§

Новости

Жительница Удмуртии, потерявшая ребенка во время экстренных родов, пытается доказать врачебную ошибку
30 Июня 2021 г.

«Я хочу, чтобы каждая беременная или планирующая беременность женщина прочла мою историю и сделала все, чтобы уберечь своего малыша», – с таких слов начала свой рассказ Ксения (имя героини заменено по ее просьбе – Прим. Ред.), 27-летняя жительница Сарапульского района Удмуртии.


В семье намечалось радостное событие: Ксения готовилась стать мамой во второй раз, уже знала, что будет дочка, думала над именем, строила планы… Но девочка так и не увидела мир. До своего рождения она не дожила буквально пару часов.

Конечно, безутешной матери хотелось разобраться, кто виновен в смерти ее ребенка, но еще больше хотелось предупредить других мам, чтобы берегли свое маленькое счастье. Именно поэтому Ксения согласилась рассказать свою историю.

ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ ХОРОШО

29 марта Ксения приехала в Сарапульский роддом. Госпитализация была плановой, на 40-й неделе. Беременность протекала спокойно, в 13 и 38 недель женщина перенесла ОРВИ, причем в первый раз это, вероятно, был ковид – именно в это время инфекцию подтвердили у супруга Ксении, – но все обошлось без особенных последствий, и ребенок развивался нормально.

«В роддоме врач осмотрел меня и сказал, что матка готова к родовой деятельности, поэтому «ждем естественных схваток». Также была выполнена кардиотокография плода, и со слов врача, проводившего исследование, какие-либо патологии отсутствовали», – рассказывает Ксения.
Через два дня у женщины около 10:00 начались тренировочные схватки. Ей сделали УЗИ, и врач предупредил, что у ребенка есть однократное обвитие пуповины. К вечеру частота схваток увеличилась, они стали болезненными. Вспомнив, что с первым ребенком было так же, роженица поняла, что эти схватки уже настоящие, просто слабые. В прошлый раз акушер-гинеколог в аналогичной ситуации принял решение о стимуляции родов, и ребенок появился на свет здоровым.

«Я решила обратиться к дежурному акушеру-гинекологу, с просьбой осмотреть меня и перевести в родовое отделение, так как понимала: тренировочные схватки не могут длиться так болезненно и долго. Как раз в это время, в половине девятого, дежурный врач зашла в палату, чтобы осмотреть другую девушку. Я, пользуясь случаем, показала ей счетчик схваток в мобильном телефоне, но врач перебил меня на полуслове. Она сказала, что я считаю неправильно, и ушла, не спросив ни моей фамилии, ни срока беременности и не посмотрев моей карты», – говорит женщина.

«Я ПОВЕЛА СЕБЯ ДОВЕРЧИВО»

Несмотря на волнение, Ксения доверилась опыту врача и не стала наводить панику. И даже когда ближе к 11 вечера ребенок стал биться в животе, не придала значения – успокаивала себя тем, что первый ребенок тоже вел себя активно.

Через 10 минут плод затих, и женщина подумала, что он уснул. Однако прошло почти четыре часа, а шевеление больше не ощущалось, и регулярные схватки не приходили.

«В 02:42 я подошла к дежурному акушеру-гинекологу. На этот раз врач не отказала мне в осмотре. Затем меня перевели в родовую и при проведении кардиотокографии (КТГ) плода, у моего ребенка не было обнаружено сердцебиения – так сказал врач», – продолжает рассказ Ксения.

Роженица согласилась на экстренные роды путем кесарева сечения, но когда ребенка извлекли, малышка, к сожалению, уже не подавала признаков жизни.

«Операция была под местным наркозом, и я слышала, как разговаривают врачи. Один из них сказал: «Пуповина ей не мешала, что же ей не понравилось?». В этот момент я подумала, что в 11 вечера, когда я почувствовала, что ребенок сильно бьется во мне, произошло его удушение пуповиной. Потом я вставала и ходила, ребенок мог сместиться, и пуповина ослабла», – вспоминает Ксения.
Девочку пытались реанимировать полчаса, но безуспешно.

«Сейчас, мысленно возвращаясь к тому страшному вечеру, я понимаю, что есть и моя вина: я повела себя слишком доверчиво. Нужно было поднимать тревогу сразу, когда ребенок начал вести себя странно», – делится женщина.

