§

Новости

«С этим работают!»: как в Татарстане зажимают инвалидности
23 Ноября 2022 г.

Пока инвалиды не могут получить средства реабилитации, люди с ограниченными возможностями здоровья не могут получить даже саму инвалидность. Причем не только по тем причинам, из-за которых в Татарстане арестовали главу бюро медико-социальной экспертизы. Жительница Казани Гульфиря Хасанова, которая перенесла операцию по удалению почки, надпочечника и трети печени, имеет в анамнезе огромный букет серьезных заболеваний и недавний диагноз о новообразовании уже во второй почке, как и многие, оказалась беспомощной перед неповоротливой бюрократической машиной. Подробнее о пациентке онкологов, которая едва передвигается, но у которой нет права не работать, о новом порядке направления на освидетельствование на предмет инвалидности и «недостоверной» статистике снижения инвалидизации в России и Татарстане — в материале «Реального времени».
 

«Единственная почка отказывает — как ведра таскать?»

Уборщица Гульфиря Хасанова пришла в редакцию «Реального времени» с большой папкой — принесла результаты обследований, выписные эпикризы, справки с неутешительными диагнозами. Женщина еле могла стоять на ногах от слабости и едва не плакала:

— Я еле хожу, единственная почка отказывает, грыжа открылась, а мне сказали: «С этим работают». Как работать — ведра таскать, полы мыть, если сил нет и болит все? Другой работы у меня нет, да и просто доехать до места работы мне тяжело. А мне в поликлинике больницы №18 в одном кабинете сказали, что инвалидность должны дать, в другом — что не положено.

В мае Хасановой удалили почку и надпочечник, опухоль была выявлена при диспансеризации, которая не проводилась в предыдущие коронавирусные годы. Через три месяца после операции врачи обнаружили новообразование во второй почке — очень похожее на то, вместе с которым удалили первую, и перспективы стали безрадостными. А еще у нее работает только одна доля щитовидной железы, удален желчный пузырь, больные суставы и вены, проблемы с гипофизом и сосудами.

С точки зрения человека без медицинского образования, женщина с таким набором заболеваний — несомненно, инвалид. Однако официально такое заключение вправе сделать только бюро медико-социальной экспертизы после освидетельствования пациента. Судя по количеству криминальных скандалов — в Татарстане это довольно коррумпированная структура. Но до нее Гульфире еще дойти надо.

Новый порядок и единственная организация

Как пояснили «Реальному времени» в Главном бюро медико-социальной экспертизы по Республике Татарстан, с 1 июля 2022 года вступило в силу новое постановление правительства России, в котором указана только одна организация, которая имеет право отправить пациента на освидетельствование, — медицинская.

— Раньше на МСЭ направляли также Пенсионный фонд и органы социальной защиты, — рассказала замруководителя ГБ МСЭ по РТ по экспертным вопросам Ольга Пузанова. — Раньше, если медицинская организация считала, что оснований для направления на освидетельствование нет, она выдавала справку с отказом, с которой гражданин мог обратиться к нам, и мы направляли его на освидетельствование. Новое постановление такой порядок отменило, но оставило за медицинской организацией обязанность выдачи заключения в виде справки с отказом. Теперь гражданин, получивший такую справку, имеет право обратиться в Росздравнадзор с заявлением, чтобы там расследовали, обоснованно ли ему отказали, или в Министерство здравоохранения — к учредителю медицинского учреждения.

Пузанова добавила, что по данным, присланным в ее ведомство из Росздравнадзора, за последнее время туда поступило около двух десятков таких заявлений от жителей республики, однако расследования по ним показали, что жалобы были необоснованными, права граждан не были нарушены.

На словах отказ не считается

В Главном бюро МСЭ по РТ добавили, что с 21 ноября в силу вступил еще и новый формат направления, и уточнили, что отказ медучреждения в выдаче направления на МСЭ не может быть устным:

— Они обязательно должны выдать справку с отказом врачебной комиссии, — отметила Ольга Пузанова. — Когда гражданин приходит к лечащему врачу и говорит, что, по его мнению, есть основания для признания инвалидом, врач выдает ему список обследований, утвержденный совместным приказом Минздрава и Минтруда, а также направление на обследование. Затем результаты обследований рассматривает врачебная комиссия, и она выносит решение о наличии оснований для направления на медико-социальную экспертизу, а пациент подписывает заявление-согласие на направление на МСЭ. И после этого медицинская организация начинает ему оформлять это направление. Справка-отказ в направлении на МСЭ также выдается на этапе врачебной комиссии.

Замглавы бюро также заметила, что при желании пациента, которого хотят направить на освидетельствование на предмет инвалидности, врачебная комиссия может не направлять его, а продлить больничный на срок до 12—14 месяцев в зависимости от патологии. По ее словам, есть пациенты, которые сами отказываются от инвалидности в пользу такого больничного. Но признание инвалидом обеспечивает пациенту не только пенсию, но и ряд социальных льгот, в том числе право на бесплатные лекарства и средства реабилитации. Если выплаты по больничному высоки настолько, что компенсируют эти льготы, человек может отказаться от инвалидности. А если у него больничный рассчитывается исходя из скромной зарплаты уборщицы — вряд ли.

Узкий приказ

Впрочем, шансов получить инвалидность, как выяснилось, у Гульфири Хасановой, немного.

— По данному случаю в казанской больнице №18 состоится врачебная комиссия, в рамках которой будет определена необходимость направления пациентки на дообследование, а также оцениваться целесообразность ее направления на МСЭК, — сообщили «Реальному времени» в Минздраве Татарстана. — Также при наличии признаков нетрудоспособности и после осмотра врачом будет решен вопрос о временной нетрудоспособности.

