§

Новости

Суд оценил жизнь в миллион
25 Марта 2013 г.

Искалеченную жизнь маленького мальчика, которому из-за ошибки врачей ампутировали руку, суд оценил в 1 млн рублей. Страдания мамы и папы, едва не потерявших единственного сына, "самый гуманный в мире" учел и вовсе по дешевке — по 500 тыс. на родителя.

 

В Петербурге судом Фрунзенского района вынесено решение по громкому делу Игоря Адамовича — петербургского школьника, которому в 2010 году из-за ошибки врачей пришлось ампутировать правую руку. Уголовное дело в отношении медиков, допустивших преступную халатность, будет, скорее всего, списано в архив за давностью произошедшего — в августе истекает срок давности по данным статьям УК. В течение трех лет соответствующие компетентные органы так и не смогли (или не захотели) провести необходимые экспертизы, доказывающие, что ребенок едва не умер и лишился руки именно из-за череды врачебных ошибок.

 

Фото Марины Бойцовой

 

Напомним, в августе 2010 года тогда 10-летний школьник Игорь Адамович лег в Детскую городскую больницу №5 им. Филатова на несложную плановую операцию по удалению аденоидов. В первые часы после операции мама ребенка заметила, что Игорь как-то неестественно держит посиневшую руку и жалуется на боль в ней. ЛОР-врач успокаивал: "Это такая реакция на наркоз". Врачи стали делать какие-то примочки, заставляли сжимать руку. В итоге всерьез занялись ребенком только на следующий день.

"Игорь кричал от боли, но врачи ничего не говорили толком… Только на следующий день нас экстренно перевезли в Педиатрическую академию, там сделали ангиографию, которая показала, что в артерии образовались тромбы, удалять которые надо только оперативным путем… Ему вырезали кусок артерии, снова вшили, но тромбы никуда не исчезли… Потом началось сильнейшее носоглоточное кровотечение, его не могли остановить два дня. Он потерял два литра крови. Он фактически умирал там..." — рассказывает корреспонденту "Росбалта" Ольга. — Потом он неделю провел в искусственной коме, еще три недели в реанимации. А потом ему ампутировали руку, которую так и не удалось восстановить даже после двух сложнейших операций".

Потом выяснилось, что на операции по удалению аденоидов врач-анестезиолог Олег Я. и медсестра-практикантка Анастасия М., делая наркоз, вместо вены попали в артерию. В отношении врача, подозреваемого в халатности, и медицинской сестры, подозреваемой в причинении тяжкого вреда ребенку, лишившемуся кисти руки, было возбуждено уголовное дело, которое в настоящий момент приостановлено из-за невозможности провести полноценную экспертизу: в Петербурге эксперты не смогли вынести однозначный вывод, материалы были направлены на судмедэкспертизу в Москву, где до сих пор по непонятным причинам "стоят в очереди". Результаты иных экспертиз, проведенных семьей и адвокатом Адамовичей Владимиром Жирновым, суд не учел.

Пока шли бесчисленные проверки, экспертизы и разбирательства, маленький мальчик с родителями прошел все круги ада: лечился в многочисленных клиниках, учился приспосабливаться к "дубовому" протезу, положенному ему как инвалиду государством.

Напомним также, что "Росбалт" первым написал об этой трагедии ровно год назад — в марте 2012 года. После публикации на беду ребенка откликнулись как рядовые петербуржцы, так и представители власти. Так, руководитель Ассоциации перевозчиков пассажиров Василий Киселев до сих пор помогает семье с оплатой производства дорогостоящих протезов — тем, что "положено" инвалиду от государства, пользоваться практически невозможно, тем более ребенку. К тому же мальчик растет — следовательно, нужны и новые "руки".

Сотрудница одной из фармацевтических компаний Юлия Н. и ее сын Максим материально помогали семье, в которой мать вынуждена была уйти с работы, чтобы заниматься лечением и реабилитацией Игоря.

Вице-спикер Законодательного собрания Петербурга Павел Солтан пригласил Ольгу Адамович к себе, детально выяснил проблемы и "продавил" в Фонде социального страхования путевки в санаторий в удобное для семьи время.

