§

Новости

Последствия вакцинации от COVID-19 глазами патологоанатомов
13 Октября 2021 г.

20 сентября в немецком городе Ройтлингене на базе местного Института патологии прошла конференция «Причины смерти после вакцинации от COVID-19». В ней приняли участие заслуженные немецкие патологоанатомы, врачи и ученые, которые поделились своими наблюдениями о последствиях массовой вакцинации и любопытной статистикой.

Так, модератор конференции хирург, доктор медицины Ута Лангер сообщает, что «в [немецком] медицинском журнале Aerzteblatt есть сообщение о профессоре, докторе Ширмахере, патологоанатоме, заявившем, что из 40 умерших в течение 14 дней после прививки от COVID-19, вскрытие тел которых он производил, 30–40% умерли в связи с прививкой».

Доктор Лангер ссылается на статью Курта Винга, опубликованную 2 августа 2021 года и в значительной степени посвященную исследованиям главного патологоанатома Гейдельбергского университета патологий профессора Питера Ширмахера. В статье указывается на в общем-то очевидное, но зачастую игнорируемое обстоятельство: вакцинированные люди обычно умирают дома, а не в больнице под клиническим наблюдением, поэтому причинно-следственная связь между вакцинацией и смертью не устанавливается. И не портит статистику…

«Врач, осматривающий труп, не устанавливает связи с вакцинацией и подтверждает естественную смерть, и пациента хоронят, — поясняет Ширмахер. — Или он удостоверяет неясный тип смерти, а прокурор не видит вины третьей стороны и выдает труп для захоронения».

Таким образом, существенный процент случаев смерти вследствие вакцинации элементарно выпадает из поля зрения официальной статистики. И это далеко не единственное обстоятельство, которое позволяет говорить, что статистика побочных эффектов от прививок может быть значительно занижена.

Чтобы учесть все подобные факторы, необходимо более тщательно изучать все случаи смерти тех, кто незадолго до кончины вакцинировался от COVID-19. Поэтому в федеральной земле Баден-Вюртемберг патологоанатомы работают сообща с прокурорами, полицией и врачами частной практики, сообщает Ширмахер. По его мнению, частота фатальных последствий вакцинации сильно недооценивается.

Издание называет данное высказывание Ширмахера «политически взрывоопасным», учитывая, что в настоящее время, когда кампания по вакцинации в Германии сильно сбавила темп, дельта-штамм вируса быстро распространяется, и одновременно обсуждаются ограничения для невакцинированных людей. А тут еще и весьма уважаемый специалист сообщает, что власти фактически скрывают от населения масштаб проблемы, одновременно заставляя вакцинироваться не пойми чем. В таких условиях, да еще и при широкой огласке, провал кампании по вакцинации практически гарантирован.

Впрочем, теперь, когда выборы в Германии позади, можно спокойно закручивать гайки дальше.

Профессор Ширмахер вовсе не одинок в своих призывах изучать умерших после вакцинации. Федеральная ассоциация немецких патологоанатомов также настаивает на увеличении числа вскрытий вакцинированных и умерших вскоре после этого людей. «Это единственный способ исключить или доказать связь между смертельным исходом и вакцинацией», — говорит глава рабочей группы по аутопсии в Ассоциации Йоханнес Фриманн.

В свою очередь профессор Ширмахер заверяет, что вовсе не хочет сеять панику и ни в коем случае не является противником вакцинации, более того, он утверждает, что сам привился против коронавируса. Вакцинация является неотъемлемой частью борьбы с вирусами, уточняет он.

Казалось бы, раз немецкие паталогоанатомы признали, что для того, чтобы установить связь побочных эффектов и смерти с вакцинацией от COVID-19, необходимо проводить больше вскрытий и накапливать материал, значит, это и нужно делать — тут, как говорится, им и флаг в руки. Но парадоксальным образом такому естественному развитию событий почему-то препятствуют государственные регуляторы ФРГ.

Вот что сообщает в этой связи профессор, доктор медицины Анре Буркхард.

