§

Новости

«Руки у нее были черные до локтей»: в Самарской области завели уголовное дело после гибели пациентки ковидного госпиталя
27 Августа 2021 г.

Анне Петровне было 86 лет, когда она умерла. Ее дочь винит во всем врачей, следователи не могут ни подтвердить, ни опровергнуть ее версию. Казалось бы – вся надежда на экспертов. Но те, словно в плохой комедии, видят то, чего нет: к примеру, желчный пузырь, который был удален много лет назад.
 

Так и не доказанная халатность

История эта началась в 2010 году, когда у Анны Петровны случился инсульт. По словам ее дочери Тамары, врачи почему-то тянули с госпитализацией. Одна неделя, вторая…

- В результате, когда стали делать КТ, выяснили, что у нее произошел еще один инсульт, - рассказала корреспонденту «КП-Самара» женщина. – Ей дали инвалидность первой группы и… забыли про нее. Никаких дополнительных обследований, никакого лечения. Дошло до того, что она почти не могла ходить – вставала с моей помощью, а по дому передвигалась на ходунках.

В 2013 году Тамара написала жалобу в территориальный фонд обязательного медицинского страхования. Там провели экспертизу и установили, что диагностика и лечение пациентки было далеко от медицинских стандартов. От этого и могло ухудшиться ее состояние.

https://s11.stc.all.kpcdn.net/share/i/4/2213379/wr-750.jpg
Экспертиза установила, что лечение пациентки было далеко от медицинских стандартов

С этой экспертизой родственники Анны Петровны позже обратились в правоохранительные органы. Там с проверкой еще какое-то время протянули, и в итоге уголовное дело по статье «Халатность» возбудили только 8 февраля 2016 года.

Оно до сих пор не закрыто, но и подозреваемых-обвиняемых в нем нет. На протяжении 5 лет в Сызрани назначаются экспертизы, создается видимость работы, а тем временем… Анна Петровна умерла.

Загадочная смерть

- Как-то я прихожу к маме домой, в она в коридоре лежит – видимо, не удержалась на ногах и упала. У нее была рассечена бровь, на лице слева – ушиб. Я ее тут же в травмпункт повезла, - вспоминает Тамара.

Это было 12 декабря 2020 года. Врачи рану зашили, осмотрели пациентку и заявили, что у нее ковид. Сделали КТ легких – диагноз не подтвердился. Тем не менее, неделю спустя Анна Петровна почувствовала себя хуже, появились проблемы с дыханием, и ее положили в ковидный госпиталь на базе горбольницы №2 Сызрани. А 25 декабря ее родственники получили результаты анализа крови, который должен был опровергнуть диагноз:

Дочь считает. что Анна Петровна могла упасть, потому что никак не была зафиксирована на каталке
Дочь считает. что Анна Петровна могла упасть, потому что никак не была зафиксирована на каталке

- Никакого ковида у мамы не было, зато анализы показали антитела к нему. Я сразу позвонила руководству больницы, меня выслушали, но реакции никакой не последовало. Мне сказали, что у нее взяли повторный мазок, и результата еще нет, - вспоминает Тамара. - Потом несколько дней мы с сестрой не могли ни до кого дозвониться. Только после жалоб в минздрав в больнице взяли трубку, сказали, что моя мама в реанимации, у нее поднялась температура от гематом. Каких гематом? Когда мы ее привозили, ничего подобного не было! Мне не ответили. А в ночь с 31 декабря на 1 января мне сообщили: «Ваша мама умерла, утром можете забрать выписку».

Странности вскрытия

Хоронили Анну Петровну 4 января. На кладбище ее привезли, накрытую покрывалом.

- Когда его подняли, чтобы закрыть лицо, мы увидели, что у нее руки черные до самых локтей. А левая рука у мамы еще и как будто вообще сломана. Растерялись все, - с ужасом вспоминает тот момент Тамара. - На следующий же день поехала к эксперту, который проводил вскрытие, он подтвердил: да, на теле действительно были гематомы - на руках, плечах, бедрах. Сказал, что в заключении все это будет.

На УЗИ от 2011 года желчный пузырь отсутствует
На УЗИ от 2011 года желчный пузырь отсутствует

Интересно, что описание гематом в акте о вскрытии действительно есть, а фотографий самых страшных повреждений нет – они стыдливо прикрыты использованным памперсом. В том же документе есть обследование желчного пузыря с подробным его описанием. Вот только этот орган Анне Петровне удалили много лет назад.

- Я считаю, что исследование проведено с нарушениями – и это еще мягко сказано, – негодует Тамара. - Я написала заявление о привлечении к ответственности судмедэксперта, который его проводил. А мне ответили: да, может быть, он и допустил ряд нарушений, но его нельзя привлечь наказать… потому что он не предупрежден по ст.307 УК РФ об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Второе уголовное дело

С января Тамара обращалась с заявлениями в сызранскую прокуратуру, полицию и Следственный комитет. После того, как она побывала на личном приеме у главы СУ СК РФ по Самарской области (на тот момент это был Валерий Самодайкин) уголовное дело возбудили по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей». Но произошло это лишь в 15 марта 2021 года. Подозреваемых в деле до сих пор нет.

А патологоанатом вдруг желчный пузырь у Анны Петровны нашел
А патологоанатом вдруг желчный пузырь у Анны Петровны нашел

- Я думаю, что травмы мама получила, когда ее везли из приемного отделения в отделение реанимации. У каталки не было фиксирующих ремней или поручней. Медсестра, которая ее везла, до этого смотрела на мою маму с невероятной брезгливостью. Она не попыталась маму уложить поудобнее или как-то закрепить что ли. На повороте, как мне кажется, она просто упала с этой каталки, - размышляет Тамара. По ее словам, она читала жалобы на ковидный госпиталь и жестокость персонала и видела описание как минимум еще одного похожего случая.

Женщина жалуется: следователи не изъяли записи с камер видеонаблюдения, которые могли зафиксировать падение пациентки. А данные медкарт, которые сейчас есть в деле, по ее мнению, сильно отличаются от того, что она видела скорее после смерти мамы. При этом в записях сотрудников «Скорой помощи», которые везли Анну Петровну на госпитализацию в больницу, никакие травмы не упоминаются – откуда они взялись в больничной карте за ту же дату?

Ответить на эти и другие вопрос предстоит следователям. В рамках расследования этого – уже второго - уголовного дела в июне назначена очередная экспертиза. Провести ее должны специалисты Самарского областного бюро судебно-медицинской экспертизы – те самые, что не увидели ничего «такого» в действиях коллеги, который нашел у пациентки при вскрытии отсутствующие органы.

Александра Будаева


источник :  https://www.samara.kp.ru