§

Новости

Вакцинация от коронавируса: тест на свободу
06 Июля 2021 г.

Масштабная кампания по вакцинации населения от новой коронавирусной инфекции стала для большинства государств историческим экзаменом на приверженность принципам прав человека и идеалам свободы. О важнейших правовых вызовах нового витка пандемии, а также о связи вакцинации с круглыми датами начала Великой Отечественной войны и отмены крепостного права в обзоре РАПСИ.
 

Главной темой последних недель стало ожидание одной части граждан и опасения другой введения принудительной вакцинации от COVID-19 в России. Спор оказался настолько горячим, что едва не привел к информационной гражданской войне в соцсетях, где практически любая тема при упоминании слова «вакцина» сводилась к обоюдным проклятиям и дегуманизации оппонента. 

Точку в спорах и опасениях поставил президент в ходе Прямой линии. «Я в свое время говорил, как вы помните, что я не поддерживаю обязательную вакцинацию. И продолжаю придерживаться этой же точки зрения», - отметил Владимир Путин 30 июня. 

Принудительная вакцинация невозможна, поскольку это противоречит российским законам и идет вразрез с основами врачебной этики, требующей информированного согласия пациента на любое медицинское вмешательство.

При этом добровольная прививка является обязательной необходимостью для каждого свободного человека. Доказательством его готовности и способности обладать правами.


Недавно Европейский суд по правам человека вынес окончательное решение: в демократическом государстве личные интересы гражданина не могут стоять выше его ответственности перед обществом.


Европейская конвенция по правам человека не гарантирует абсолютную свободу прав, кроме свободы против пыток: «Должно быть соблюдение баланса между учетом общественной безопасности и незыблемыми гарантиями».

Убежище для прав человека 

Другим болезненным для общественности вопросом стала возможность введения ограничений для граждан, отказавшихся от прививок, и привилегий – для прошедших вакцинацию. Любопытно, что обе стороны спора считают, будто это сугубо российская проблема и в Европе общество единодушно на данный счет. 

В действительности же все ситуация противоположна. Пожалуй, ни в одной европейской стране в данный момент нет столь пламенного актива большой прослойки населения, повсеместно требующей привлекать к вакцинации скептиков всеми средствами. 

К примеру, в Германии ведутся масштабные дебаты даже на правительственном уровне об оправданности появления привилегий для сделавших прививки. Глава Постоянной комиссии по вакцинации Томас Мертенс считает, что «привилегии» допустимы в сфере личного потребления, сообщает DW. По его словам, речь может идти о ресторанах, кинотеатрах, концертах, авиаперелетах. Однако привилегий не должно быть в вопросах жизнеобеспечения: больницы, госучреждения, общественный транспорт.

В то же время некоторые члены правительства Германии и депутаты бундестага придерживаются противоположного мнения. «Никакого особого обращения со сделавшими прививки», - заявил глава МВД Германии Хорст Зеехофер. 

Часть депутатов предлагает принять закон, запрещающий подобные преимущества. «Фракция СДПГ изучает возможность законодательной инициативы, которая исключила бы неравенство между теми, кто уже привился и кто - нет, в частном секторе экономики», - сказал член фракции Йоханнес Фехнер газете Die Welt.

Неожиданно выглядит причина скептического отношения немецких властей к «паспортам вакцинации»: отсутствие ясности - может ли вакцинированный человек быть носителем вируса - вынуждает заботиться о безопасности всех граждан, привитых и непривитых. Таким образом, не исключено, что человек, не получивший прививку, может заразиться на вечеринке, хотя все остальные гости были вакцинированы. 


Отсюда недостаточно освещаемый вывод: ограничения по допуску граждан в рестораны важны не для принуждения к прививкам и даже не для поощрения их сделавших – а для заботы о здоровье невакцинированных.


Отметим, что в России власти с самого начала пандемии не допускали возможности раздачи привилегий или ограничений, а лишь проявляли заботу о группа населения в зонах риска.

Наличие столь острой дискуссии в Германии неудивительно. Согласно исследованию Экспертного института социальных исследований, европейские страны за год с момента начала пандемии нарушили 22 из 30 статей Всеобщей декларации прав человека: право на свободу и личную неприкосновенность, равенство перед законом, свободу передвижения, свободу мысли, совести и религии.

По данным Freedom House, ситуация с правами человека ухудшилась в 80 странах и прежде всего в Европе.

В целом, допустимо сказать, что пандемия коронавируса, а точнее избираемые западными правительствами методы борьбы с ней, поставили под угрозу дальнейшее существование европейских принципов прав человека.

В этой связи большой ошибкой является пренебрежительное невнимание наших сограждан к важнейшему достижению российских властей. В отличие от ряда зарубежных государств, использовавших тоталитарные методы радикального ограничения свободы граждан (от локдаунов до принудительной вакцинации), Россия сохранила максимально возможные права и свободы для каждого. Это, пожалуй, самое символичное событие в год 80-летия начала ВОВ. 

