§

Новости

Волгоградец задохнулся в ковидном госпитале без кислорода: дочь рассказала о смерти отца
01 Декабря 2021 г.

30 ноября, в редакцию «Блокнот Волгоград» обратилась волгоградка Лилия. В этом месяце, 13 ноября, в ковидном госпитале в бывшем роддоме №1 Тракторозаводского района она потеряла своего папу. Александр Кунышев, на тот момент единственный пациент реанимации, задохнулся. Мужчина пришел в госпиталь, что называется, своими ногами.
 

Дочь погибшего рассказала корреспонденту «Блокнот», что ее родители попали в бывший роддом на Тракторном одновременно, заболели в конце октября. У мамы держалась температура, у папы все основные показатели были намного лучше. Но мужчину практически сразу без объяснений перевели в реанимацию. С момента госпитализации и до реанимации прошло три дня:

- Родители приехали в больницу сами. Вскоре папа стал переживать за маму, понервничал и почему-то его сразу забрали в реанимацию...Поражение легких у него тогда было 30%, а у мамы 15%. Через день-два мы стали звонить, а они нам говорят: «К нам с легкой формой не попадают, состояние папы средней тяжести». Он буквально три дня назад разговаривал с нами по телефону, просил привезти покушать.

Лилия вспоминает, что ее 72-летний отец всегда был в хорошей физической форме, бывший спортсмен, крепкий, на здоровье и сердце никогда не жаловался. Перед тем как заболеть, выходил разве что в магазин, да погулять с собакой во двор. Пять дней волгоградец провел в реанимации, на связь мужчина не выходил, с родными не спешили общаться и врачи из реанимации, заверила дочь погибшего.

Женщина через ординаторскую настояла, чтобы ее отцу передали трубку:

- Ковидная реанимация — это как тюрьма для людей. Родственники будто ни на что не имеют прав. Информация вообще отсутствует. Мы знали обо всем только потому, что в палате находилась мама. Спустя пять дней я позвонила в реанимацию и попросила передать трубку отцу. Честно, я ужаснулась. Он хрипел, на него сразу же надели маску СИПАП. Я его стала спрашивать: «Ты лежишь на животе?» Он отвечал: «Нет». Спрашиваю: «Почему не на животе»? Ответ: «Не хочу, почему не выкладывают — не знаю». Позднее выяснилось, что в этой реанимации не знают, как выхаживать людей с масками и перекладывать их на живот. Не умеют кормить больных — человек под маской должен есть хлеб и кашу ложкой. Врачи продолжали говорить близким Александра, что мужчина в состоянии средней тяжести, стабилен. Вскоре попасть в реанимацию удалось его супруге. Сегодня Лилия заявляет, что папа боролся до последнего:

- Когда туда зашла мама, она сразу сказала, что уже не видит того папу, который у нас был — большой, спортивный. До последнего он вставал сам, не ходил в подгузники. Человек боролся сам, а ему не помогали! Не поставили зонд в нос, эту неделю просто не кормили, как он питался — мы не знаем. Пришла мама, и мы стали покупать диетические смеси, питание для диабетиков. Его руки, они были исколоты. Мы спрашивали: «Почему ему не ставят катетер под ключицу?» И при этом он не лежал на животе.

Семье Александра удалось самостоятельно выйти на врачей из «Коммунарки». Они созвонились со специалистами, которые боролись за жизнь мужчины в Волгограде. У семьи сохранилась история переписки. Но даже вмешательство профессионалов не помогло спасти жизнь волгоградцу:

раз1.jpeg 
два1.jpeg
три1.jpeg

- Потом они так и сказали: "Мы удивились тому, как человека не вытаскивают, у него все показатели были такими, чтобы он выжил». На самом деле это страшно. Сегодня мы уверены в халатности волгоградских врачей.

Лилии в том числе удалось купить для папы дорогостоящий препарат «Актемра». Перед его покупкой лечащий врач реанимации советовалась, стоит ли применять лекарство или нет.  «Добро дали» только через неделю:

- Мы нашли этот препарат, он стоил 70 тысяч рублей. В готовом виде привезли его в больницу в термопакете, мама проконтролировала, чтобы его ввели. Врачи не умели его вводить и разводить. Его готовили в аптеке. А через три дня предложили сделать повторно, потому что снова начали консультироваться. Тогда мы нашли еще дозу «Актемры».

