§

Новости

«Опознала маму только по ногтям»: пенсионерку не стали лечить от болезни
08 Февраля 2022 г.

В «Ридус» обратилась жительница Владимира Анна Пахомова, которая рассказала о трагедии в своей семье: ее 60-летняя мать споткнулась в собственной квартире и получила легкую травму голеностопа.


После этого женщина оказалась в больнице, где ей внезапно поставили рак матки, и через несколько дней она умерла, согласно результатам вскрытия, от двусторонней ковидной пневмонии. При этом онкологии судмедэксперты не нашли.

На первый взгляд, никакой логической связи между всеми этими диагнозами нет. В ситуации разбирался «Ридус». Оказалось, это не единственная пациентка, которой отказывались лечить пневмонию, а упорно ставили рак термальной стадии.

Вывихнула ногу, а оказалась онкопациентом

История произошла летом прошлого года. 24 июня Валентина Лупандина позвонила дочери и рассказала, что упала и сильно повредила ногу. Сама она понять не может, то ли перелом, то ли сильное растяжение. Попросила дочь о помощи. Анна Пахомова в тот момент находилась у себя дома на другом конце города с двумя детьми двух и четырех лет. Оставить их было не с кем, поэтому она вызвала матери скорую.

Женщину привезли в травматологическое отделение, но там выяснилось, что у нее высокая температура. Врачи сразу заподозрили ковид. Рентген показал двустороннюю пневмонию и десятипроцентное поражение легких. Женщину доставили в ковидный госпиталь в городе Суздаль.

Валентина Лупандина — инвалид первой группы. В 15 лет ей сделали неудачную операцию на глазах. Видела она после этого хорошо, но во время процедуры ей задели какой-то нерв, который был связан с опорно-двигательным аппаратом. С тех пор она ходила с палочкой. Но это никак не помешало ей жить полноценной и самостоятельной жизнью.

Когда Валентина Лупандина оказалась в ковидном госпитале, то ей сразу же назначили соответствующую терапию. Уколы, таблетки — иногда до 30 штук в день. Пахомова поддерживала связь с матерью по телефону — через сиделок и врачей. На личное свидание ее к матери не пускали, потому что красная зона.

Пенсионерке становилось лучше, но она по-прежнему жаловалась на высокую температуру. Анна думает, что именно из-за этого ее мать иногда как бы впадала в забытье, и плохо понимала, что с ней происходит.

На пятый день нахождения Лупандиной в госпитале пришел результат ПЦР-тест на коронавирус, и он оказался отрицательный. Как утверждает Анна, сделан был только один тест, и по его результатам врачи решили экстренно перевести пациентку в инфекционное отделение обычной больницы в Собинку. Это было сделано 30 июня. Там с женщиной начали происходить страшные вещи.

Валентина Лупандина

Началось все с того, что женщину отказались госпитализировать в инфекционное отделение, а положили в терапию, якобы из-за ее огромного веса.

«Вашу тушу мы поднять на 5 этаж не можем, будет лежать в терапии. Я говорю, какая туша — не больше 80 килограммов мама весит, почему вы так разговариваете со мной? Сказать, что у меня был шок — не сказать ничего», — вспоминает Анна свой разговор с лечащим врачом матери Верой Меркуловой.

Позже, по словам собеседницы «Ридуса», от доктора не раз звучали резкие хамские заявления. Так перед УЗИ, Меркулова звонила Анне и просила, чтобы та вызвала грузчиков в больницу, чтобы те донесли пациентку до рентгенологического кабинета.

Когда дочь, наконец, попала на свидание с Лупандиной, то едва узнала ее.

Тело матери было все в гематомах и синяках. Она сначала подумала, что это могли быть синяки от уколов. Но они располагались по всему телу и даже на теле. На коже образовались пролежни.

Лупандина встретила дочь фразой: «Посмотри, что они со мной сделали».