Буркхард — уважаемый и заслуженный ученый, к чьим словам имеет смысл прислушаться. Он преподавал в университетах Гамбурга, Берна и Тюбингена, занимал должности приглашенных профессоров и стажировался в Японии, США, Корее, Швеции, Малайзии и Турции. В течение 18 лет он возглавлял Институт патологии в Ройтлингене, затем работал практикующим патологоанатомом.

Буркхард сообщает, что политика Института им. Роберта Коха во время эпидемии коронавируса противоречит тому, что институт ранее практиковал десятилетиями.

«Однажды в 1997 году меня упрекнули в том, что я сею панику. Я проводил вскрытие одиннадцатилетней девочки, которая умерла от гриппа. И тогда я захотел непременно добиться отслеживания ее контактов. Но коллеги и пресса окрестили меня алармистом. В итоге мне пришлось оплачивать эти анализы из собственного кармана», — пишет Буркхард, объясняя, откуда вообще взялась практика вскрытия трупов при вакцинации и эпидемиях.

«Потом появилась публикация в Бюллетене № 8 за 1997 г., издаваемом Институтом им. Роберта Коха. И там было написано: „…Культивированный штамм [гриппа типа В] уже изучается более детально, и теперь решающим стало обязательное прояснение внезапных смертей, предположительно вызванных инфекцией, путем вскрытия и микробиологической диагностики“», — уточняет ученый.

Ведь логично, что для того, чтобы установить причину смерти, когда она неясна или нужно понять механизм действия инфекции, проводится вскрытие. Тем более что накоплена приличная статистика смертельных случаев именно в результате вакцинации. Значит, надо разобраться и поправить вакцину, пока не поздно. Или как?

Теперь же, по словам Буркхарда, Институт имени Роберта Коха развернулся ровно на 180 градусов и препятствует проведению вскрытия умерших «в результате» или, как деликатно говорят, «после» но не «вследствие» вакцинации. Чем вызвана такая резкая смена правил — никто не объясняет. В результате чего возникают закономерные подозрения о том, что мы имеем дело с попытками нечто скрыть. Но поскольку скрыть такие вещи невозможно — патологоанатомы будут проводить вскрытия и выявлять связь между вакцинацией и смертью, так как это делает профессор Ширмахер — то всё это грозит вылиться в большой скандал. А самое главное — поведение такого респектабельного научного центра как Институт имени Роберта Коха в этой ситуации, мягко говоря, трудно назвать научным.

Отметим, что и профессор Буркхард не является ковид-диссидентом. По его словам, и он, и вся его семья полностью привились от коронавируса. Однако известно много болезней, от которых вакцины не могут быть созданы: например, ВИЧ или лихорадка денге. В данном случае ученым движет обычное научное любопытство, поскольку, по его словам, новые методы лечения создают новые патогены, а также новые образования в тканях. И есть много примеров того, что десятилетиями оставалось нераспознанным патологами или клиницистами.

Он приводит два примера, когда важные открытия совершались в сфере, казалось бы не связанной с изучаемым предметом. Так, воздействие бактерии Helicobacter pylori на человеческий организм десятилетиями считалось незначительным, и лишь в 1980-е годы австралийские врачи, решившие изучить ее как патоген, выявили, что она вызывает язву желудка.

Сходным образом обстояло дело с ВИЧ-инфекцией. Стоматологи обратили внимание на острый некротизирующий язвенный стоматит (ANUG) у некоторых пациентов. А вирусологи поначалу отнеслись к находке с явным неодобрением и пренебрежением, заявив: «А зачем, собственно, стоматологам эта болезнь? ВИЧ не имеет ничего общего с вирусами». А затем выяснилось, что одной из причин, вызывающей ANUG, может быть ВИЧ/СПИД.

В заключении Буркхард сетует, что статистика смертельных исходов, вызванных вакцинацией от коронавируса, сильно искажена еще и потому, что люди часто скрывают факт вакцинации своих родственников и близких от врачей. Возможно, они понимают, что причиной смерти могла стать прививка, но не хотят в этом признаваться, поскольку в этом случае они в каком-то смысле берут на себя вину за смерть близких, считает ученый. По его мнению, до 90% подобных случаев ускользает от статистики или трактуется ложным образом.

