§

Новости

"Наша задача - повысить качество оказания помощи. Хороший врач в хлеву вылечит, а плохому...
25 Сентября 2013 г.

М.ЯКИМЕНКО: В студии «Русской службы новостей» Марина Якименко. Сегодня мы приветствуем нашего гостя, а именно Леонид Михайлович Рошаль пришел к нам в студию и попросил представить его не только директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, как мы привыкли вас представлять, а также президентом Национальной медицинской палаты. Это принципиальный вопрос. Добрый день.


Л.РОШАЛЬ: Да. Добрый день. Я вообще не первый раз в этой студии и меня не в первый раз называют президентом Национальной медицинской палаты.

М.ЯКИМЕНКО: В том числе я имею в виду, что вообще вас же привыкли представлять вообще вы же главный детский хирург России.

Л.РОШАЛЬ: Нет, нет, я не главный детский хирург России.

М.ЯКИМЕНКО: Народное какое-то мнение такое. Нет?

Л.РОШАЛЬ: Как хотите.

М.ЯКИМЕНКО: Ну, хорошо. Вы президент Национальной медицинской палаты.

Л.РОШАЛЬ: Если так говорить, то я вообще не заслуженный врач России, не заслуженный деятель науки России, не член-корреспондент Академии медицинских наук, не академик медицинских, не член-корреспондент академии большой. Мне этого не надо. Я просто детский доктор. Все.

М.ЯКИМЕНКО: Главный, ну хорошо, не главный, любимый детский доктор, давайте так будем называть. Президент Национальной медицинской палаты – это очень важно для нашего сегодняшнего эфира. Потому что мы как раз таки хотели поговорить об этой Национальной медицинской палате поподробнее. Может быть, чтобы вы нам рассказали о деятельности вот этой палаты, потому что я посмотрела в устав вашей организации. в уставе палаты говорится в целях и задачах, например, одна из таких целей – это улучшение качества медицинского обслуживания за счет саморегулирования профессиональной деятельности – это одна из целей.

Л.РОШАЛЬ: Действительно читали.

М.ЯКИМЕНКО: Да, конечно, я готовилась. Вот расскажите мне как раз-таки про принципы саморегулирования в медицинской среде. В чем это заключается?

Л.РОШАЛЬ: Это все очень просто. Вот скажите, вы довольны здравоохранением?

М.ЯКИМЕНКО: Ну, я всегда хочу надеяться на лучшее.

Л.РОШАЛЬ: Ну, ладно. Довольны здравоохранением?

М.ЯКИМЕНКО: Я не довольна.

Л.РОШАЛЬ: А Путин доволен здравоохранением?

М.ЯКИМЕНКО: Я надеюсь, что он тоже не доволен здравоохранением.

Л.РОШАЛЬ: Вы читаете Путина и слушаете, что он говорит. 30% населения, 35% не довольны здравоохранением. А Медведев доволен?

М.ЯКИМЕНКО: Я думаю Медведев очень доволен. Я думаю, что он должен быть очень доволен.

Л.РОШАЛЬ: Нет, он не доволен здравоохранением. Видите, население недовольно здравоохранением, президент недоволен, премьер-министр недоволен. А врачи довольны?

М.ЯКИМЕНКО: Врачи тоже недовольны.

Л.РОШАЛЬ: В какой ситуации мы побывали – все недовольны. А что делать в связи с этим? Что делать? А на что недовольны? Недовольны прежде всего тем, что когда приходят к врачам, то не получают качественное лечение. Правильно?

М.ЯКИМЕНКО: В том числе.

Л.РОШАЛЬ: Качество лечения во многом. Или этические какие-то вопросы: когда грубят, или подставляют карман для денег – то, что раздражает. Иногда смешно: могут построить хорошую поликлинику или больницу, а приходят на справочную, а там сидит иногда пенсионер, который не может ответить на вопрос. Это накладывает сразу отпечаток. Если не отвечает на вопрос, сразу накладывает отпечаток на все здравоохранение. В принципе недовольны. И качеством оказания помощи недовольны. Так вот одна из задач Национальной медицинской палаты – защитить пациента от некачественного лечения и врачебных ошибок с одной стороны, а с другой стороны, защитить медицинских работников от той несправедливости. Которая есть. Вот такая двойная задача. Если сказать кратко – мы хотим седлать качественного врача, и защищенного врача то же самое. И каким образом это делать? И здесь мы решили ничего не выдумывать. Дело в том, что у нас медициной руководят – всеми лечебными процессами, как лечить, как диагностировать, всеми методическими разработками, стандартами, протоколами - у нас исполнительная власть, т.е. министерства, департаменты здравоохранения, министерства здравоохранения региональные. Такая структура построена. И они активно занимаются этими вопросами. Без их решения нельзя изменить метод терапии один на другой, нельзя написать методическую рекомендацию, которая обязательно должна быть разработана ими. И главную роль играют они в этой структуре. А вот за рубежом, несмотря на то, что сама структура здравоохранения российская мне очень нравится, структура, я говорю еще советская структура. По содержанию сегодня оказалось немножко не так. За рубежом министерство здравоохранения не занимается профессиональными вопросами. Мы сегодня с вами говорим о профессиональных вопросах.