Дело в том, что отсутствие у человека ряда внутренних органов, грыжи, боли в суставах и позвоночнике, плохо функционирующая щитовидка и прочее с точки зрения действующих норм и приказов далеко не всегда является поводом к признанию его инвалидом. Критерии, при которых это возможно, перечислены в приказе Минтрудсоцразвития РФ №585н от 27 августа 2019 г. «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы». Только вот из обширнейшего набора заболеваний, перечисленного в документах уборщицы, в этот приказ не вошло ничего. Во всяком случае терапевт, которого к изучению ее эпикриза и приказа №585-н «Реальное время» привлекло на анонимных условиях, прямых «зацепок» для установления инвалидности не нашел.

— Возможно, если будут проведены дополнительные обследования, врачи на комиссии смогут уточнить диагнозы и обосновать направление на МСЭ, — добавил врач. — Ну а постоянные слабость, боли и очень плохое самочувствие сами по себе сегодня основанием для установления инвалидности не являются.

Инвалидов становится все меньше

При таком раскладе неудивительно, что в России число инвалидов год от года сокращается. Данные статистических отчетов российского Минтрудсоцзащиты за последние годы говорят о резком снижении количества граждан, признанных инвалидами после 2019 года. Замруководителя по качеству Федерального бюро медико-социальной экспертизы Оксана Струкова в своем докладе «Состояние и динамика инвалидности в Российской Федерации. Анализ качества осуществления медико-социальной экспертизы» привела цифры и графики, из которых явственно видно, что после 2019 года в России резко пошел на спад уровень первичной инвалидности.

К примеру, среди детского населения в 2019 году он достигал 25,3 на 10 тыс., а в 2020-м упал до 23,1, в 2021-м составил 24,3. Среди взрослых он упал с 54,6 на 10 тыс. в 2019 году до 48,1 в 2020-м и 46,3 — в 2021-м. В целом же количество инвалидов в России неуклонно снижается, и за последние два года кривая поползла вниз вдвое-втрое резвее: в 2018 году их насчитывалось 11,95 млн, в 2019-м — 11,88 млн, в 2020-м — 11,63 млн, в 2021-м — 11,33 млн.





 

Особенно резко изменилась ситуация с инвалидами по онкологическим заболеваниям. Если в 2018 году таковыми впервые были признаны 214,6 тыс. человек, в 2019-м — 222,3 тыс. (на 8,3 тыс. больше), то в 2020-м впервые признали инвалидами только 196,6 тыс. онкобольных (на 25,7 тыс. меньше, чем годом ранее), а в 2021-м — 189,7 тыс. (на 6,9 тыс. меньше, чем в 2020-м и на 32,6 тыс. меньше, чем в 2019-м).

Нездоровые рекорды

Согласно приведенным Оксаной Струковой данным, в среднем в федеральные учреждения медико–социальной экспертизы ежегодно обращаются около 3 млн человек, в том числе 2,6 млн — старше 18 лет, а признаются инвалидами около 2,54 млн взрослых и около 360 тыс. детей. То есть в 97,7% случаев эксперты соглашаются с выводами врачебной комиссии о состоянии здоровья пациентов.

Однако за 5 месяцев 2022 года три субъекта РФ поставили нерадостный рекорд: в Ростовской области и Краснодарском крае были обжалованы 4% отказов МСЭ, а в Белгородской области, на Ставрополье и в Башкортостане — 3%. Татарстан в число рекордсменов по количеству обжалований не попал, однако угодил в десятку субъектов с наибольшей долей отмененных решений. Слава богу, их количество не достигло 4,2%, как в Краснодарском крае, а составило 2,8% от общего количества решений МСЭ — как и в Костромской, Калужской, Орловской, Самарской, Новосибирской, Кемеровской областях, Ставропольском крае и Республике Башкортостан.



 

Эта общероссийская статистика результатов обжалований, мягко говоря, не подтверждает заявление Ольги Пузановой, что жалобы тех, кому в республике отказали в инвалидности, в последнее время не находили подтверждения.

Ждем подъема показателей

В разговоре с «Реальным временем» Ольга Пузанова решительно отвергла предположения, которые иногда высказывают пациенты — что на медико-социальную экспертизу их не направляют из экономии, чтобы не множить число инвалидов, «жирующих» за бюджетный счет:

— Нельзя сказать, что государство пытается как-то ущемить инвалидов. Всем, у кого были основания, инвалидность мы оформляли.

А резкое падение количества граждан, признанных инвалидами в последние два года, она объяснила не подтасовками и не отказами медиков и специалистов МСЭ признать очевидную потерю трудоспособности, а пандемией коронавируса. По словам эксперта, на врачебные комиссии и МСЭ в этот период направлялось гораздо меньше пациентов — только те, кто не мог ждать. Причем многие, как она утверждает, сами отказывались обследоваться:

— Потому что для этого надо было ложиться в больницу, где высокий риск пересечься с инфицированными «короной».

Пузанова также добавила, что сейчас прогнозируется подъем показателей первичной инвалидности, поскольку поликлиники и больницы работают в обычном режиме и пациенты начали проходить обследования.

Тем временем болезненная «скупость» татарстанских чиновников на поддержку нуждающихся в ней людей уже давно переходит все границы. Вспоминается случай с «однорукой женщиной» Валентиной Гильмутдиновой, которую отправляли работать всеми правдами и неправдами, пока в дело не вмешалось «Реальное время». И таких историй масса. Мы будем следить за развитием событий.

Инна Серова

 


источник :  https://realnoevremya.ru