§

Новости

В больнице Светлограда пенсионерку с подозрением на тромбоз уронили с носилок перед приемным покоем
06 Октября 2021 г.

В редакцию «Блокнот Ставрополь» обратилась Наталья Кузьменко — внучка жительницы села Благодатного Петровского округа, скончавшейся в ночь на 28 сентября в реанимации райбольницы Светлограда. Родные покойной утверждают, что имел место ряд врачебных ошибок, а фатальными для пенсионерки стали выбоина в асфальте и отсутствие света в медучреждении.


В больнице Светлограда пенсионерку с подозрением на тромбоз уронили с носилок перед приемным покоем

Наталья Кузьменко — внучка 64-летней Натальи Ивановны Кузьменко, рассказала хронологию событий того рокового дня. По ее словам, 27 сентября ближе к обеду пенсионерка, почти полгода назад перенесшая инсульт, повлиявший на речь, начала жаловаться на боль в ноге. Конечность посинела, и родные забили тревогу. После звонка в местную больницу к ним приехала главный врач медучреждения Людмила Толстикова с медсестрой — за ней съездил родственник и привез к больной пенсионерке.

Осмотрев бабушку, Толстикова заявила, что с пациенткой все в порядке. Причиной посинения ноги она назвала отек и посоветовала смазывать его фурацилином. 

Врач уехала. Женщине становилось только хуже: она плакала, беспокоилась, не знала, куда положить больную ногу. Родственники снова начали звонить в больницу. Поскольку медучреждение работает только до 14 часов — на месте была только дежурная медсестра. 

Около 17 часов на машине скорой помощи в дом Кузьменко приехала Галина Заря — дежурная медсестра больницы села Благодатного. Осмотрев ногу, которая к тому времени уже приобрела глубоко-синий цвет, она возмутилась действиями Толстиковой:

«Какой отек?! Это тромб, срочно нужно везти в больницу! Здесь никакой фурацилин не поможет», — заявила Заря.

Собеседница рассказала что, не измерив пациентке давление, медработник сделала укол магнезии. В Светлоградской ЦРБ родным потом сказали, что эта инъекция усугубила состояние больной — у нее на тот момент уже было критически низкое давление, а укол понизил его еще больше. 

Женщину погрузили в скорую и повезли в окружной центр. В машине, вопреки правилам, не было сопровождающего из числа медиков — с пациенткой остались дочь, внучка и водитель. Позади на машине ехали сестра, отец и муж сестры. Родные отправились следом, чтобы помочь переложить бабушку на носилки, потому что «она была в большом весе». 

Приехав к приемному покою, водитель Андрей Лынник начал вынимать пациентку из машины. Родственники попросили немного подождать тех, кто ехал позади на машине, поскольку вдвоем с тяжелой пенсионеркой они бы не справились. Но родные немного задержалась на светофоре, а водитель скорой начал кричать, что ему некогда ждать, пора перекладывать больную на каталку. 

В это время из приемного покоя вышли медсестра и санитарка с каталкой. При этом они явно не планировали помогать приехавшим — стояли в стороне. 

— Водитель выкатил бабушку со стороны ног, а я стояла в изголовье. Возможно, если бы я стояла сбоку, я смогла бы ее удержать. Он, не убедившись, что носилки стоят ровно, отпустил их, колесо с его стороны попало в яму. Он отпустил носилки и отошел. Они опрокинулись, и бабушка лицом вниз упала на асфальт, — рассказала Наталья.

Всю дорогу до больницы, по словам собеседницы, пациентка была в сознании. Она держала внучку за руку, родные общались на своем языке: Наталья спрашивала, болит ли нога, бабушка отвечала ей глазами, что болит. 

Когда Наталья Ивановна упала, ее дочь и внучка закричали, тут же подошли медсестра с санитаркой и водителем. Женщину начали поднимать на каталку. У нее была рассечена бровь и разбит нос. 