М.ЯКИМЕНКО: Да.

Л.РОШАЛЬ: Когда вы приходите к доктору, вы хотите получить качественный ответ от доктора?

М.ЯКИМЕНКО: Конечно, естественно.

Л.РОШАЛЬ: Здесь есть вещи такие разные. Бывают доктора тоже все люди, он очень знающий, хороший, замечательный, а разговаривать как-то не умеет, и вы недовольны им. А другой такой ласковый, вас оближет, все скажет ласково, а квалификация у него низкая.

М.ЯКИМЕНКО: Я предлагаю поговорить подробнее о том, как вы собираетесь регулировать и в чем суть именно вашей Национальной медицинской палаты и может быть какие-то примеры приведете деятельности, какие-то итоги. Три года вы существуете, за три года что уже сделано. Я думаю, это будет очень интересно послушать об этом. Сразу после рекламы мы вернемся. «Медицинский форум». В студии «Русской службы новостей» марина Якименко и со мной гость, наш сегодняшний гость Леонид Михайлович Рошаль – президент Национальной медицинской палаты. И мы как раз таки остановились на том, что нас не устраивает, много кого не устраивает медицина. В этом есть много проблем, есть много претензий ко врачам.

Л.РОШАЛЬ: Разговор о том, что не устраивает начала еще Общественная палата. Я был председателем комитета по здравоохранению Общественной палаты. Это было уже лет 7 назад. И Общественная палата приняла судьбоносной такое решение признать здравоохранение России тогда не удовлетворительным и не соответствующим Конституции Российской Федерации. И после этого Общественная палата решила, явилась инициатором создания в России единой медицинской ассоциации, которая бы защищала пациентов в одной стороны и врачей с другой стороны – это идея была Общественной палаты. Причем не на пустом месте, уже к этому времени была создана Медицинская палата Южного федерального округа, Калининградская, Смоленская палата. Все эти палаты и ассоциации в России были разъединены. И не было единой идеологии. Вот Национальная медицинская палата была создана по инициативе Общественной палаты РФ. Мы когда создавали эту палату, мы искали руководителей палаты и предложили Чазову Евгению Ивановичу – выдающемуся российскому доктору возглавить эту палату, но он отказался возглавить палату. И я стал по необходимости этим президентом, за что совершенно не держусь, и, думаю, в ближайшее время найдем молодого руководителя, который будет продолжать эту работу. И надо было создавать. Много ушло времени на создание этой палаты. Организационные вопросы оказались очень сложными, мы работали в сложных условиях, но мы в общем победили. И м Национальную медицинскую палату сегодня создали. Она состоит из юридических лиц – это региональные медицинские палаты или ассоциации в разных регионах странах, например, Тюмень, Новосибирск, Екатеринбург и так далее. Состоит из общероссийских профессиональных организаций, например, Союз педиатров России, кардиологов, урологов России, ассоциации врачей частной практики и ведомственной медицины. И сегодня стала крупнейшим, вслед за профсоюзной, медицинским объединением. И мы начали работать. Мы начали работать конкретно с закона «О основах охраны здоровья». Мы вступили тогда в борьбу с прошлым Минздравсоцразвитием и по поддержке здравых сил России сумели Национальной медицинской палаты внести 109 существенных поправок в этот закон. Мы его существенно изменили в лучшую сторону. До сих пор не идеален, но мы это сделали конкретно. Мы увидели, что очень важно, какие знания имеют доктор. Когда мы говорим о качественном докторе, мы говорим о знаниях. Какая система последипломной подготовки и переподготовке имеется у нас сегодня в России.

М.ЯКИМЕНКО: Вот как к этому вопросы, смотрите зашла на сайте у вас есть голосование, раздел голосование. И так стоит вопрос: «Насколько вы довольны системой постдипломной подготовки врачей?» 72% опрошенных ответили, что они абсолютно недовольны.

Л.РОШАЛЬ: Я вас благодарю. Я всем предлагаю посмотреть сайт Национальной медицинской палаты. У нас очень демократичный сайт. Мы там пишем все, что надо.

М.ЯКИМЕНКО: Как раз вопрос о том, как вы оцениваете уровень современного медицинского образования - в чем нехватка, будет ли какая-то инициатива, предложенная на университет?