Мы снова столкнулись с большой иноземной угрозой, несущей непредсказуемые последствия. На первых порах многим тогда и сейчас казалось проще сдаться, якобы увеличив тем самым шансы на спасение (отказаться от своих вакцин в пользу иностранных, отказаться от всех прав и свобод по примеру азиатских или даже некоторых западных стран, отказаться от суверенной стратегии борьбы с пандемией). 

Однако сегодня уже нет никаких сомнений, что любое ограничение свободы в пользу мира с Германией привел бы к уничтожению не только страны, но и ее граждан, так же и сегодня возможность свободно и открыто обсуждать вакцины и методы борьбы с пандемией (в отличие от абсолютного большинства других цивилизованных стран), возможность свободно передвигаться внутри страны, выбирать работу, сохранение индивидуальности и приватности в результате окажется гораздо важнее и спасительнее любых локдаунов.


Возможно, мы заплатим высокую цену, но эта победа бесценна. А наша история не оставляет сомнений, что разум в итоге восторжествует и добровольные прививки позволят «Спутнику» сыграть роль «Катюши» в этой «войне». 


Величайший философ современности Джорджо Агамбен отмечает, что одно из самых страшных последствий пандемии – установление в некоторых западных и азиатских странах «чрезвычайного положения», когда временно введенный режим ЧС под предлогом вируса продлевается на неопределенный период, и в конечном итоге становится неотъемлемой частью отношений государства с населением – то есть, с постоянным контролем и наблюдением (согласно известной теории ключевого мыслителя второй половины ХХ века Мишеля Фуко). Общество, по Агамбену, ради соображений безопасности обрекает себя на жизнь в вечном состоянии страха и незащищенности. «На самом деле, это гражданская война. Враг не снаружи, он внутри нас», пишет философ.

В России с правами человека сейчас значительно лучше, чем в ЕС, поскольку в нашей стране пошли путем «медицинского сопротивления» инфекции, в то время как в Европе путем «немедицинских ограничительных мер». Уважение к праву в России оказалось несопоставимо больше.

Сейчас у нас есть свобода передвижений, разрешена публичная дискуссия по поводу принимаемых мер в пандемию, все открыто, доступ к вакцинам свободный. 

Публичная дискуссия

Насколько успешно государство выдержало экзамен на приверженность правам человека. Настолько же общество провалило проверку на способность ими пользоваться. Речь как о понимании граждан необходимости добровольно сделать прививку, так и о форме их обсуждения. 

Одна из иллюстраций – выступление актера Егора Бероева. Само освещение во всех медиа столь противоречащей интересам государства и общества речи является триумфом демократии и свободы слова. Однако печально, что вместо исправления допущенных актером логических ошибок и просветительского разбора озвученных им мифов, началось почти шельмование, которое на пустом месте могло только убедить скептиков в их трагических заблуждениях.

Разберем несколько заблуждений. 

Бероев прав, когда сравнивает риски возникновения масштабного ограничения прав человека за отказ от принудительной вакцинации с холокостом. Но он не прав, приписывая эту угрозу России.  

Сравнение корректно в связи с прямой исторической параллелью. Одной из первых предпосылок геноцида стала сегрегация евреев – заключение их в гетто. Поводом запрета евреям пользоваться всеми возможностями других горожан и свободно перемещаться стала эпидемия тифа в нацистской Германии и обращение врачей к властям. По непроверенной информации считалось, что евреи играют существенную роль в его распространении. 

При этом высказывания Бероева можно отнести к действительности ряда азиатских и даже европейских стран, но нет никаких оснований для подобных беспокойств в отношении России. В нашей стране на данный момент отсутствуют признаки подготовки введения принудительной вакцинации и тем более поражения в правах отказников. О недопустимости этого прямо заявил и президент. 

Другое важное заблуждение касается доминантной линии спора в соцсетях о последствиях вакцинации.

Медпросветители, которые утверждают, что прививки гарантируют поступательное сокращение числа заболевших, несколько упрощают. Сейчас в Великобритании зафиксирована новая вспышка заболеваемости. Министерство здравоохранения Англии на прошлой неделе зарегистрировало 27 989 новых заболевших в Великобритании – новый пик с января (рост на 74% по сравнению с предыдущими семью днями).


Однако гораздо больше искажают факты те, которые опровергают влияние прививок на заболеваемость. Да, в Великобритании число заболевших значительно увеличилось, несмотря на прививки (полностью вакцинировано почти 50%), но гораздо важнее то, что именно благодаря вакцине число смертей несопоставимо с предыдущей вспышкой. Например, в субботу в Великобритании скончались 18 человек, а 29 января умерло от ковида в 70 раз больше (1 245 человек).