«Увидела эти синяки — и дар речи потеряла. Она мне ладони на лицо положила и шепчет: „Аня, не оставляй это дело никогда. Знаю, ты дельная и сможешь разобраться во всем этом“. Я ей, конечно, пообещала», — рассказала Пахомова.

Отдельным стрессом стали условия, в которых находилась ее мать. В палате облезлые стены, постельное белье — мокрое и в пятнах, переполненный мочеприемник, который, как ей показалось, вот-вот взорвется от объема жидкости. А еще оказалось, что женщина очень хочет есть. Она потеряла способность самостоятельно передвигаться и не могла съесть суп, миска с которым стояла на тумбочке. Почему еду ей никто не мог подать — загадка.

6 июля Лупандиной сделали УЗИ, после которого врач диагностировала у нее рак матки с прорастанием в мочевой пузырь и метастазами в головном мозге.

«Я давно работаю и умею устанавливать диагнозы по узи. Наш патологоанатом вскроет ее, и мы поймем стадию. Мы прекращаем лечение», — процитировала Пахомова главу терапевтического отделения Веру Меркулову.

После этого женщина сделала попытки забрать мать домой или в место, где бы ей оказали паллиативную помощь, но ей запретили любые манипуляции.
 

Переписка Анны Пахомовой с лечащим врачом матери

По ночам Валентина Лупандина кричала от боли и просила обезболивающего, но было не положено. 8 июля — в День семьи, любви и верности — она скончалась.

Умерла все-таки от ковида, а не от рака

Патологоанатом сообщил, что причиной смерти стал COVID-19. Анна не поверила и попросила посмотреть на труп матери, вдруг врачебная ошибка. Она не могла понять, как после двух отрицательных тестов на коронавирус и пристальном внимании врачей, ее мать скончалась от ковида.

«Жду, что мне скажут — умерла от рака. Они говорят — пневмония и ковид — рака нет. Я сделала большую ошибку, что попросила патологоанатома на нее посмотреть. Это была абсолютно не моя мама. Она не была на себя похожа. Узнала ее только по накрашенным ногтям на ногах и руках — она очень любила их красить, всегда следила за собой, даже если плохо себя чувствовала», — рассказала Анна Пахомова.

После этого дочь погибшей пришла на разговор с лечащим врачом и главой отделения терапии — Верой Меркуловой. Но вместо объяснения ситуации и хотя бы сочувствия, терапевт начала угрожать прокурорской проверкой и обвинила Пахомову в ненадлежащем уходе за матерью. Медик заявила, что на теле матери были обнаружены страшные гноящиеся пролежни. Видеозапись этого разговора оказалась в распоряжении «Ридуса».
 

«Ридус» связался с Верой Меркуловой, но узнав, что звонок от журналистов, она сбросила вызов и больше уже не брала трубку.

Сторонний эксперт — врач-терапевт Людмила Лапа пояснила «Ридусу», что пролежни на теле пожилого человека без должного ухода могут появиться за два дня. Все индивидуально и зависит от количества коллагена и гормонов в организме. Теоретически Валентина Лупандина могла получить это осложнение как в суздальском ковидном госпитале, так и в собинской больнице.

«Иногда воспаление происходит за два дня. Когда человек лежит, нет микроциркуляции в тазобедренном суставе, и нет кровоснабжения. Идет очень быстрое омертвение кожи, подключается вторичная инфекция с гноем. Нарушается мышечная ткань, прорывается кожа. Если упустить момент, то можно не спасти человека. Нельзя пациента надолго оставлять без движения. Пролежни и за два дня могут развиться», — сообщила «Ридусу» Людмила Лапа.

Мнение врача: зачем пациента с пневмонией было выписывать?

Чтобы получить независимый взгляд на ситуацию «Ридус» связался с кандидатом медицинских наук, врачом-иммунологом Николаем Крючковым. Он был очень удивлен, что после нескольких дней лечения в ковидом госпитале в Суздале врачи выписали пациентку с пневмонией и высокой температурой. Это с любой точки зрения небезопасно.