Л.РОШАЛЬ: Мы ничего не хотим ломать. Та структура послевузовских государственных учреждений должна существовать.

М.ЯКИМЕНКО: Это ординатура, аспирантура.

Л.РОШАЛЬ: Не только. Последипломной, после ординатуры. С нашей точки зрения и вообще в мире принято, врач учится всю свою жизнь, потому что объем знаний различных и новостей - они моментальны. Они очень быстро за 2-3 года приходят новые лекарства, подходы, методы, и врач должен совершенствоваться. Если врач сидит на участке, ему некогда читать, и он живет багажом, допустим, 10-15-летней давности. Это никуда не годится. И система у нас была построена так, что врач один раз в 5 лет должен пройти курс 144 часа и потом подтвердить свою квалификацию этим. Один раз в 5 лет. За рубежом не так. За рубежом каждый доктор обязан каждый год набрать определенно количество баллов, которые складываются из того, что он прочитал, из каких-то лекций, которые он посетил, занятий, которые он прошел, конференций, где он был. То есть врач постепенно, постоянно должен учиться, и это не обуза для него, потому что во многих странах за это обучение врачу платят. Потому что государство понимает, чем качественнее доктор, тем лучше пациентам. Мы сейчас не можем сделать систему, чтобы врачу платили, но систему, облегчающую получение знаний, мы сейчас делаем в Национальной медицинской палате. Мы сейчас разрабатываем конкретно систему последипломной дистанционной персонифицированной, бесплатной подготовки первичного звена участковых педиатров, участковых терапевтов и врачей общей практики сначала. А потом будут другие вещи. Это когда человек сидит дома или на работе, и он может в течение месяца один-два раза войти в определенную систему, получить определённые знания, проверят эти знания у него, он наберёт определенное количество баллов – это все будет в его копилку. И когда он один раз в 5 лет придет на собеседование, он покажет, что он делал, а что не делал. Но это работа, которую нужно делать и мы уже будем сейчас иметь пилотные регионы, пилотные проекты.

М.ЯКИМЕНКО: Давайте сейчас мы прервемся на рекламу. А после я жду ваших смс-сообщений на наш портал +7-925-101-107-0, и также наш интернет-портал rusnovosti.ru, задать вопрос в прямой эфир. И я очень прошу вас не отключаться. После выпуска новостей получасовых будем принимать ваши звонки. Все, пока реклама. Президент Национальной медицинской палаты Леонид Михайлович Рошаль сегодня у нас в студии. Леонид Михайлович, вот вопрос, у нас еженедельная программа и на каждом эфире всплывает вопрос о так называемой оптимизации, которая сейчас происходит в медицине, и как раз таки говорят об оптимизации медицинского персонала и о том, что, например, нам пишут, что в поликлинике сокращают зарплаты и за счет этого сокращается персонал, как-то меняются ставки и так далее. Что с этим делать? Что такое оптимизация медицинского персонала и ваша палата занимается ли как-то именно, может, работоустройством?

Л.РОШАЛЬ: Я лично боюсь слова оптимизация. Потому что у нас под оптимизацией понимают сокращение.

М.ЯКИМЕНКО: Да.

Л.РОШАЛЬ: А сокращения бездумные. Оно не должно быть. Мы сейчас стараемся построить государственно-общественную форму управления профессиональной деятельностью. Мы сейчас с министерством здравоохранения России, Национальная медицинская палата заключила договор о сотрудничестве и в порядке этого договора мы сделали Координационный совет, в который входят представители минздрава и представители общественности. Т.е. на этом Координационном совете как раз все эти вопросы, которые касаются деятельности и жизни медицинских работников и будут обсуждаться. Что было в прошлом? В прошлом все приказы, законы не обсуждались с народом по-настоящему. Формально как будто бы на сайте обсуждались, т.е. вывешивались замечания, но реально их мало кто анализировал. И такого прямого контакта представителей гражданского общества с министерством не было. Вот сейчас мы такой контакт сделали. А если мы делали такой контакт, если мы будем помогать министерству здравоохранения - сегодня руководит профессионал – то, чего мы желали всегда.

М.ЯКИМЕНКО: Вы сейчас говорите про Скворцова про министра?

Л.РОШАЛЬ: Да. Будем помогать не принимать не популярные решения, или не продуманные решения – это очень хорошо, мы в этом плане подставляем плечо минздраву. Мы берем на себя определённую ответственность. Я думаю, это не прикрытие будет минздрава – вот у нас существует договор, вот все, что мы принимаем будет одновременно отвечать Национальная медицинская палата. Мы не боимся ответственности, мы говорим да. Если мы входим в какую-то комиссию минздрава, значит, будем нести так же ответственность, как минздрав за принимаемые решения.