Между тем Адамовичи очень надеялись на решение суда. Выплаты компенсации материального и морального вреда позволили бы организовать полноценное лечение и реабилитацию Игоря, помогли с оплатой дорогостоящих импортных биопротезов, да и составили какой-то капитал на будущее ребенка — его родители не слишком молоды, к тому же мать не работает из-за бесконечных проблем со здоровьем сына.

Суд по гражданскому иску, состоявшийся в начале марта, согласился с тем, что в лечении ребенка были серьезные дефекты, которые привели к инвалидизации, но удовлетворил требования истцов не в полном объеме.

Так, было отказано в выплате расходов на лечение мальчика на ближайшие годы, хотя подобное КоАП предусматривает. Было также отказано в компенсациях потерь доходов, которые мама не получила из-за того, что вынуждена была уволиться после несчастья с Игорем — доказательства, что увольнение связано именно с этим, суд не учел.

"Мы просили компенсировать моральный вред и ребенку, и родителям — в размере 6 млн рублей Игорю, и по 2 млн — отцу и матери, — рассказал "Росбалту" адвокат потерепевших Владимир Жирновой (сам врач по первому образованию). — Однако представители Филатовской больницы считают, что родители не имеют права на компенсации, поскольку факт их страданий якобы не доказан. С этим не согласились даже представители прокуратуры — они справедливо посчитали, что мама и папа, которым сначала говорят, что их ребенок, скорее всего, умрет, потом они борются за его жизнь, а потом получают когда-то красивого и здорового мальчика инвалидом без руки — все-таки действительно "страдают", говоря юридическими терминами. Прокуратура, кстати, поддерживала и выплату компенсаций упущенной выгоды. Однако судья Татьяна Мазнева приняла иное решение: родители Игоря должны получить по 500 тыс. рублей за моральный вред, сам Игорь — только 1 млн рублей".

Сейчас адвокат и Адамовичи подали кассационную жалобу в Городской суд. Примечательно, что решение суда намерена обжаловать и ДГБ №5 — юристы больницы посчитали сумму выплат семье, наоборот, чрезвычайно завышенной.

"Недавно один из райсудов Петербурга рассматривал дело о другой судебной ошибке: ребенок в результате неправильной организации родов стал инвалидом. Суд присудил семье 5 млн рублей компенсации. Я профессионально рад за выигравших дело, но хочу заметить: в данном случае беду ребенка еще можно поправить, есть варианты лечения пострадавшей руки. В случае же с Адамовичами очевидно, что новая рука у Игоря не вырастет", — говорит Владимир Жирновой.

Представители ДГБ № 5 ссылаются на то, что они бюджетное учреждение и денег нет. Моральными критериями руководствоваться тоже, похоже, не принято: за прошедшие после трагедии почти три года руководство больницы лишь один раз прислало Адамовичам письмо с приглашением на беседу и предложением оказать материальную помощь, однако затем общение закончилось лишь принесением извинений, никакой матпомощи выделено так и не было. А теперь юристы и вовсе поменяли тактику, перейдя в наступление.


Фото Марины Бойцовой

 

Личной ответственности медиков по гражданским делам в нашей стране не предусмотрено: нерадивому эскулапу грозит разве что увольнение, выговор или лишение премии.

По словам адвоката, в нашем законодательстве существуют серьезный пробел — нигде не расписан алгоритм расчета выплат морального вреда, и в первую очередь в случаях, когда речь идет о медицинских ошибках.

"Нужны изменения в законодательстве. Я считаю, было бы неплохо, чтобы подобные дела рассматривались в рамках ответственности ОМС, как это сделано во многих странах. У страховых компаний есть приличные деньги, и страховщики, зная, что платить придется из собственного кармана, изменили бы отношение к бесплатным пациентам, строже спрашивали бы с медиков и несли бы ответственность за результаты лечения", — считает юрист.

После ряда авиационных катастроф в России появился только некий условный алгоритм расчета выплат родственникам погибших в них людей. Во всех остальных случаях — и в первую очередь в тех, когда речь идет о медицинских ошибках — все отдается на усмотрение судьи с многочисленными оговорками вроде учета тяжести вины или величины перенесенных страданий. Но какой линейкой или весами можно измерить то, что чувствует маленький мальчик, навсегда лишенный руки? И какими величинами рассчитать степень мучений и отчаяния родителей?..

 


 

источник :  www.rosbalt.ru

вернуться в раздел новостей