§

Новости

Здоровье по сходной цене
01 Октября 2013 г.

Бюджет на 2014–2016 годы предполагает дальнейшее ограничение расходов на медицину. Значит, за здоровье платить будем мы сами.

 

На словах в России улучшается качество и расширяется доступ к медицинским услугам, на деле государство закрывает больницы и сокращает расходы на здравоохранение. Недавний скандал с отменой Минздравом приказа главврача одной из станций «Скорой помощи», разрешавшей врачам не госпитализировать пациентов даже с явными показаниями к этому, – свидетельство этого процесса. Врачи и чиновники от медицины изворачиваются как могут, чтобы сократить расходы, а значит – и доступ к медпомощи. Причем, если бы не скандал в блогосфере и реакция прессы, антигуманный и противозаконный приказ, отказывающий в госпитализации, продолжал бы действовать. И что-то подсказывает, что его рано или поздно восстановят. Ибо такова тенденция – заставлять людей платить за здоровье все больше, при этом давать все меньше. Путь тупиковый. Поскольку, как известно, здоровье за деньги не купишь. При этом ни в коем случае нельзя допустить, чтобы люди окончательно уверились, что их лишают самого главного в жизни. И что это делается по воле высшей власти. Можно, конечно, обвинить автора статьи в подрыве основ и непатриотизме, но от этого проблема, которая в общем плане очевидна для 90 процентов населения России, не решится. Врачи скорой помощи ведь издали такой приказ не от хорошей жизни. Возможно, и потому, что им не хватает бюджетных средств, а также потому, что, например, в столичном регионе ликвидируются «бесплатные» койко-места в больницах, часть из которых передается коммерческим лечебным заведениям. Куда госпитализировать-то?

За последнее время закрылись или вот-вот закроются клинические больницы № 59, № 60, № 63, больницы № 45 и № 47. Ходят слухи о закрытии ГКБ № 11. Глазной центр при Морозовской детской больнице, рассчитанный на 70 койко-мест, был реорганизован в платный центр сестринского ухода за пожилыми людьми, а 6-й родильный дом им. Абрикосовой в ближайшие месяцы будет реорганизован в платный перинатальный центр. Уже снесены здания двух детских инфекционных больниц, закрытых в сентябре прошлого года, – № 8 в Хамовниках и № 12 в районе метро «Белорусская», причем на их месте планируется возвести гостиницы. Руководители столичного здравоохранения объясняют это избытком бесплатных койко-мест. Медперсонал и средства, высвобождающиеся в результате закрытия, планируется направить в поликлиники. Однако в поликлиническом звене – такой же процесс, идет «оптимизация». Но дело не в позиции столичных чиновников. Москва – отнюдь не исключение, она, что называется, в тренде, определяемом сверху. По пять больниц было закрыто в течение прошлого года в Кировской и Тульской областях, по три – в Оренбургской и Рязанской. Такая же история происходит и в других регионах.
Ну хорошо, предположим, у государства нет денег на медицину. Пусть это объективная реальность, мы готовы с этим согласиться. Но тогда надо об этом четко заявить и указать желающим остаться здоровым и живым путь к выживанию. Найти какие-то внятные пути к выходу из очевидного кризиса. Налицо же бессистемность, безответственность и противоречие между словами и делами.

Например, при систематическом сокращении доступа к «бесплатной медицине» и очевидном курсе государства на коммерциализацию здравоохранения было бы, наверное, разумным и логичным пойти на такой маленький шаг: возвращать налоги тем, кто полностью отказывается от государственной медицины, приобретая полис добровольного медицинского страхования. Тогда они могли бы эти деньги использовать на прямую оплату своего лечения, то есть объединить ДМС и ОМС. Эта идея лежит на поверхности, и не раз обсуждалась. Уже немалый слой людей ежегодно покупают страховые медицинские полисы и таким образом обеспечивают себя медицинским облуживанием в коммерческих учреждениях. При этом эти же люди платят налоги, часть из которых идет на поддержание так называемой бесплатной медицины, но ею не пользуются. Плюс за этих людей платит работодатель.

Есть и другие пути «оптимизации». Например, отказ от так называемой ведомственной медицины, где часто также за государственный счет лечатся определенные категории граждан, чаще чиновники, и передача этих лечебных заведений в «общую» медицину. Кстати, в праве на бесплатную медпомощь у нас отказано врачам.

Эффект может дать и прямая экономия на чиновниках от медицины. Запрет на покупки дорогостоящей мебели и автомашин. Или вот, к примеру, отказ от переформатирования сайта министерства, на что выделено аж 25 млн рублей – в разы больше, чем это стоит реально. Можно, конечно, сказать чиновникам. Хотите ездить на персональных машинах, иметь красивый интернет-портал – сначала обеспечьте нормальную медицинскую помощь для населения. Или платите за все блага жизни – и за лечение тоже – из своего кармана. Но это уже вообще из области фантастики.

Несмотря на громкие заверения о развитии отечественной медицины, лишь 44 млн российских граждан обеспечены бюджетными средствами для получения куцых госгарантий медпомощи. Лишь 12 субъектов РФ имеют бездефицитный бюджет на медицину. У остальных дефицит. Причем есть регионы, где в бюджетах дыры, – по 50 и более процентов. Об этой проблеме говорил 30 июля на президиуме Госсовета президент Владимир Путин, заявив, что общий дефицит средств превышает 120 млрд рублей. И ситуация с тех пор не улучшилась. Наоборот, бюджет и дальше урезает расходы на медицину.