М.ЯКИМЕНКО: Как раз вы сейчас отвечаете на вопрос Федора, который пишет на наш интернет-портал: «Леонид Михайлович. Вам не кажется, что пресловутая корпоративная солидарность медицинских работников превратилась в корпоративную солидарность чиновников, скрывающих за ней свои ошибки, а порой и преступления?»

Л.РОШАЛЬ: Нет. Поэтому Национальная медицинская палата настаивает на введении в стране независимой профессиональной экспертизы. Независимая профессиональная экспертиза – это слово боялись, когда мы работали над законом. И все говорили: «От кого независимая эта экспертиза?», - меня спрашивали чиновники. Я отвечал: «От вас независимая экспертиза». Сегодня мы опять ничего не выдумываем. В мире есть система, работающая система, независимой профессиональной экспертизы обезличенной, когда существуют специальные комиссии по разбору жалоб и для врачей и для пациентов. Руководит этой комиссией судья, у него в комиссии представители врачебной стороны, пациенткой стороны. Когда направляют документы, которые приходят к ним обезличено на экспертизу в различные регионы, получают ответы от этого, и много решают досудебно.

М.ЯКИМЕНКО: У нас пока такой нет системы?

Л.РОШАЛЬ: У нас такой системы нет.

М.ЯКИМЕНКО: Кого будем брать за образец, какую страну?

Л.РОШАЛЬ: Германию.

М.ЯКИМЕНКО: Германию?

Л.РОШАЛЬ: Германию. 27-28 числа мы проводим совет, расширенный совет Национальной медицинской палаты в Москве. Он будет проходить 2 дня. Первый день – мы отчитаемся о работе, покажем, что мы сделали конкретно, в каких направлениях работаем, поговорим, наконец, о концепции развития здравоохранения. Мы концепцию вместе с министерством будем делать. Это не планы, а концепция. Сначала делается концепция, а потом законы. У нас было сначала законы, а потом концепция. Концепцию мы возродим эту вещь. И во второй день мы будем обмениваться опытом работы. Надо показать, что сегодня уже могут сделать вот эти медицинские палаты, ассоциации. Очень интересно. Очень интересный опыт работы в Тюмени.

М.ЯКИМЕНКО: То есть, это будет всероссийский форум, где россияне будут между собой делиться опытом?

Л.РОШАЛЬ: Мы туда приглашаем не только тех, кто уже члены Медицинской палаты, но и те, которые еще не члены, чтобы они посмотрели реально, что может сделать Национальная медицинская палата. Кроме того, будет рассказ, отчет, обмен опытом из Новосибирска, из Смоленска, будут другие формы. И мы приглашаем зарубежных специалистов. Мы приглашаем специалистов из Литвы, где хорошо налажены вопросы последипломной подготовки, и мы приглашаем двух представителей немецкой палаты. Один из них будет рассказывать о системе контроля качества оказания медицинской помощи, а второй будет рассказать как раз об этих медицинских комиссиях – то, что сейчас уже есть там.

М.ЯКИМЕНКО: Ну что, сейчас придется немножечко прерваться нам на информационный выпуск. Еще раз напомню, у нас в студии Леонид Михайлович Рошаль. Я предлагаю не переключаться, оставайтесь с нами, все самое интересное будет сразу после новостей. В студии «Русской службы новостей» Леонид Михайлович Рошаль - президент Национальной медицинской палаты. Сегодня говорим вовсю о то, как общественность как-то пытается повлиять на чиновников в вопросах медицины. И смотрите. Уже посыпались вопросы на нас смс-портал. 52-й, например, пишет: «Палата, - обращается, видимо, к вам собирательно - прямо сейчас полным ходом идет реформирование госпиталя ВВС в Сокольниках. Уничтожили ценнейший коллектив», - пишет нас слушатель Закат. Кроме того, 96-й жалуется, что «во втором меде ликвидировали анатомию». Нет анатомии, видимо. Очень многие пишут о том, что сокращения, здесь не дочитали часов для студентов, здесь ликвидируют госпиталь, с роддомами и т.д.

Л.РОШАЛЬ: Вот военный госпиталь. Я очень рад, что министром стал Шойгу. Нормально. Прошлый министр фактически разрушил военную медицину. Он позакрывали госпитали, позакрывал училища. Это просто я считаю, что это не могу сказать слово преступление, но это граничащее, может быть, с тем ударом, который был нанесен. И сейчас Шойгу восстанавливает структуру медицинскую довольно активно.

М.ЯКИМЕНКО: Военно-медицинская академия в Санкт-Петербурге.