СПОРНЫЙ ДИАГНОЗ

Было ли обвитие пуповиной причиной гибели нерожденной малышки? Мать склонна думать именно так. Мы спросили о теоретической возможности такой трагедии у специалистов Минздрава Удмуртии, и в официальном ответе на запрос нам сообщили, что обвитие может привести к смерти ребенка, если пуповина слишком короткая, и в момент рождения происходит ее затягивание, из-за чего резко нарушается кровоток.

«В случаях обвития пуповиной или наличия узла на пуповине при доношенной беременности без родовой деятельности плацента свободно плавает в околоплодных водах, и риск затягивания или сдавления пуповины низкий», – добавляют эксперты.

Проблема в том, что Ксения уверена: родовая деятельность у нее началась гораздо раньше, чем признали врачи. Но где была та граница между ложными схватками и настоящими, сейчас уже никто не скажет. Официальная причина гибели плода: гипоксия, но не из-за обвития, а из-за плацентарной недостаточности, причиной которой стала бактериальная инфекция.

«В послеоперационном периоде я неоднократно спрашивала у врачей о причине смерти моего ребенка, но никто достоверно ничего не сказал, ссылались на внутриутробную инфекцию, не называя ее. На мои просьбы предоставить мне заключение патологоанатома отвечали отказом», – говорит Ксения.

Патологоанатомический диагноз удалось увидеть уже позже. В нем указано, что у плода были обнаружены менингит, отек мозга и водянка сердца.

МОГЛА ЛИ БЫТЬ ИНФЕКЦИЯ?

Немного оправившись от шока, Ксения написала официальные письма главному врачу роддома, в Минздрав Удмуртии, в страховую компанию, ФСС и прокуратуру. Дошла и до следственного комитета – по словам женщины заявление приняли и перенаправили в полицию.
«В ответе, который пришел от Минздрава, написано, что из-за бактериальной инфекции – не указано какой – развилась плацентарная недостаточность и ребенок умер от гипоксии, но я считаю, что это не так, потому что ребенок в течение дня вел себя как обычно, его ничто не беспокоило. Кроме того 29-го числа, когда меня привезли, никакой плацентарной недостаточности не выявили, и гипоксии тоже. Разве они могут развиться за несколько дней?» – недоумевает женщина.

Этот вопрос мы также задали специалистам Минздрава Удмуртии. Нам ответили, что в большинстве случаев признаки гипоксии плода действительно показывают УЗИ и КТГ: они выражаются в нарушении сердечной деятельности и кровотока в сосудах пуповины, а также влияют на подвижность ребенка. Можно обнаружить изменения размеров инфицированных органов и скопления жидкости в тканях плода. Но все это зачастую – на поздних этапах, а начальные признаки могут долго не выявляться.

«При инфицировании плода частота сердцебиения плода длительное время не страдает, нарушение кровотока также отсутствует, что не позволяет своевременно выявить гипоксию. Достоверных методов выявления наличия инфекционного процесса у плода нет. Критическое ухудшение у плода происходит непредсказуемо и протекает в короткие временные сроки, которые сложно уловить при имеющихся видах исследования», – пояснили в Минздраве.

СЛЕДОВАЛА УКАЗАНИЯМ ВРАЧЕЙ

Мы спросили врачей: какой тогда выход у будущих мамочек? Ведь получается, что от подобной трагедии не застрахован никто. Выход один, ответили нам: тщательно обследоваться на все инфекции при подготовке к беременности и во время самой беременности. Для проведения этих процедур есть специальные клинические рекомендации.

«Но ведь никаких инфекций у меня не было, – возражает Ксения. – Все заболевания, которые имелись у меня в анамнезе, были и до первых родов, но первая дочка совершенно здорова. Я сдавала все анализы, на которые направляли врачи, никаких подозрений на инфекции не было. Когда приехала в роддом – сдавала анализы повторно, и тоже все было замечательно».

Однако в Минздраве Удмуртии объяснили, что инфекционный процесс у матери и плода может быть бессимптомным и привести к тяжелым осложнениям, в том числе к менингиту, причем повлиять могут любые инфекционные заболевания, перенесенные матерью.
«Официальных документов, подтверждающих или отрицающих влияние перенесенной в ранние сроки новой коронавирусной инфекции на исход беременности, в частности нарушение состояния плода, гибель матери или плода, нет. Доказательных примеров в Удмуртской Республике нет», – комментирует Минздрав Удмуртии.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Ответ министерства Ксению не удовлетворил, она намерена разбираться дальше – пока ожидает писем от других ведомств. Страховая уже ответила, но пока без конкретики: продолжается сбор информации и проверка.

