§

Новости

В Красноярске врача осудили за незаконную выдачу рецепта на обезболивающее для онкологического больного
21 Мая 2013 г.

В Красноярске вынесен приговор терапевту Алевтине Хориняк, которая незаконно выписала рецепт на сильнодействующий препарат онкологическому больному. Она приговорена к штрафу в 15 тысяч рублей. К такому же штрафу приговорена знакомая больного Лидия Табаринцева, которая приобрела лекарства в аптеке.

 

В Красноярске врача Алевтину Хориняк оштрафовали за незаконное выписывание рецепта онкологическому больному

 

71-летняя врач-терапевт поликлиники № 4 Алевтина Хориняк выписала рецепт на обезболивающий препарат трамадол своему знакомому, 57-летнему Виктору Сечину, у которого в 2008 году был обнаружен рак половых органов. После постановки диагноза больной получал лекарства бесплатно по федеральной льготе. Но в конце апреля 2009 года лекарства не успели по программе поступить в аптеки города, поэтому впереди Сечина ждали две недели майских праздников без обезболивающих.

Как рассказала «Газете.Ru» Хориняк, она знакома с семьей Сечина уже больше 20 лет: когда-то она ухаживала за его отцом, у которого тоже был рак. Сечин был инвалидом с рождения – у него амиотрофия (тяжелое заболевание, сопровождающееся поражением мышц). Хориняк навещала Сечина, помогала его матери. В 2008 году у него было диагностировано онкологическое заболевание.

Перед майскими праздниками 2009 года в аптеке не оказалось трамадола, который Сечин, будучи льготником, получал бесплатно. Участковый врач отказалась выписывать платный рецепт, потому что это было бы нарушением прав пациента, который претендует на бесплатные лекарства.

Когда 28 апреля Хориняк навестила Сечина, он кричал от боли. В итоге она, не будучи участковым врачом Сечина, выписала ему платный рецепт на трамадол (что означает, что лекарство можно купить за деньги в аптеке). Сделать это она попросила знакомую Сечина Лидию Табаринцеву.

В 2011 году в ходе проверок красноярских аптек этим случаем заинтересовался Госнаркоконтроль. Хориняк была обвинена по ч. 2 ст. 327 (подделка официального документа с целью облегчить совершение другого преступления) УК, потому что больной не был прикреплен к поликлинике, где работала терапевт, и по ч. 3 ст. 234 (незаконное приобретение, хранение в целях сбыта и незаконный сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ, совершенные организованной группой), поскольку Хориняк выписала два рецепта на трамадол для Сечина. Обвинение посчитало, что больной должен был требовать лекарство у врача больницы № 2, где проходил лечение. Если же препарата не было в наличии, его можно было бы получить в другом месте. Или Хориняк могла бы прикрепить больного к своей поликлинике. Обвинение требовало штраф в размере 20 тысяч рублей.

По мнению адвоката Вячеслава Богданова, который представлял интересы Хориняк в суде, состава преступления в этом деле нет. «Статья, по которой обвиняется Алевтина Хориняк, предполагает уголовную ответственность за выдачу рецепта без медицинских показаний. Если врач выдает рецепт на получение препарата, подлежащего предметно-количественному учету, например, на сильнодействующее вещество трамадол без медицинских показаний, то он несет уголовную ответственность. Но в данном конкретном деле у человека, который использовал эти препараты, были показания к его применению. Кроме того, с самого начала обвинение ссылалось на то, что больной не был закреплен за поликлиникой, где работает Хориняк. Действительно, запрет на выписку лекарств врачом другой поликлиники существует. Но этот запрет не означает, что за его нарушение предусмотрена уголовная ответственность. За это врач может понести дисциплинарную ответственность, но уголовная ответственность наступает только в случае, если у человека, которому был выписан рецепт, не было медицинских показаний», — рассказал «Газете.Ru» Богданов.