Л.РОШАЛЬ: Военно-воздушных госпиталь – я его знаю этот госпиталь. Мой отец был военным, он служил в военно-воздушных силах и он сам лежал в этом госпитале. Госпиталь ставил его на ноги, и много тысячи других. Понимаете, я более всего боюсь в здравоохранении слова рентабельность. Вот рентабельность – это не должно быть.

М.ЯКИМЕНКО: Как оптимизация.

Л.РОШАЛЬ: Впереди должен идти человек, его заботы, чтобы не были ущемлены, а потом рубль. Я хочу сказать, что эта школа, совет, который мы будем проводить 27-28 – фактически школа обучения. Поэтому приглашаем туда из других регионов, которые у нас работают в этом плане. И когда мы говорим о введении саморегулирования профессиональной деятельности, это фактически, когда мы сами медики занимаемся своими профессиональными делами – вот это важно, то, что сделано за рубежом. А это возможно только при создании единого общероссийского врачебно-медицинского сообщества. Я знаю, что есть такие, кто препятствует этому созданию, но думаю, что это надо. А почему это надо? Мы сейчас разработали социальный пакет. Мы показывали его президенту страны, даны рекомендации. Мы разговаривали с министром труда, что сегодня проблема кадров в здравоохранении – это катастрофа, - и педиатров, и не только, и анестезиологов, ревматологов. Нагрузки огромные совершенно. Мы разработали социальный пакет, который защитил бы в социальном плане медицинских работников. Они абсолютно незащищены. И он есть на сайте Национальной медицинской палаты, можно его прочитать.

М.ЯКИМЕНКО: То есть вы выступаете как профсоюз?

Л.РОШАЛЬ: Не профсоюз. Это сделано совместно с профсоюзом. Мы подставляем плечо профсоюзу в этом вопросе и в заработной плате. Скажите, пожалуйста, у вас рабочий день есть?

М.ЯКИМЕНКО: Да, ненормированный, как видите.

Л.РОШАЛЬ: Он ненормированный рабочий день, но все равно укладывается в какие-то рамки в соответствии с трудовым законодательством?

М.ЯКИМЕНКО: Иногда да.

Л.РОШАЛЬ: Или вы такие же, как медики?

М.ЯКИМЕНКО: Журналисты как врачи.

Л.РОШАЛЬ: Заставьте, допустим, в исполнительной власти где-то такое.

М.ЯКИМЕНКО: Где 8-часовой рабочий день.

Л.РОШАЛЬ: В 8 приходят, в 16 уходят.

М.ЯКИМЕНКО: Приемные часы – 1,5 часа в неделю и т.д.

Л.РОШАЛЬ: Вот такие вещи. И платят им зарплату, а нам говорят, что нет, вы будете работать в два раза больше, а будете получать такую же зарплату. Кто согласится с этим? Никто. А медики, оказывается, да, обязаны это делать. Потому что говорят вы медики, вы обязаны, у вас больные.

М.ЯКИМЕНКО: Клятва Гиппократа.

Л.РОШАЛЬ: Хорошо, если они работают больше нормы, например на участке 800 детей – это по закону, и он должен делать одно, второе, четвертое. Если его нагружают дополнительно работой, будьте любезны платить ему за это, если не 800 он ведет, а 1600.

М.ЯКИМЕНКО: В два раза больше.

Л.РОШАЛЬ: Это не справедливо по отношению к медицинскому сословию. Это необходимо оплачивать работу полностью ту, в которой есть переработки. И мы за это. Мы за то, чтобы заработная плата на участках в первичном звене, прежде всего, она не должна быть нищенская.

М.ЯКИМЕНКО: Вас слышат? Вы чувствуете себя услышанным?

Л.РОШАЛЬ: Я думаю да. Медленно, но слышат.

М.ЯКИМЕНКО: Ну, хорошо, тогда я предлагаю после рекламы, которая сейчас будет, послушать вас, слушателей. Звоните, задавайте вопросы по деятельности Национальной медицинской палаты. Если вдруг вы хотите узнать к кому обращаться, куда бежать, если вы медик и у вас есть какие-то вопросы, то, конечно, мы вас приветствуем, и пациентов – вы знаете, мы всегда вам рады. 788-107-0 – телефон прямого эфира. Наш смс-портал +7-925-101-107-0. Интернет-портал rusnovosti.ru – задать вопрос в прямой эфир. А сейчас короткая реклама на РСН. Близится время к концу, так быстро бежит. Леонид Михайлович Рошаль в нашей студии. Я предлагаю вам позадавать вопросы. Конечно, в первую очередь, если вас интересует Национальная медицинская палата. Поскольку Леонид Михайлович президент этой палаты и какие-то вопросы, наверняка, у вас возникли. 788-107-0. Алло, здравствуйте. Как вас зовут? Я знаю, что вы звоните из Санкт-Петербурга.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Юрий Григорьевич из Петербурга. Я предлагаю до посещения участкового врача проходить амбулаторную сдачу анализов по телефонной записи, чтобы при посещении врач имел картину состояния пациента. А сейчас за направлением надо приходить. Получается два визита, один впустую.