Далее он приводит пример из собственной практики. В порядке эксперимента он провел десять вскрытий, и в семи из них, по его мнению, наиболее вероятной причиной смерти стала вакцинация, при том что изначальный диагноз не имел никакого отношения к COVID-19. Он отмечает, что в ряде случаев, когда причиной смерти был назван миокардит (воспалительный процесс среднего слоя сердца — миокарда, часто возникающий в результате инфекции), он был вызван не заражением коронавирусом, а действием одного лишь коронавирусного белка-шипа.

Напомним, что белок-шип является основным компонентом всех существующих вакцин от COVID-19, именно на его присутствие в организме должен натренироваться иммунитет. Кроме того, уже есть научные исследования, подтверждающие, что в некоторых случаях белок-шип наносит организму вред сам по себе в отсутствие самого вируса. И в первую очередь это связано с его воздействием на сердечно-сосудистую систему.

Главный вывод, который делает ученый: статистика смертей из-за вакцинации искажена. Причин несколько. Во-первых, вскрытия умерших проводятся редко. Во-вторых, зачастую при вскрытиях ставится ложный диагноз, когда причиной смерти являются изменения в организме, вызванные вакцинацией, а не она сама, или в случае, когда изучение тела проводится поверхностно, без гистологии. И в-третьих, факт вакцинации умершего зачастую утаивается, тем самым связь между вакцинацией и летальным исходом сразу же отметается.

Данные, сообщаемые профессором Буркхардом, весьма любопытны, но сторонники вакцинации могут заявить, что отдельные негативные примеры не могут служить доказательством, поскольку не репрезентативны. Хотя если 7 из 10 взятых наугад и вскрытых Буркхардом тел, как выяснилось, принадлежат людям, которые умерли из-за вакцинации, это само по себе уже немало, чтобы начать методично и непредвзято разбираться в вопросе.
Но дадим слово техническому специалисту — доктору Вернеру Бергхольцу (Werner Bergholz), который профессионально занимается вопросами менеджмента качества. До своего ухода в бизнес Бергхольц был профессором электроинженерии. То есть это человек с серьезным академическим бэкграундом, прекрасно понимающий, как ведутся серьезные исследования, что такое статистика и как оценивается качество того или иного продукта, в том числе и вакцины.

«С 2000 по 2020 годы мы [в Германии] делали примерно по 40 миллионов различных прививок ежегодно, и при этом было зафиксировано в среднем 20 смертей в год, если выражаться точнее, в тесной временной взаимосвязи с прививкой. А в этом году к 31 июля включительно у нас уже 1230 [умерших]. Конечно, в этом году мы успели сделать примерно 80–90 миллионов прививок от COVID-19», — сообщает Бергхольц.

Сразу возникает вопрос: если количество прививок увеличилось в Германии, грубо говоря, вдвое, а число смертей «в тесной временной связи» аж в 60 раз, то что же произошло и в чем причина такого всплеска? Тем же вопросом задается, адресуя его к аудитории, и Бергхольц:

«Если же посчитать [пропорцию] — 20 тогда и 1200 сейчас — то у нас получается отличие в десятки раз, где-то между 30 и 100, в зависимости от того, как вы его считаете [экстраполируя данные за неполный 2021 год]. Это не легкое увеличение, это драматический всплеск. Более того, это касается не только тех, кто умер [вследствие прививки]».

А как обстоят дела в Европе в целом? По данным на август 2021 года, в Европе «в тесной временной связи с вакцинацией от коронавируса» умерло свыше 14 тыс. человек. То есть примерно столько же, сколько в США, если верить данным системы VAERS.

«Согласно отчету Института им. Пауля Эрлиха, в Германии у нас [на текущий момент] 1230 умерших. А по Европе в целом в базе данных ЕМА (Европейское агентство лекарственных средств — прим. ИА Красная Весна) зарегистрировано более 14 тыс. умерших [вследствие вакцинации]. Причем, согласно моим расчетам, в нее включены не все из тех 1200, которые скончались в Германии. Очевидно, там есть задержки с отчетностью. Но примем это так», — уточняет Бергхольц, поясняя, что данные могут быть не вполне точны из-за рассинхронизации их поступления и обработки в конечной системе.