По словам защитника, участковый врач, которая изначально лечила Сечина, на стадии предварительного следствия дала показания, что ее пациент не имел медицинских показаний к применению трамадола. «Но потом на суде она сказала, что на нее было давление со стороны следствия. И пояснила, что Виктор все-таки имел право на получение тех препаратов, на которые был выписан рецепт», — говорит Богданов. По его словам, обвинение допросило нескольких чиновников, которые сказали, что перебоев с лекарством для льготников в городских аптеках перед майскими праздниками 2009 года не было. Хотя у защиты есть показания врача и еще нескольких людей, которые подтверждают, что в эти дни обзванивали аптеки, где им говорили, что лекарства нет. Но суд не принял эти показания во внимание.

Богданов собирается обжаловать решение суда.

Обвинение посчитало, что Хориняк должна была прикрепить больного к своей поликлинике. Об этом рассказала «Газете.Ru» сама подсудимая. Однако, по словам Хориняк, перед праздниками это было очень сложно сделать, а лекарство требовалось срочно. К тому же, если бы больного прикрепили к ее поликлинике, это бы тоже было нарушением, поскольку он прописан по адресу, не относящемуся к этой поликлинике.

«На последнем судебном заседании был главный краевой фармаколог. Она сказала, что если больной является федеральным льготником и препарата по льготе нет в аптеке, то врач не имеет права выписывать ему платный препарат. Это будет нарушением права больного. На что я спросила, как же быть с нарушением права больного на снятие боли, на гуманное отношение. Но на это она мне ничего не ответила», — говорит Хориняк.

Она продолжает работать в поликлинике № 4, правда судебный процесс отнимает много сил и нервов. «Выписывая препарат, я не думала, имею я право его выписывать или нет. Я, как врач, видя острое состояние больного, понимала, что иду на ведомственное нарушение, за которое следует выговор, но никак не могла подумать, что против меня возбудят уголовное дело», — рассказывает Хориняк.

По словам президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, данное дело поднимает вопрос о том, что у пациента в России нет права на выбор врача, поскольку в России действует федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан», где в ст. 21 прописан территориально-участковый принцип здравоохранения. «Если бы врач не дала лекарство, ее можно было бы обвинить в том, что она оставила человека в опасности и не устранила источник боли. Как врач она повела себя корректно, как должностное лицо — нужно смотреть по ситуации: если речь идет об обезболивании, то есть право отступить от формальных норм, вроде места жительства, если речь идет о здоровье пациента. Я бы приравнял эту ситуацию к оказанию экстренной медицинской помощи», — рассказал Саверский «Газете.Ru».

«Недавно на одной из профессиональных паллиативных конференций были озвучены интересные цифры. У нас в стране нелегальный оборот наркотических средств — 87 тонн в год (речь идет об общем объеме всех изъятых наркотиков — «Газета.Ru»). В свою очередь, легальный оборот наркотических анальгетиков, которые используются для паллиативных больных или при проведении операций, всего 554 кг, что составляет 0,7% нелегального оборота.

При этом в России возбуждают множество дел против врачей. По-видимому, их гораздо легче ловить, чем наркоторговцев.

Но важно, чтобы медики знали, что общество всегда будет с ними, если они будут понимать, что на первом месте нужды пациентов, а не различные предписания. И взрослые, и дети имеют право на получение обезболивающего. Необходимо, чтобы врачи эти лекарства выписывали и не боялись судов», — говорит менеджер детской программы Фонда помощи хосписам «Вера» Лидия Мониава.

Напомним, что в ближайшее время больным станет еще сложнее получить обезболивающие лекарства. Минздрав подготовил проект приказа о постановке с 25 июня 2013 года на предметно-количественный учет более 90 сильнодействующих лекарственных препаратов. В частности, сильнодействующими считаются многие эндокринологические, обезболивающие и снотворные препараты. Сейчас такому учету подлежат лишь наркотические средства, психотропные вещества и прекурсоры (вещества, используемые для изготовления наркотиков).

 



источник :  www.gazeta.ru

вернуться в раздел новостей