М.ЯКИМЕНКО: Вы врач или пациент?

СЛУШАТЕЛЬ: Я не врач. Я пенсионер, у которого большой жизненный опыт.

Л.РОШАЛЬ: Минуточку, подождите.

СЛУШАТЕЛЬ: В-вторых Рошаль присутствовал на совещании с президентом летом, когда задавали вопрос о зарплате девушка какая-то 3,5 тысячи что ли. Так вот, наш гарант ответил, что в среднем по стране или по здравоохранению зарплата 7 тыс., а нее 3,5. Так вот Рошаль молчал тогда или сказал.

Л.РОШАЛЬ: Нет.

М.ЯКИМЕНКО: Вы сказали как раз-таки.

Л.РОШАЛЬ: Вы извините, пожалуйста. Я отвечаю – Рошаль тот, который никогда не молчит, между прочим.

М.ЯКИМЕНКО: Да.

Л.РОШАЛЬ: И наоборот, ставит эти вопросы. Но там были несколько другие цифры. Были цифры около 15 тысяч, а последняя по России где-то 30-40 тысяч. Я против всегда цифр средних – это средняя температура. Когда я приезжаю в какое-то учреждение, мне говорят, что в среднем зарплата, допустим, 35, я на собрании прошу – поднимите, пожалуйста, руки, у кого заработная плата ниже, чем 35. И поднимает где-то около 70-80%. Я говорю так: а у кого ниже 25 – поднимает около 50%. А кого ниже и т.д. А у кого выше? Получается где-то 20%. Те же 30 можно получить среднюю, если 31 и 29, получается 30. А можно получить, допустим, 80 и 20 – тоже получается где-то 30. Нам важно, какое число врачей, медицинских сестер получают заработную плату ниже этой средней.

М.ЯКИМЕНКО: Ваша палата как-то мониторинг какой-то проводит зарплат?

Л.РОШАЛЬ: Этот мониторинг сейчас проводит министерство здравоохранения. Я еще раз говорю, наша задача повысить качество оказания помощи.

М.ЯКИМЕНКО: И соцзащиту.

Л.РОШАЛЬ: И соцзащиту. Чтобы сказать так очень четко, я считаю, что хороший врач в хлеву вылечит, а плохому и компьютерная томография не нужна. Правда, здесь один поправил: «Что же вы хотите, чтобы все врачи в хлеву работали?». Нет, я хочу, чтобы врачи работали в хороших условиях. Просто я показываю этим важность умений и знаний врачей в работе с конкретным человеком.

М.ЯКИМЕНКО: Именно квалификация врача важнее всего. 788-107-0. Алло, здравствуйте. Какой ваш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вот у меня единственный вопрос. Понимаете, у меня сахарный диабет. Балашиха. Практически нет лекарств. Понимаете. Когда поднимут вопрос о льготных лекарствах? Когда-нибудь его поднимут где-нибудь или нет?

М.ЯКИМЕНКО: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей.

М.ЯКИМЕНКО: Хорошо, Сергей, спасибо. Вот вопрос от Сергея. Лекарства. Кстати, нам пишут о том, что вчера по телевизору была какая-то программа потом, что 50% лекарств в аптеке фальсифицированы. То есть проблема лекарств стоит остро. Л.РОШАЛЬ: Я думаю, один из важнейших вопросов сегодня – проблема лекарств. Им занимается Медведев конкретно лекарства, Ольга Викторовна Голодец занимается лекарствами, минздрав занимается лекарствами. Это очень сложнейшая проблема, социально сложнейшая проблема. И я думаю, все же будут найдены пути, каким образом сделать так, чтобы в России было нормально. Вот мы когда-то написали такую программу «Здоровая нация». И она была обсуждена. Где говорили о том, что есть социальные болезни, социально значимые болезни, где лекарства не могут столько стоить, сколько они стоят. Гипертонические болезни, при сахарном диабете и т.д. Потому что мы людей получаем инвалидов, и потом на них гораздо больше денег тратим, если мы не будем лечить их нормально. И должны быть скидки на эти лекарства 50-70% дотации со стороны государства. Но как только мы говорим о дотации государства, это упирается в министерство финансов. А министерство финансов говорит, что мы не будем увеличивать доли здравоохранения во внутреннем валовом продукте, которые есть – это в два раза ниже, чем за рубежом. Я говорю даже не в массе денежной по отношению к евро, а говорю даже в процентах. Там где-то 7-8 – до 10%. И мало того, мы планируем перспективно уменьшение доли до 2,8%. Это я считаю, не только я считаю, все здравомыслящие считают это абсолютно невозможным. Это будет социальный бунт, просто социальный бунт. И мы это должны понимать. И все же, при сегодняшней сложнейшей ситуации в экономике, самое последнее экономить на здоровье.