Но даже если закрыть глаза на такие неточности, то порядок-то цифр остается прежним — это десятикратный рост смертей вследствие вакцинации. И его никакими косметическими правками под ковер не заметешь. Эта цифра будет только расти вместе с поступлением новых данных.

Проанализировав данные по смертности, Бергхольц, будучи специалистом в области контроля качества, делает рациональное предположение, что и в той части статистики, которая фиксирует побочные эффекты от вакцинации, не связанные с летальным исходом, их число выросло аналогичным образом — в десятки раз.

Смерть является самым тяжелым побочным эффектом и, как правило, проявляется реже, чем более легкие осложнения. И если уж смертность от вакцинации выросла в десятки раз, то все остальные виды побочных эффектов в совокупности наверняка могли проявляться в десятки и даже в сотни раз чаще. При том что многие случаи не фиксировались просто потому, что больницы и поликлиники перегружены больными COVID-19.

«То есть мы можем исходить из того, что как минимум у нас в стране в 10 раз больше серьезно пострадавших [от вакцинации] людей. То есть, опять же, в 10 или в 20 больше, чем при обычной вакцинации. У этого должны быть какие-то причины», — осторожничает Бергхольц.

Он указывает, что для подобных случаев в мировой практике уже разработаны и опробованы методы контроля и ограничения рисков. При этом наиболее распространенные осложнения после вакцинации в первую очередь тромбозы и миокардиты. А они могут себя проявить далеко не сразу. И в этом случае связь с вакцинацией также не будет установлена.

Как отмечает еще один участник конференции доктор Вальтер Ланг, чаще всего миокардиты наблюдаются у молодых и спортивных людей.

«Это как русская рулетка. Мы не можем знать, каково будет качество жизни тех, кто перенес такой миокардит. Зависит от того, сколько мышечных шнуров разрушено и на каком месте», — предупреждает профессор Буркхард.

Далее профессор Бергхольц обращает внимание коллег, что похожая картина осложнений наблюдается и среди подростков, которых, несмотря на описанную жуткую статистику, комиссия по вакцинации при Институте им. Роберта Коха рекомендовала прививать от COVID-19.

Бергхольц отмечает, что клиническая картина побочных эффектов от разных вакцин практически идентична. Это служит еще одним косвенным доказательством в пользу того, что причиной осложнения может быть белок-шип.

«Есть сходство также и между мРНК-вакцинами, и AstraZeneca, и „Джонсон&Джонсон“. В общем можно сказать, нет такого органа, который бы не пострадал, телесной функции или симптома, который бы не проявился. Назовем только некоторые: слепота, глухота, инфаркт сердца, инсульт, какие-либо серьезные проблемы с органами пищеварения… И так далее, и тому подобное. Но, конечно, не у каждого. И есть очень много случаев, когда почти ничего не случается. Мы говорим, в плоскости Европы, о сотнях тысяч более-менее тяжелых случаев. Я думаю, есть намного больше миллиона зарегистрированных случаев», — сообщает Бергхольц.

В данном случае не ясно, говорит ли профессор об официальной статистике или имеет в виду расчетные величины. Но в любом случае масштаб проблемы очерчен достаточно четко. Сотни тысяч пострадавших от вакцинации — это не шутки. Пора бы остудить горячие головы по обе стороны прививочных баррикад и начать вдумчиво и неспешно разбираться в проблеме, поставив предварительно вакцинацию на паузу. Пока ее скрытые негативные последствия не наделали большой беды.

Необходимость проведения полноценных исследований того, как вакцинация сказывается на человеческом здоровье, давно назрела и перезрела. Общество и медицинское сообщество расколото, а власть и «Большая фарма» продолжают продавливать вакцинацию с упорством, достойным лучшего применения. Вопрос: зачем?

Максим Карев

 


источник :  https://rossaprimavera.ru