— Они начали закатывать ее в приемный покой, я шла сбоку, держала бабушку за руку и сразу заметила, что после удара ее состояние изменилось — она словно потерялась, перестала реагировать на меня, — вспоминает внучка пенсионерки.

Привезя каталку с пациенткой в приемный покой, медперсонал, по словам собеседницы редакции, оставил ее у стены и ушел. Рядом с больной 10-15 минут находились только ее дочь и внучка. У пенсионерки начали чернеть губы и нижняя часть лица, она стала задыхаться.

Родственницы начали звать на помощь. В это время по коридору шел хирург Шамиль Абакаров. Услышав крики родственников, он, по словам Натальи Кузьменко, начал угрожать, что всех выгонит. На вопрос внучки, намерены ли медики оказывать хоть какую-то помощь пациентке, он бросил: «А я что делаю?».

Однако увидев, что пациентка действительно задыхается, Абакаров приказал сотрудникам увезти бабушку на третий этаж в реанимацию. После этого Наталья вместе с сестрой просидели в коридоре четыре часа. За это время к ним выходил терапевт, который попросил родственниц передать «благодарность» главврачу больницы в селе Благодатном Людмиле Толстиковой.

Он сказал: «Скажите спасибо Толстиковой: если бы вы привезли ее утром, мы бы еще смогли что-то сделать, а сейчас вряд ли», — добавила Кузьменко.

Он же и озвучил, что укол от давления, сделанный медсестрой, был лишним — медикам в реанимации пришлось поднимать давление адреналином. В 11 вечера к родственникам вышел реаниматолог и, сообщив, что бабушка в крайне тяжелом состоянии, предложил им поехать домой. 

В 6 утра ставропольчанке позвонили из больницы и сообщили, что ее бабушки не стало в 5:15. Поначалу с родственниками спокойно беседовали, отвечали на все вопросы.

Патологоанатом сказал, что сегодня ему некогда, а завтра он проведет вскрытие и отдаст нам тело. Нам предложили приехать на следующее утро, привезти вещи для бабушки и пять тысяч рублей на подготовку тела к погребению, — рассказала собеседница.

В этот же день Наталья сообщила о случившемся местной активистке Надежде Харченко, а та написала об этом в своем Instagram. Пост быстро разошелся по соцсетям, и уже на следующий день сотрудники медучреждения заговорили с родными усопшей по-другому. Точнее, разговаривать отказались вообще. 

— Патологоанатом отказался проводить вскрытие, заявил, что не возьмет ни копейки у нас. Я устроила скандал: позвонила в минздрав, ходила к начмеду, главному врачу. Я устраивала скандалы, потому что мне не хотели отдавать бабушку, — рассказала внучка покойной Натальи Кузьменко.

Еще одним испытанием для родных стало взаимодействие с сотрудниками больничного морга — вернее, опять-таки отсутствие этого взаимодействия. Тело покойной им пришлось заносить туда самим. 

Там было очень грязно, полы без плитки. Трупы валяются по моргу, как мясные тушки, не работает ни один холодильник. И они там лежат и трех-, и четырехдневные. А с крыши на них капает грязная вода, — в красках расписала увиденную картину Наталья.

Поэтому родные покойной Натальи Кузьменко не хотели, чтобы их родной человек лежал в таких условиях. После скандала патологоанатом предложил забрать тело в 19 часов, когда его на работе уже не будет — он специально подчеркнул этот момент, отметила собеседница издания. 

В приемном покое родственники взяли ключи, сами пошли в морг, чтобы забрать тело. Открыв дверь морга, родные покойной вошли туда и увидели шокирующую картину.

Наша бабушка лежала на какой-то железке, с согнутыми руками и ногами, накрытая окровавленной пеленкой. Мы ее обмыли, переодели и забрали. Шов после вскрытия был сделан на «отвали», — поделилась подробностями Наталья Кузьменко.

Тем временем главврач больницы Андрей Попов на просьбу корреспондента прокомментировать эту щекотливую ситуацию заявил, что вообще не в курсе.