Ведь после того, как она находилась в таком медучреждении, она вполне могла стать носителем вируса. Но главный аргумент врача в том, что при ковидной пневмонии вирус постепенно уходит в нижние дыхательные пути и ПЦР-тест может давать ложноотрицательный результат.

«Из верхних дыхательных путей инфекция может довольно быстро уходить — через 3−4 дня. Поэтому, если есть клиническая картина явная: двухстороннее поражение легких, высокая температура и, вообще-то, у нас сейчас пандемия идет, даже в случае отрицательного теста должно сохраняться подозрение на ковид», — подчеркнул специалист.

Выписывать больного человека с пневмонией из ковидного госпиталя в обычную больницу — это, мягко говоря, очень странное решение, подчеркнул Николай Крючков.

«Мне кажется, ее нельзя было выписывать из ковидного госпиталя. Она пока полежала в ковидном отделении — она там уже могла подхватить инфекцию за пять дней. Если уж вы сомневаетесь, то ее можно было перевести в какую-то отдельную изолированную палату. Наверняка не у нее одной был сомнительный диагноз. Можно было организовать отдельную палату», — убежден собеседник «Ридуса».

В подобных экстренных ситуациях доктор рекомендовал не надо ждать ПЦР-тест, а купить в аптеке экспресс-тест на антиген и в домашних условиях провести процедуру, четко следуя инструкции по применению. Это менее точный тест диагностики коронавируса, но его результат будет готов в течение получаса.

«Обещала маме идти до конца»

Анна Пахомова подала заявление в следственный комитет. Проверка длилась почти четыре месяца. Из результатов медицинской экспертизы (документы есть в распоряжении «Ридуса»), следует, что никаких нарушений в действиях врачей правоохранители не нашли.

Сейчас Пахомова подала новую жалобу в прокуратуру — уже на материалы проведенной экспертизы. Она считает ее недействительной, потому что в документе встречаются многочисленные неточности и фактические ошибки.

«В экспертизе куча ошибок начиная с фамилии мамы: Лупандина — Лурандина и, заканчивая датой смерти. Где-то пишут 8 июля, где-то 9… Так же там имеется фото ее больничной карты, из которой вырван листок бумаги. Это хорошо видно на фото. Сейчас будет проводиться много допэкспертиз, и я докажу вину этих нелюдей», — высказалась дочь погибшей.


В медицинской карте погибшей женщины оказался вырван лист из медкарты

В медицинской карте погибшей женщины оказался вырван лист из медкарты
 

Еще один случай

В процессе работы над материалом выяснилось, что это не единственная семья, которая потеряла родственника после лечения Веры Меркуловой. Анна Куранова сообщила «Ридусу», что ее дедушка умер в собинской районной больнице от того, что попал в отделение Меркуловой с повышенным давлением.

Врач поставила ему диагноз — рак печени последней стадии, а от ковидной пневмонии его, по словам женщины, лечить не стали, хотя УЗИ показалось сильное поражение легких — 50% и 70%.

Но из рассказа Курановой следует, что Вера Меркулова отмахнулась от диагноза, и сказала, что пневмонию ему они уже вылечили.

«Ему сделали рентген. Выявили диагноз двусторонняя пневмония, который они якобы уже ему вылечили. Мазок — отрицательный. Она полностью исключала ковид. Каким-то волшебным образом решила, что у него, скорее всего, кардиальный цирроз печени и онкология печени. Меркулова сказала, что он терминальный больной, и сейчас не о лечении его надо заботиться, а деревянный макинтош ему колотить», — сообщила в разговоре с «Ридусом» Анна Куранова.

Куранова пыталась перевезти дедушку в ковидный госпиталь, но из-за того, что результаты ПЦР-теста были отрицательными, туда его не взяли. В итоге, спустя несколько дней пребывания в собинской больнице как пациент с раком, мужчина скончался.

Семья не собирается оставлять этого просто так. Они передали все материалы, правки, документы на проверку в следком. Ответа они пока не получили.

Валентина Родионова

 


источник :  https://www.ridus.ru