Согласно недавно опубликованному исследованию Всемирного банка, по общим расходам на здравоохранение Россия уступает не только странам Европы, но и Центральной Азии со сравнимым уровнем дохода на душу населения. Разница в расходах от ВВП составляет 2–3%. А вот по уровню расходов населения на услуги здравоохранения и лекарства Россия, наоборот, оказалась лидером, опередив на 3–4% соседей. Причем, что характерно, объем государственных и частных расходов на здравоохранение – медицинские услуги, услуги планирования семьи, экстренной помощи – за прошедшие 18 лет в России практически не изменился. Лишь в 1997 году он приближался к 7,5% ВВП, а к 2010 году вновь оказался на уровне 5 процентов. С 1995 года по 2010 год доля текущих и капитальных расходов федерального и местных бюджетов в общих расходах на здравоохранение снизилась с 77% до 60%. В начале 2000-х она опускалась еще ниже. При этом расходы правительства на здравоохранение в середине 90-х составляли около 9% в общих государственных расходах, а к 1997 году увеличились до 14%. К 2010 году уровень вновь опустился – до 8%. Зачем нам медицина, если мы делаем ракеты?
Таким образом, громкие заявления о заботе о здоровье нации не имеют под собой реальной почвы. Главная задача – сэкономить на медицине, и она успешно выполняется.

Председатель Комитета Госдумы по охране здоровья Сергей КАЛАШНИКОВ:
– Жаркие баталии предстоят в Госдуме по поводу бюджета Фонда медицинского страхования и бюджета на 2014–2016 годы в части медицинских расходов, которые резко сокращаются. Перекладывание части функций по охране здоровья с федерального на региональные и местные бюджеты также оптимизма не вселяют. Что будет в результате, я сказать не берусь, но члены профильного комитета Госдумы настроены по-боевому и намерены не допустить хотя бы резкого падения финансирования здравоохранения.
Минздрав уже два года говорит о законе о лекарственном страховании. Ведь во многих странах необходимые для лечения препараты оплачивает страховка. Есть экспертные наработки. Но ведь мало принять закон, необходимо наладить систему. Но то обстоятельство, что за двадцать лет не создана система страховой медицины, не внушает оптимизма и по поводу лекарств. Пока еще нет даже концепции закона, которую должно выработать Министерство здравоохранения. Но, на мой взгляд, таким законом проблему не решить, ибо страхование не работает для бедного населения, оно применимо для среднего класса. Но эту проблему, безусловно, надо решать, ибо невозможно дальше спокойно смотреть на то, во что превращается наше здравоохранение без доступности к современным лекарственным формам. Если сегодня народу сказать, что его лечат лекарствами, которые давно уже нигде не употребляются, народ же обидится. Но это именно так и есть.

В зимнюю сессию мы планируем пробить идею отказа от платных услуг в государственных учреждениях. Опыт показал, что введение платных услуг привело к резкому ухудшению качества и снижению доступности медицинской помощи в государственных структурах. Мухи отдельно, котлеты должны быть отдельно. Сделать это будет очень трудно, но мы попробуем. Проще всего сказать медучреждениям – содержите себя сами. Но это тупиковый путь. Тогда мы должны будем заявить: переводим здравоохранение полностью на платную основу, никакой бесплатной помощи. Но это невозможно. Статья Конституции о бесплатности и доступности медпомощи должна реализовываться.

В профильном Комитете Госдумы работают профессионалы, врачи. Они знают проблемы, как их решать. Но не от нас все зависит. И я сейчас не вижу органа в России, который был бы не просто озабочен ухудшающимся положением в медицине, но и что-то делал для улучшения. Я ничего плохого не могу сказать по поводу Минздрава, министра. Она действительно как рыба об лед бьется. Но уж очень трудно в этой структуре правительства надеяться, что здравоохранению станет лучше. Я много видел кабинетов министров и могу сказать: более слабого правительства в новейшей истории России не было. Правительство Виктора Черномырдина – это гиганты, колоссы по сравнению с теми, кто сейчас. Что касается здравоохранения, то можно сказать, что правительство бездействует. Ни предложений, ни идей… Взять хотя бы проблему медицинского обслуживания мигрантов, в том числе нелегальных. Роддома Москвы забиты приезжими из других государств, которые получают медпомощь за счет российского бюджета. Надо же здесь навести порядок. Но ничего не делается даже в таком элементарном деле. У нас нет даже закона о пограничном санитарном контроле. И нет никаких предложений от правительства. А проблема миграционного контроля – это уровень правительства, которое должно решать этот вопрос комплексно. Вы упомянули идею совмещения ДМС и ОМС. Это давно обсуждается, лежит на поверхности. И, возможно, в том или ином виде для облегчения доступа к медуслугам хотя бы тем, кто готов платить. Но, как и в других вопросах, здесь ничего не делается.

Что касается расходов на здравоохранение, то в соответствии с проектом бюджета мы снижаем их в будущем году до 3,4 процента ВВП, по сравнению с 3,7 в 2013 году и 3,9 в 2011 году. Но это тоже лукавая цифра, реальные расходы могут быть ниже. В этих затратах большую часть составляют расходы на содержание зданий, учреждений. Как говорится, надежда умирает последней…

 


 

источник :  http://www.tribuna.ru

вернуться в раздел новостей