с утратой трудоспособности, заявили в организации "Монитор пациента", чьи юристы представляли в суде интересы женщины.


Жительница Дагестана, которая стала инвалидом после курса лучевой терапии. Кадр видео канала https://www.instagram.com/p/COn-ODVh7jv/
Правозащитная организация "Монитор пациента" добилась увеличения суммы компенсации пациентке онкологического диспансера в Дагестане. Здоровье жительницы республики Хурулин Амировой было непоправимо подорвано в результате некачественного лечения, сообщили "Кавказскому узлу" представители организации.

Пятый кассационный суд общей юрисдикции вынес решение в пользу Амировой и частично увеличил сумму компенсации морального вреда - с 400 тысяч до 1 млн рублей. Юристы "Монитора пациента" намерены добиваться дальнейшего увеличения компенсации - они добивались для Амировой компенсации в 3 млн рублей.

Хурулин Амирова получила тяжелые повреждения кишечника и других внутренних органов после нескольких сеансов лучевой терапии, проведенных на неисправном аппарате. По данным правозащитной организации, после этого женщине пришлось перенести семь операций, однако последствия для ее здоровья до сих пор не ликвидированы.

"Мы будем добиваться 3 миллионов. Кроме того, мы считаем, что за каждый месяц, что Хурулин была лишена возможности работать, ей должны выплачивать сумму прожиточного минимума. Каждый месяц и до конца жизни. Отсчет следует вести с 2016 года. Сейчас эта сумма больше 600 тысяч рублей", - говорится в сообщении, опубликованном "Монитором пациента" 8 мая.

Первые боли у Хурулин Амировой появились в мае 2016 года. При обследовании у нее обнаружили небольшое новообразование в почке, которое постепенно увеличивалось. Женщина обратилась к ростовским врачам, которые назначили ей операцию. В Ростове-на-Дону Амирову прооперировали.

"После выписки мне предписали пройти две недели гамма-облучения, но уже по месту жительства. В Махачкале же мне сказали, что облучение надо делать месяц", - рассказала Амирова в интервью, запись которого опубликована на странице "Монитора пациента" в Instagram. После облучения состояние Хурулин Амировой только ухудшилось: ее начали беспокоить сильные головные боли и постоянное жжение в животе. Женщина опять обратилась к врачам, пыталась лечить кишечник, но облегчения так и не почувствовала.

Дагестан занимает среди российских регионов одно из первых мест по выраженности проблемы онкологических заболеваний, говорится в публикации "Чечня, Дагестан и Северная Осетия - антилидеры диагностики и лечения онкологии в России".

"Муж привез в Первую городскую больницу (в Махачкале), там сказали, что мне прожгли кишечник. И я такая не одна, уже третья, кто обращается в подобном состоянии", - говорит Амирова. По словам женщины, ей потребовались новые операции - их проводили в Махачкале и в Москве. В общей сложности Хурулин Амирова перенесла семь тяжелых операций и полностью утратила трудоспособность: сейчас она не может даже обслуживать себя без посторонней помощи и вынуждена постоянно продолжать лечение.

Правозащитники "Монитора пациента", куда обратилась Амирова в 2018 году, посчитали, что непоправимый вред ее здоровью был нанесен ей в результате некачественно оказанных медицинских услуг. В конце 2018 года юристы направили в Кировский районный суд Махачкалы иск с требованием выплатить пациентке 3 млн рублей в качестве компенсации морального вреда. Первая инстанция отказалась удовлетворить иск, сообщил руководитель проекта "Монитор пациента" Зияутдин Увайсов корреспонденту "Кавказского узла".

"Судебные разбирательства в разных инстанциях затянулись на более чем два года. Кировский районный суд отказал нам, не проведя, как полагается, экспертиз. Мы это решение обжаловали в Верховном суде. Апелляционная инстанция начала новое разбирательство и изучила дело, назначив несколько экспертиз", - пояснил Увайсов.

Чтобы проверить доводы истца о том, что послеоперационная дистанционная лучевая терапия проводилась на неисправном оборудовании, Верховный суд истребовал и исследовал техническую документацию на аппаратный комплекс "Рокус-АМ", который использовался при лечении Амировой в 2016 году.

"Установлено, что в 2016 году комплекс «Рокус-АМ» имел ряд неисправностей, неоднократно подвергался ремонту, что подтверждается техническими актами от 7 апреля, 15 мая, 14 июня и 13 сентября 2016 года. Часть указанных в этих актах неисправностей была устранена на момент проведения Амировой сеансов лучевой терапии, однако часть неисправностей не была устранена", - говорится в определении от 30 ноября 2020 года, опубликованном на сайте Верховного суда Дагестана.

Назначенную судом экспертизу проводили специалисты ООО "ЮФО Специализированный судебно-экспертный центр". Они пришли к выводу, что серьезные осложнения у пациентки - язвы и воспалительные процессы в кишечнике, поясничной области и ребре - могли вызвать нарушения при проведении лучевой терапии, в частности неточный учет количества процедур и суммарной очаговой дозы, а также возможные сбои в работе гамма-терапевтического аппарата.

Представители медицинского учреждения в суде настаивали, что вины медперсонала в ухудшении состояния Амировой нет. Они пыталась оспорить выводы назначенной судом экспертизы. Однако в своем определении судебная коллегия Верховного суда Дагестана, указала, что доводы ответчика опровергаются изученными во время процесса материалами дела.

Апелляционный суд согласился с доводами истца, но посчитал сумму в три миллиона рублей "чрезмерно завышенной", снизив ее до 400 тысяч рублей. "Решение Верхсуда было обжаловано в кассационной инстанции нами и ответчиком. Мы считали заявленный нами первоначально размер компенсации морального вреда обоснованным, ответчик же требовал отказать полностью в удовлетворении нашего иска. В итоге Пятый кассационный суд увеличил сумму компенсации до одного миллиона рублей, а кассационную жалобу онкоцентра оставил без удовлетворения", - рассказал Увайсов.

Решение кассационной инстанции было вынесено 22 апреля, но известно о нем истцам стало только 8 мая, отметил он. По словам Увайсова, назначенная теперь Амировой сумма компенсации морального вреда за некачественное оказание медпомощи - 1 млн рублей - является самой крупной в их практике, но юристы намерены и дальше подавать жалобы, чтобы добиться максимально возможной выплаты. "Решение судом принято не в последней инстанции, поэтому у нас еще есть возможность требовать увеличения суммы выплаты", - отметил он.

Кроме морального вреда, говорит правозащитник, они намерены также требовать выплат за лишенную возможность работать. По его словам, соответствующий иск уже подан в суд, но его рассмотрение было приостановлено до вынесения кассационного решения по делу о компенсации морального вреда.

До рассмотрения дела кассационным судом представители Республиканского онкоцентра заявляли, что не согласны с претензиями. Они указывали, что истец не предоставила суду "данные гистологического исследования, что является единственным юридическим подтверждением лучевого повреждения кишечника", писал 2 апреля 2021 года "Черновик".

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями Республиканского онкоцентра относительно вынесенного кассационным судом решения. На сайте учреждения и на его странице в Instagram по состоянию на 18.00 мск сегодня нет публикаций, посвященных этому решению.

 


источник :  https://www.kavkaz-uzel.eu