М.ЯКИМЕНКО: Да. Я с вами согласна. Я надеюсь, что вы тоже с нами согласны. 788-107-0. Алло, здравствуйте, ваш вопрос. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Сергей. Леонид Михайлович, вот такой вопрос. Может ли Национальная медицинская палата внести свой вклад в пропаганду трезвого образа жизни, об ограничении доступа россиян к алкоголю. У нас 700 тыс. бездарно гибнет от алкоголя, коверкается здоровье, убытки миллиардные. На рубль дохода 7 рублей убытков.

М.ЯКИМЕНКО: Спасибо большое.

Л.РОШАЛЬ: Это точно совершенно. Потому что в той же программе «Здоровая нация» - вы прочтите, пожалуйста, ее – мы писали об этом тоже, это нужно. А практический наш вклад был сейчас в ограничении курения. Вот этот закон, который был принят по курению, в дискуссии на стороне тех, кто выступал против курения была Национальная медицинская палата.

М.ЯКИМЕНКО: Результаты уже есть какие-то?

Л.РОШАЛЬ: Конечно, есть. Закон принят об ограничении курения. Правда, сейчас пытаются уже внести какие-то поправки мелкие. Давайте разрешим курить в аэропортах, давайте разрешим курить еще где-то, я думаю, лобби очень мощное. Или у тех безвольных, которые не могут бросить курить. Еще раз говорю курить не могут бросить только те, у кого нет силы воли. Все.

М.ЯКИМЕНКО: Ее надо развивать?

Л.РОШАЛЬ: Не развивать, надо просто бросать и все.

М.ЯКИМЕНКО: Отличный мне кажется совет от президента Национальной медицинской палаты. Это Леонид Михайлович дал такой совет. Бросайте курить. Сейчас мы скоро уйдем на рекламу, буквально через несколько секунд. Напомню наш телефон 788-107-0, код 495, смс-портал +7925-101-107-0, и, конечно, сайт rusnovosti.ru задать вопрос в прямой эфир. «Медицинский форум». Леонид Михайлович Рошаль в гостях – президент Национальной медицинской палаты. И как раз сейчас в перерыве мы говорили о том, что нас слушает Санкт-Петербург. И Леонид Михайлович что-то хотел рассказать именно про Петербургскую палату. Как раз пока от нас не отключились петербуржцы, давайте к ним обратимся.

Л.РОШАЛЬ: Я совершенно неожиданно узнал, что «Русскую службу новостей» слушают в Санкт-Петербурге. С Санкт-Петербургом очень интересная история получается: или кому-то не нужно, или как-то делается, - разделяют врачебное сообщество. Дело в том, что 1,5 года назад в Санкт-Петербурге прошел актив медицинских работников, на котором присутствовали около 4 тыс. медицинских работников. Среди них и большое число врачей было. Единогласно практически все проголосовали за создание в Санкт-Петербурге единой медицинской ассоциации, палаты врачей – как вы хотите это называйте. Мало того, на демократических основах был создан оргкомитет по созданию этой палаты, для того, чтобы провести учредительный съезд этой палаты. Но потом административным ресурсом это было. Они упирают на то, что кому-то не нравится один руководитель, другому не нравится другой руководитель со своими взглядами. Но я говорю, очень важно, когда медицинское сообщество собирается в одном месте, когда претенденты встают и говорят о своих планах. Программах. И вот кого медицинское сообщество врачебное выберет, тот и будет. Народ ведь у нас не дурак. Не надо вмешиваться, шизофреники там не пройдут. Важно, чтобы действенный человек, который работает, понимает, который имеет опыт, который пользуется уважением у врачебного сообщества, а не навязанной ему кем-то, и который будет работать одновременно с исполнительной властью, что чрезвычайно важно, как делает сейчас Национальная медицинская палата с министерством здравоохранения, и находит общий язык, и подставляет плечо, многие вопросы были бы в Санкт-Петербурге решены. Это было уже два разговора или три с Полтавченко, который мне нравится. Он дал четкие распоряжения по этому поводу. Ну почему-то все это медленно делается.

М.ЯКИМЕНКО: Будем надеяться, что все получится.