Фото: главврач Петровской ЦРБ Андрей Попов
Главврач Петровской ЦРБ Андрей Попов

Это что-то странное. Новое заявление, — отметил Попов.

Заключение о смерти родным скончавшейся Натальи Кузьменко отдали лишь 1 октября. В документе было сказано, что причиной смерти стал тромб. Это в разговоре с корреспондентом «Блокнота» подтвердил и руководитель медучреждения.

У пациентки была тромбоэмболия легочной артерии. Однако полную картину в любом случае даст следствие, — подчеркнул Попов.

Между тем родные умершей пенсионерки полагают, что злополучное падение могло спровоцировать отрыв тромба и вызвать смерть.

Претензии у детей и внуков Натальи Кузьменко вызвали и действия главврача сельской больницы в Благодатном. По словам собеседницы, после ее лечения бабушка трижды лежала в больнице.

Моей дочке 4 года. Толстикова ее три года лечила от хронического бронхита, а у ребенка были проблемы с сердцем. Из-за нее болезнь была запущена, а у дочки теперь полная АВ-блокада. Год назад ей поставили пожизненный кардиостимулятор, — поделилась Наталья Кузьменко.

Недовольны качеством лечения местного эскулапа и другие жители. Как рассказала Наталья, «в селе ходит анекдот, что половина местного кладбища — пациенты Толстиковой».

Собеседница отметила также, что пока не жаловалась в надзорные органы. Напротив — после публикации светлоградской активистки произошедшим заинтересовалась прокуратура и следственный комитет. В прокуратуру Наталья ходила давать пояснения вместе с матерью. Там им рассказали, что проверку будут проводить только по факту ям и недостаточного освещения.

— Света в больнице нет нигде. Когда мы поднимались с сестрой уже внутри больницы — с первого на третий этаж шли с фонариками. В коридоре реанимации мы четыре часа тоже сидели в кромешной тьме, периодически подсвечивая себе фонариками, — добавила Наталья.

Сотрудники следкома выясняют, имела ли место врачебная ошибка со стороны Толстиковой и медперсонала из приемного покоя Светлоградской ЦРБ.

Андрей Попов, главврач скандальной больницы, заявил, что пока намерен воздерживаться от комментариев по поводу произошедшего, однако не стал отрицать наличие выбоин перед приемным покоем. 

— Выбоины везде есть — их периодически заделывают, они снова возникают, — заявил собеседник.

Между тем главврач Попов в разговоре с корреспондентом «Блокнота» категорически отверг упрек в отсутствии освещения. Что касается действий своего персонала, то руководитель учреждения считает, что сотрудники действовали правильно и по протоколу.

Тем временем в больницу вскоре после происшествия зачастили с проверками. Так, 1 октября в медучреждение наведались члены Общественного совета по здравоохранению при минздраве Ставрополья. Поводом стало предупреждение губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова, прозвучавшее в ходе «Прямой линии» 29 сентября, куда успели пожаловаться неравнодушные к произошедшей беде односельчане покойной Натальи Кузьменко.
 


 

В совете рассказали, что «в хирургическом отделении чисто, влажная уборка проводится по графику, со слов пациентов, в палатах полы моют часто, проводят проветривание и обработку. Постельное белье меняют по мере необходимости, персоналу удается поддерживать чистоту и в палатах и в коридорах, пациенты довольны питанием, отмечают доброжелательность, вежливость и врачей, и медицинских сестер».

Однако приехавшим с проверкой показали парадную картинку, уверяет местный активист Алексей Курочкин. Он пришел в больницу на следующий день, 2 октября, и увидел другую картину. 

Оценил автор видео и качество покрытия местных дорожек, и «красоту» пейзажей.

В краевом минздраве изданию сообщили, что в курсе ситуации и проводят проверку. Ранее «Блокнот» писал о бывшей медсестре из Ессентуков Елене Русаковой, которая стала инвалидом по вине бывших коллег. Теперь женщина пытается доказать вину врачей и добиться справедливости.


Наталья Гончарова

 


источник :  https://bloknot-stavropol.ru