§

Новости

Летальный аборт
12 Февраля 2013 г.

Жительница Красноярска скончалась в больнице на ул. Кутузова после аборта три года назад. Отец, оставшийся с двумя детьми на руках, подал в суд и спустя 4 года одержал победу. Краевой суд обязал учреждение заплатить семье 2 млн руб. Юрист семьи убеждена — женщина погибла от большой и неправильно введенной дозы лекарства. Главврач считает, что причина смерти в позднем обращении к врачу и ошибке, «на которую каждый имеет право». Подробности в материале НГС.НОВОСТИ.



1 февраля Красноярский краевой суд обязал городскую клиническую больницу № 4 на ул. Кутузова выплатить красноярцу 2 млн руб. за смерть супруги, сообщила пресс-секретарь суда Наталья Мишанина. Как следует из материалов дела, трагедия произошла в июле 2009 года. Мать двоих детей обратилась в больницу на ул. Кутузова, чтобы сделать аборт, и была принята в отделение. Там у женщины случился самопроизвольный выкидыш, и врачи приступили к операции — ввели необходимые медикаменты. Для профилактики кровотечения пациентке был введен раствор окситоцина.

Буквально через пять минут после операции у женщины перестало определяться давление, пропало дыхание и побледнели руки и ноги. В крайне тяжелом состоянии ее поместили в реанимацию. Через два дня супруг женщины стал вдовцом, а два ее несовершеннолетних сына — 4 и 8 лет — сиротами. Осиротевшая семья обратилась с иском в Кировский районный суд города. По заключению экспертов, причиной смерти стала патологическая реакция организма на препарат окситоцин.

Но медики могли бы избежать этой реакции, проведя в полном объеме обследование до операции и применив другие препараты.

В итоге суд встал на сторону пострадавших и постановил взыскать с больницы 1 млн 700 тыс. компенсации морального вреда и 362,5 тыс. руб. в качестве ущерба за потерю кормильца. Кроме того, сверх этих сумм Кутузовскую больницу обязали выплачивать семье до ноября 2019 года (до совершеннолетия старшего сына) — 9,5 тыс. руб. в месяц, до февраля 2023 года (до совершеннолетия младшего сына) — 4,75 тыс. руб. Все попытки больницы № 4 обжаловать решения суда не принесли успеха.

Главврач больницы № 4 Альбина Фокина выразила возмущение самим обсуждением инцидента: «Никто не говорит про успехи лечения в больницах, и все забывают, что все имеют право на ошибку, а тут и ошибки не было». По словам Фокиной, женщина поступила в больницу с обильным кровотечением на 6–7-й неделе беременности. В женской консультации свою беременность она не наблюдала, и к моменту обращения в больницу плод замер. В итоге лечащий врач принял экстренное решение выскабливать плод.

«Если бы врач затянул, это могло бы привести удалению матки и переливанию крови. В ходе операции с женщиной случился шок от введенного препарата. Такая реакция наблюдается у одного человека на миллион», — свидетельствует медик.

Экстраординарность инцидента Альбина Фокина подтвердила цифрами — за год в учреждении проводится до 4000 медицинских абортов и на ее памяти это первый летальный исход. По мнению врача-акушера роддома № 1 Натальи Науменко, смерть женщин в абортариях — крайне редкое явление. Как правило, смерть настигает женщин, которым делали аборт без должных обследований. Конкретные цифры медик не назвала, но смогла вспомнить лишь два случая летальных исходов при искусственном прерывании беременности за последние 5 лет. В 2009 году, когда разыгралась трагедия, по данным демографического портала «Демоскоп» материнская смертность от абортов составляла 2,3 на 10 тыс. чел.

Адвокат семьи пострадавшей Галина Романовская убеждена, что на совести медиков не только смерть женщины, но и нерожденного малыша. «Вскрытие показало, что на момент операции плод развивался. Этого ребенка в семье ждали. Никто из врачей не проверил ошибочность диагноза «замершая беременность», не провел должного обследования», — говорит юрист.

По ее словам, на момент операции у женщины было относительно небольшое кровотечение: «не было острой необходимости тащить ее на стол, врачи решили просто подстраховаться». Шок, от которого скончалась пациентка, наступил не случайно. «При двух родах женщине уже вводился капельным методом окситоцин. В день трагедии препарат ввели внутривенно, вопреки фармакологическим предписаниям. Это и привело к тому, что у абсолютно здорового человека остановилось сердце», — говорит Галина Романовская.

По свидетельству юрисконсульта Центра медицинского права в Омске Карена Хасикяна, взысканные 2 млн руб. — рекордная сумма для Сибири, в Омске максимальный размер компенсации за смерть по врачебной ошибке не превышает 500 тыс., и только в Новосибирске сумма была присуждена больше — 3 млн руб.

«Суды оценивают жизнь человека по цене хорошего цветного телевизора — в 300–500 тыс. руб.

Для сравнения, в американском штате Западная Виргиния закон устанавливает потолок компенсации за смерть человека по вине врача в 1 млн долларов. У нас же в стране и 10 000 долларов отсудить бывает очень сложно», — приводит цифры эксперт. Увеличение размера санкций по мысли г-на Хасикяна позволило бы повысить качество, эффективность и безопасность оказываемых медицинских услуг.

Главврач засуженного заведения считает, что от штрафов у врачей только появится страх перед лечением больных. «Сейчас в СМИ по отношению к врачам распространяется социальный экстремизм, а ведь раньше врач был уважаемым человеком. Обидно, что сейчас перечеркивается работа целого коллектива по спасению тысячи жизней», — сетует Альбина Фокина.

 



источник :  ngs24.ru

вернуться в раздел новостей