Выступление Бероева неоднозначное и непродуманное – это прекрасный материал для просветительской работы на основании разбора ошибочных суждений. Тем удивительнее какой травле он подвергся после него. На этом фоне даже патологическое поведение самых деструктивных слоев общества – распространяющих конспирологические фейки о выдуманном вреде прививок – становятся не столь маргинальным. 

Именно ради соблюдения социальной гигиены, чтобы ответственное поведение (в т.ч. добровольная вакцинация) оставалось ориентиром для психологически здоровых граждан первостепенное значение приобретают меры по оперативному наказанию за разжигание ненависти и предотвращение эскалации нетерпимости. Причем симметрично в отношении обеих сторон спора. Эпидемия виктимизации людей сегодня развивается гораздо стремительнее, чем даже собственно пандемия ковида.

Важнейшей задачей сегодняшнего дня является запрет на любые оскорбления (в т.ч. использование дегуманизирующих терминов – «чипирование», «антипрививочники», «ваксеры» и т.д.).

Выживет ли свобода

Благодаря общественной истерике мы оказались в тупике. Добровольная вакцинация подавляющего большинства населения необходима для выживания. Но данный факт, кажется, уже никто не слышит и не способен воспринимать. Причина этого, возможно, как раз в излишнем «белом шуме», раздуваемой панике вокруг мифических принуждений. 

Научные данные свидетельствуют, что главный стимулом для сопротивления вакцинации является принуждение. Согласно опросу Лондонской школой гигиены и тропической медицины, чаще говорят о нежелании вакцинироваться люди, испытавшие давление.

ВВС приводит исследование, проведенное в США в конце 2020 года, одни только слухи о возможности введения обязательной вакцинации заставляли респондентов отказываться не только от прививок коронавируса, но и от никак не связанной с ним ветрянки. Обзор трех десятков исследований показывает: хотя в целом подавляющее большинство людей в разных странах мира поддерживает идею обязательной вакцинации, но прививаться через методы принуждения эти же жители не хотят.

В этой связи можно сделать вывод, что методы поощрения могут быть значительно эффективней принуждения. 

У нас впереди еще годы борьбы с ковидом. Всемирная организация здравоохранения заявила, что полное искоренение коронавируса не выглядит как осмысленная перспектива. По словам представителя ВОЗ, доктора Дэвида Набарро, не стоит надеяться на то, что вирус исчезнет благодаря вакцинам или лекарствам.

«Людям придется научиться жить с этим вирусом. Будут появляться новые штаммы, будут всплески заболеваний и возникновение новых очагов инфекции, и нам надо к этому привыкнуть» - заявил доктор Набарро в интервью телеканалу Sky News.

В такой парадигме позитивный пример несравненно эффективнее любого принуждения. Даже самые большие скептики не смогут игнорировать все объективные жизненные преимущества вакцинированных, уровень их здоровья, возможностей. В конце концов результаты заставят осознать ошибку – и сделать прививку. Но как обычно бывает – наибольшие преференции получат первые.

Ключевой вопрос сегодняшнего дня – необходимость уравнять прививку и наличие антител. На сегодняшний день, Европа, пожалуй, только в этом вопросе превосходит Россию: там вполне логично не делают никакой разницы между источником наличия в организме человека антител: в результате ли прививки, выздоровления или даже генетических особенностей – главное, их количество. 

В России могли бы ввести локдаун и заставить всех сидеть по домам (как в Европе), но этого не произошло. В России могли бы ввести тотальную слежку и бессрочно нарушать частное пространство граждан (как в Азии) – но у нас лояльная политика даже в отношении заболевших. В России могли бы запретить обсуждать прививки, цензурировать все спорные высказывания (недавно в Британии прошли массовые митинги против вакцинации детей, любые попытки их освещения пресекались не только СМИ, но и соцсетях, в конце концов их лживо назвали экологическими), но у нас как нигде в мире общество активно участвует в обсуждении всех плюсов и минусов вводимых и планируемых мер по борьбе с пандемией, так же как и преимуществ той или иной вакцины, последствий их применения. В России могли бы делать насильственные прививки, но этого не будет. В России могли бы штрафовать и много чего другого. Однако даже в ситуации на грани катастрофы Россия сохранила свободу и уважение к человеку, к обществу. Нигде в мире в цивилизованном мире сегодня нет такой экзистенциальной свободы. Это карт-бланш для граждан, от степени использования которого зависит будущее страны так же, как и от динамики заболевших. 

В этом году мы празднуем 160-летие окончание крепостного права. На самом деле, оно, конечно, продолжалось в разных формах все эти полтора века (от беспаспортных крестьян до использования труда иностранных и внутренних мигрантов). Но сейчас мы получили исторический шанс обрести внутреннюю свободу, и доказать, что готовы к внешней. 

Но свобода невозможна без ответственности. Лучшим ее проявлением может служить добровольная прививка. Иначе этот исторический шанс окажется в прямом смысле слова нежизнеспособным. 

Арсений Шаболов

 


источник :  http://www.rapsinews.ru