«В Минздраве, конечно, признали, что врач неправомерно отказал мне в осмотре, но сделали оговорку, что на исход это не повлияло. То есть осмотр мог позволить выявить гипоксию немного раньше, но это не спасло бы положение. Якобы сердцебиение на момент КТГ было, хоть и слабое, это зафиксировано в карте. Но ведь я слышала то, что слышала, только теперь ничего не смогу доказать. А посмотреть, что пишут в карте в тот критический момент, естественно, я не могла. Но даже если бы все было так, следуя этой логике, получается, зачем вообще оказывать помощь, если не факт, что она поможет пациенту», – говорит женщина.

А еще Ксении очень хочется получить ответ от руководства роддома, но, по ее словам, с ней отказываются идти на контакт, хотя написано отдельное письмо. По правилам, ответить пациентке должны были в течение 30 дней с даты обращения.

«При отсутствии ответа от главного врача медицинской организации необходимо обратиться в Министерство здравоохранения Удмуртской Республики», – подсказали в ведомстве.

Вероятно, писать снова действительно придется, потому что вопросов у Ксении осталось много. Как минимум, если причина гибели ребенка в инфекции, хочется знать, что это за инфекция: «бактериальная» – слишком широкое понятие. Кроме того, женщина подозревает путаницу в документах.

«В официальном ответе мне написали, что УЗИ провели 30 марта, – рассказывает Ксения. – Возможно это опечатка, на самом деле оно было 31-го. Но это может иметь решающее значение. По факту УЗИ было сделано буквально накануне родов, и оно показывало, что ребенок в порядке. Если бы исследование было проведено 30-го, у болезни «в запасе» остались бы еще сутки, чтобы нанести урон. В выписке, которую мне дали в роддоме, дата УЗИ стояла верная, но почему-то не звучало обвитие, а данные, которые отправили в морг, информацию об обвитии уже содержали».

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Как нам рассказали в Минздраве Удмуртии, при выявлении в медицинской помощи «дефектов, не повлиявших на исход заболевания» – именно такая формулировка стояла в ответе, который получила Ксения, – к медицинской организации применяются санкции, в том числе финансовые. Проще говоря, роддом могут оштрафовать. Какие дисциплинарные взыскания будут применены к провинившемуся акушеру, решать будет главный врач.

«Девочки, будьте внимательны, прислушивайтесь к своему самочувствию и поведению малыша, – обращается Ксения ко всем будущим мамам. – Ксерьте карту и все результаты исследований, чтобы они всегда были у вас на руках».

В Минздраве добавляют: пациент имеет право получить копию своих медицинских документов. А если человеку отказывают в медицинской помощи, нужно незамедлительно обратиться к руководству больницы либо позвонить по телефонам горячих линий Минздрава и Росздравнадзора по Удмуртии – найти их можно на официальных сайтах ведомств и на стендах, которые есть в каждом медучреждении.

Также мы обратились за советом к независимому эксперту. Как отмечает основатель и директор юридической компании «Альянс» кредитно-правовая защита» Кристина Мамыкина, в области акушерства и гинекологии сейчас, к сожалению, халатность и врачебные ошибки встречаются довольно часто.

«Дабы избежать рисков, требуйте копии всех медицинских выписок, – рекомендует беременным женщинам Кристина Мамыкина. – В заключении врача должна быть указана следующая информация: какие жалобы беспокоят, когда жалобы появились, дата первичной консультации, информация о проведенных диагностических исследованиях. Кроме того, постарайтесь собрать как можно больше информации о больнице и работающих в ней врачах. Почитайте отзывы других пациентов. Если у вас есть возможность выбирать – отправляйтесь в больницу с самой лучшей репутацией. В большинстве случаев люди обращаются в поликлинику, к которой прикреплены по месту жительства. Лишь немногие знают, что каждый пациент имеет право сменить медицинское учреждение по собственному желанию. При правильном выборе лечащего врача риск попасть в руки к специалисту, допускающему халатное отношение, может быть сведен к нулю».

Кроме того, эксперт советует не пренебрегать «вторым мнением» – если женщина в чем-то сомневается, ей лучше обследоваться у нескольких специалистов.

Екатерина Ардашева

 


источник :  https://www.izh.kp.ru