«Актемру» Александру последний раз вводили 11 ноября. Уже на утро этого дня мужчина снимал кислородную маску, ему явно стало легче. Семья буквально выдохнула, появилась надежда на чудо:

- Мы так обрадовались! Поняли, что сняли цитокиновый шторм. Стал просить покушать, также стал просить уменьшить кислород и убирал маску на несколько секунд. У нас внутри у всех ожила надежда...

13 ноября, в 00:00, Александра Кунышева не стало. Дочь говорит о том, что свою роль сыграла роковая случайность и халатность сотрудников больницы. Мужчина отправил супругу в палату отдохнуть, а сам остался один, поскольку на тот момент был единственным пациентов реанимации. Александру решили поменять кислородный баллон, но в результате он задохнулся. Его супруга отсутствовала в реанимации около часа:

- Когда мама вернулась и позвонила нам в слезах, мы были в шоке! Позднее выяснилось, когда мы надавили, кислородчик в это время менял баллон и оставил папу без кислорода. Он думал, что быстро сбегает и принесет новый, только в старом папе кислорода не хватило. Рядом в такой момент не оказалось никого, все происходило днем, не ночью, в будни. Лечащий врач Оксана Стебловская сказала, что  она была на совещании.

Информацию о том, что мужчине меняли кислород, родным говорили уже по телефону, заверила Лилия. По словам женщины, врачи сначала объяснили так: «Что-то случилось, папа занервничал». И только после звонка сестры Лилии заявили: «Да-да, у нас такое произошло», рассказав ситуацию про кислород:

- Заведующая - Маркер Ангелина Евгеньевна так и сказала: «Да вот так случилось, ну что же теперь сделать, повесить этого кислородчика?...Сколько папа был без кислорода — мы не знаем. Его откачали, но, скорее всего, уже была гипоксия мозга. Человек остался без кислорода.

Официальной причиной смерти волгоградца Александра Кунышева значится остановка дыхания. Написали в том числе и COVID-19, поскольку последний ПЦР-тест был положительным. Родные решили отказаться от вскрытия, супруга мужчины подписала документ о том, что произошла остановка дыхания, таким образом посмертного исследования не было. А вот вопросов к врачам и специалистам у семьи осталась масса.

Лилия признается, что готова была на любой шаг, чтобы спасти жизнь любимого папы:

- Мы приезжали к Стебловской с сестрой, просили и умоляли перевернуть его на живот помочь, предлагали деньги, нанять бригаду с другой больницы, чтобы вытащить папу. Она нам отвечала, что у нее «чешутся руки перевести его на ИВЛ» и объявила: папа уже оттуда не выберется. Мы от ИВЛ отказались, он до последнего был в сознании. А в последний день ему стали подкалывать наркотическое обезболивающее в большей дозе. До этого он мог еще что-то сказать, пожать маме руку, реагировал, общался. А в субботу, 13 числа, он был уже, как зомби, дышал так тихо, спокойно. На все вопросы отвечали, что это указание врача. Сейчас мы с сестрой хотим, чтобы все об этом узнали. Ведь это — уголовное дело. Никогда стоматолог не станет гинекологом. Мы даже хотели его забрать, перевести в другую больницу или купить все аппараты и поставить дома, лишь бы папу выходить. И люди уже знают, что пациенты очень часто умирают не от ковида, а от халатности. При это было и очень много дежурных врачей, которые просто не отходили от папы, проявляли заботу, внимание, им большой поклон и благодарность. Но папу загубили. На вопросы, почему не ставите зонд и не выкладываете на живот отвечали: «Мы не умеем, ждем бригаду, тех, кто умеет». К больным с легкими здесь оказался никто не готов.

Семья после трагедии в свободной форме написала обращение в прокуратуру, распространила историю через знакомых. Кроме того, Лилия заверила, что этот коронавирусный госпиталь в роддоме они с родителями выбирали сами, так как обзвонив другие, выяснилось, что больницы переполнены. Родители не хотели лежать в коридоре и надеялись на профессиональную помощь. Александр не прививался. 

«Блокнот» запросил информацию о смерти Александра Кунышева в облздраве.

Ирина Рассказова

 


источник :  https://bloknot-volgograd.ru