Л.РОШАЛЬ: Если Санкт-Петербург хочет иметь в будущем хорошую медицину, он должен иметь единую врачебную палату Санкт-Петербурга. Можно ее называть ассоциацией – не важно. Но она должна быть и должна работать в практическом плане. Я говорю, приезжайте на заседание совета, послушайте, что делается сегодня реального в тех регионах, где эти палаты существуют. Поезжайте в Смоленск, довольно руководство региона, правительство региона, министерство довольно региона, и общественность региона довольна деятельностью медицинской палаты в Смоленске. Это же в общую копилку. Что вы все время делите? Работайте вместе.

М.ЯКИМЕНКО: Леонид Михайлович, вопрос приходит на нас смс-портал. 75-й задает вопрос про «закон Димы Яковлева». Уже прошел год. Приняли закон. Тогда мы бушевали все, как-то выясняли, в обществе поднялся вопрос, именно этот закон обсуждали. Можно подвести итоги?

Л.РОШАЛЬ: Нет, я не могу подвести итоги, потому что я итогов не знаю просто.

М.ЯКИМЕНКО: Я поняла. Хорошо. Тогда давайте еще попринимаем вопросы. Закат пишет, что «только что звонили врачей из госпиталя, о котором мы говорили ВВС, просят вас о помощи. А те, кто еще остался, сообщите Шойгу», - говорит Закат. Давайте попробуем. 788-107-0. Алло, здравствуйте, ваш вопрос.

Л.РОШАЛЬ: Нет, сами сообщите Шойгу.

М.ЯКИМЕНКО: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Николай. Орловская область.

М.ЯКИМЕНКО: Да, Николай.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос можно?

М.ЯКИМЕНКО: Конечно, задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Леонид Михайлович, скажите, пожалуйста, каково ваше отношение к дистанционной торговле товарами для здоровья и различными медицинскими приборчиками, которые усиленно рекламируют?

М.ЯКИМЕНКО: Спасибо.

Л.РОШАЛЬ: Во-первых, я очень рад, что получил звонок из Орловской области. Говорят, только Москва.

М.ЯКИМЕНКО: Нас много кто слушает.

Л.РОШАЛЬ: Это во-первых, потому что Орловская область для меня очень родная. Я родился в Ливнах. Я знаю, кстати, там тоже надо активизировать создание и работу медицинской палаты. В целом неконтролируемая реклама, да, отрицательно мое отношение.

М.ЯКИМЕНКО: Спасибо большое. На этой ноте мы прощаемся с Петербургом. Радио РСН. У нас в гостях Леонид Михайлович Рошаль. Предлагаю дальше принимать ваши звонки. 788-107-0. Алло, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

М.ЯКИМЕНКО: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Зоя. Медицинский работник.

М.ЯКИМЕНКО: Ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Я к Леониду Михайловичу хотела обратиться, узнать по поводу концепции организации работы узких специалистов. Как планируется организовать работу узких специалистов? Их тоже сейчас не хватает.

М.ЯКИМЕНКО: В поликлиниках?

СЛУШАТЕЛЬ: В поликлиниках, обычных врачи в поликлиниках.

Л.РОШАЛЬ: А я вам скажу. Когда делалась программа «Здоровье» и когда Путин прибавил по 10 тысяч всем участковым врачам, было предположение одновременно прибавить заработную плату и узким специалистам поликлиник. Но тогда этого не было сделано. И мы получили большой недостаток этих специалистов. Сейчас постепенно этот вопрос улучшается. Но все равно необходимо иметь государственную программу, как мы будем выходить из этого состояния. Катастрофа я еще раз говорю с кадрами. Здравоохранение наше может вообще упасть, если мы кардинально не посмотрим на этот вопрос. Ведь были сделаны попытки, чтобы привлечь молодых специалистов на село. Да, Путин миллион каждому новому дает, плюс где-то квартиры дает.

М.ЯКИМЕНКО: Это пользуется популярностью? Едут люди, специалисты?

Л.РОШАЛЬ: Едут, конечно. В Нижнем Новгороде машину еще дают доктору, только поезжай. Это работает, но не работает достаточно. И мы не сможем полностью решить вопрос. Вот посмотрите, у меня есть такая справка. В Мурманской области было в прошлом году 75 пришло в интернатуру, а в этом году уже только 54.

М.ЯКИМЕНКО: Леонид Михайлович, у нас, к сожалению, время совсем…

Л.РОШАЛЬ: Кадрами врачи укомплектованы только на 50-60%. Нужно вводить распределение выпускников, которые обучаются за государственный счет.

М.ЯКИМЕНКО: Я поняла. Спасибо вам большое. Был «Медицинский форум». У нас в гостях Леонид Михайлович Рошаль. Всего вас доброго.

 


 

источник :  www.rusnovosti.ru

вернуться в раздел новостей